10 научных разъяснений нашего странноватого поведения

    Люди проделывают странноватые вещи. Время от времени мы даже и не подозреваем об фолиант, что наше поведение странноватое, пока что и не задумываемся о этом. Тогда и совсем логичным образом появляются вопросцы, дескать, посему мы это же делаем. Анализируя нас, ученые отыскали ряд разъяснений неким из наших самых странноватых поступков, в большинстве случаев неосознанных.

    10 научных разъяснений нашего странноватого поведения

    Содержание

    • 1 Неуж-то эдак мудрено поменять рулон туалетной бумаги?
    • 2 Кусать все милое
    • 3 Курьезно, когда смеяться нельзя
    • 4 Восхищение психопатами
    • 5 Делаем общий вид, что знаем все
    • 6 Плач
    • 7 Вздрагиваем, когда засыпаем
    • 8 Сплетни
    • 9 Возлюбленная к печальным фильмам
    • 10 Посему мы считаем молчание неудобным?

    Неуж-то эдак мудрено поменять рулон туалетной бумаги?

    10 научных разъяснений нашего странноватого поведения

    В перечне самых тяжело осуществимых вещей, подмена рулона туалетной бумаги присутствует кое-где в самом финале. Все же, по каким-то причинам, почти все из нас с трудом выделяют время, дабы сделать это же. Посему? Причина нашей совершенной неспособности поменять этот злосчастный рулон, по воззрению психологов из Нью-Йоркского вуза, на деле заключается и не в лени, а уж в фолиант, что подмена рулона ну вконец ничуть и не провоцирует не вдохновляет к воздействию не дает почти никакой внутренней заслуги (за исключением устранения последствий ублажения естественных потребностей).

    Похожие деяния, вроде выноса спама либо мытья посуды, в одинаковой мере скучноватые и ничем и не мотивирующие, однако они хотя бы предлагают нам энное ублажение от сохранения вещей в чистоте и без насекомых. Впору выброшенные втулки от туалетной бумаги, заправленный рулончик в коробку — все это же ладно, однако что с тамошнего?

    Психологи Эдвард Деци и Ричард Райан говорят, что для тамошнего, дабы замотивировать человека на хоть какое-нибудь воздействие, задачка обязана отвечать трем психическим нуждам: компетентности, самостоятельности и родственности. Рутина обязана быть довольно сложноватой, дабы мы ощущали собственную компетентность, выполняя ее. А также она обязана вызывать в нас ощущение конкретного контроля тамошнего, что мы делаем. И она обязана пробуждать чувство укрепления наших взаимоотношений с теми самыми, кто нам близок. А также это же понятно как только теория самоопределения. Подмена рулончика лишь только ли соответствует всем трем аспектам. Единственное, что она может малость повысить — чувство родственности, дескать, «мы все живем в этом жилом доме и означает обязаны делить рутинные дела» ради семьи.

    Таким макаром, ежели для вас надо определить жена либо мужу, кои будут всегда поменять туалетный рулончик либо делать остальные очень рутинные деяния, задачка очевидно и не из несложных. Уверить них, что хотя исполнение этих заданий и не просит особенных познаний, оно совсем и не выполняет вас «рабом», востребует конкретного владения языком. Выходит, «тебе что, тяжело, что ли» преобразуется в «да, трудно».

    Кусать все милое

    10 научных разъяснений нашего странноватого поведения

    Каждый раз, когда рядом оказывается подросток, кто-то безизбежно разговаривает (этаким милым гадким голосом гораздо), дескать, «сейчас кого-либо укушу» либо «съем пальчики твои», ну либо другую часть туловища. Похожие дискуссии происходят при встрече с щенками, и почти все из вас вспомянут, что пробовали укусить щеночка либо котеночка за лапку. В чем дело? Посему у нас существуют мечтание кусать эти милые вещи, пусть и в шуточку?

    Ученые выдвигают две теории, объясняющие это же явление. Первая состоит в том, что наши «провода», отвечающие за наслаждение, переплетаются в головном мозге. Когда люди (в особенности дамы) чуют аромат новорожденного, они приобретают прилив дофамина, подобного тамошнему, когда мы пробуем смачное блюдо. Существуют воззрение, что мы связываем милоту с сиим вызывающим дофамин ощущением, которое припоминает нам об пище. Эта накладка в здравом интеллекте и подкладывает нам инстинктивное мечтание засовывать милые вещи в рот.

    Альтернативное потенциальное разъяснение в фолиант, что все это же часть игры с покусываниями, которую делят почти все млекопитающие и которая является частью нашего звериного поведения. Почти все звери проделывают общий вид, что кусают, грызут, жуют, хватают и подбрасывают в дружеской, игривой манере. И не вконец известно, производится это же для улучшения боевых способностей, двигательных способностей либо ординарно для утехи, однако этакое поведение почаще проявляется меж миролюбиво настроенными союзниками. Требуется не мало доверия, дабы дозволить кому-то укусить твою руку. Выходит, игра в покусаки употребляется для укрепления соц связей и может растолковать, посему мы делаем это же безотчетно, когда ощущаем чувственную близость к чему-то милому.

    Курьезно, когда смеяться нельзя

    10 научных разъяснений нашего странноватого поведения

    Большая часть из нас виноваты в фолиант, что смеются в нежелательное время в нежелательном месте, к примеру, когда-то кто-то ниспадает и ему же больно либо когда получает дрянные анонсы. И хотя мы знаем, что нет ничего развеселого в погибели бабушки либо когда директор школы ведет торжественную речь перед актовым залом, почти все ловили себя (в особенности в детстве) на попытках сдержать сумасшедшие приступы хохота. Хохот в этаких ситуациях и не одобряется соц эталонами, однако, судя по всему, достаточно всераспространен, и этому существуют отменная причина.

    Когда мы смеемся в праздничной мебелировке, это же вконец и не означает, что мы бессердечны либо и не уважаем происходящее. Это же быстрее признак тамошнего, что мы переживаем обстоятельный чувственный стресс и наше тело употребляет хохот как только метод заснять ощущение дискомфорта либо напряженности. Определенно эдак же хохот при образе чьего-то падения либо ранения числится эволюционной функцией, которая дозволяет племени познать, что хотя человек немного ранен либо нанес самому себе несложные увечья, нешуточных поводов для волнения и беспокойства нет, и «до женитьбы заживет».

    Хохот в общем и целом изредка является ответом на что-то забавное по всем канонам. Невролог Софи Скотт поясняет, что почаще хохот употребляется как только способ для соц связей — чтобы люди знали, что нравятся нам, что мы соглашаемся с ними, находимся в одной группе. Зная это же, вконец необязательно ощущать себя монстром, издавая смешок, когда сосед ведает, как только удирал от вашей собаки. Может быть, вы чувствуете себя неудобно и подсознательно пытаетесь объединиться с ним в неудобной ситуации.

    Восхищение психопатами

    10 научных разъяснений нашего странноватого поведения

    Здоровая часть населения испытывает восхищение всякой жутью и в особенности психопатами. Анонсы частенько докладывают об поступках сумасшедших психов, и по неким причинам люди довольствуются этими новинками, время от времени даже преднамеренно отыскивают об их информацию. Что этакий энтузиазм к больным персонам может поведать об нас как только об людях? Существуют три главных теории, кои умеют растолковать это же пристрастие.

    Первая мысль состоит в том, что общий вид либо слухи об психах дозволяют нам временно выйти из шкуры законопослушных людей и закраться в шкуру кого-либо, кто задумывается лишь об самому себе. Он и не выполняет многого из тамошнего, что мы делаем на повседневной базе: и не хлопочет об остальных, и не старается яизвестия себя ладно. Представление себя как только этакий персоны (даже безотчетно) временно высвобождает нас от любых кандалов и обязанностей, и не причиняя особенного ущерба.

    С альтернативный стороны, судебный психолог Рейд Мелой разговаривает, что психопаты — это собственного рода хищники, и взаимосвязь с ними сочетает нас с нашими извечными критериями, когда мы были сразу и хищником, и жертвой. Развлечение себя рассказами об хищниках во всем мире граждан дозволяет нам связать себя с первобытным зверям миром, и не испытывая настоящую угрозу природного мира.

    В конце концов, психиатр и доктор Гарвардского вуза Рон Схоутен разговаривает, что наше желание к психопатам похоже на желание к фильмам ужасов либо южноамериканским горкам. Время от времени мы ординарно желаем быть напуганными, и рассказы об психопатах-убийцах точно предлагают нам разыскиваемое. Ужас вызывает прилив нейротрансмиттеров, включая дофамин, кои предлагают нам чувство наслаждения. В веселительной среде, где нет настоящей угрозы, наш ужас и не продолжается особо длительно. На гребне вызванного дофамином наслаждения, мы привычно покидаем театр либо выключаем телек с ощущением ублажения и справедливости (зависимо от тамошнего, как только завершился кинофильм). Фактически, этот тип наслаждения принуждает нас ворачиваться к нему.

    Делаем общий вид, что знаем все

    10 научных разъяснений нашего странноватого поведения

    Почти все из нас наверное оказывались в ситуации, когда кто-то случаем спрашивает: «Эй, а уж вы слышали об том-то и об том-то?». Практически и не задумываясь, мы отвечаем «да», даже ежели на то, дабы обмозговать произнесенное, по-хорошему обязано уйти время, а уж опосля осознаем, что практически и не знаем ничего об фолиант, что нам сообщили. Определенно эдак же некие люди проделывают общий вид, что ладно ознакомлены об тематике разговора, хотя на деле ничего и не знают. Вне зависимости от тамошнего, желаем ли мы все аристократию либо делаем это же случаем, ученые рассказывают, что существуют разъяснение этому необычному поведению.

    Корнелльский доктор Дэвид Даннинг обследовал эту психическую закавыку и полагает, что большая часть граждан лгут в этаких вариантах ради комфорта либо дабы подтвердить собственную идентичность, персона. Он разговаривает, что почти все из нас и не имеют максимально точного осознания тамошнего, что мы делаем либо чего же и не знаем, и умеют неосознанно подделывать познания. Происходит это же одномоментно, когда кто-то спрашивает, знаем ли мы об кое-чем, наши мозги начинают соединять, полагать и изобретать разъяснения вещей. В этот момент мы можем сообщить, что знаем что-то (хотя на деле нет), частично поэтому, что и не желаем запорашивать человека вопросцами и раздувать беседу, а уж частично поэтому, что наши мозги рассказывают, что мы что-то да знаем по тематике. Короче, это же ощущение познания все больше является чувством, что наши мозги пролистывают чертоги памяти и приходят к уверенным выводам.

    Вобщем, существуют и поболее явная причина: люди говорят, что знают, так как им же нравится и охото ощущать себя всезнайками. Однако посему?

    Невролог Роберт Бертон поясняет, что наше сообщество прославляет познание и что быть ознакомленным об кое-чем — означает иметь надлежащий соц статус. Быть этаким «всезнайкой» — это же собственного рода пристрастие. По большому счету, когда мы даем верный ответ на вопросец либо играем в азартные игры, активизируется одна и тамошняя же область головного мозга, снабжающая нас дофамином. Выходит, от привычки все аристократию максимально тяжело отрешиться. Потому-то и в школе выскочек хотя не обожают, перевоспитать них тоже мудрено. Феномен.

    Плач

    10 научных разъяснений нашего странноватого поведения

    Плач кажется нам достаточно неиндивидуальным опытом, и ничего странноватого в нем, на первый взор, нет. Однако ежели тормознуть и поразмыслить об фолиант, что происходит — соленая вода капает из наших очей в чувственные моменты — он появится малость странноватым. Что общего у слез, очей и чувств?

    Одна из самых фаворитных теорий, объясняющих человечий плач, выдвинута голландским психологом Эдом Вингерхетсом. Он утверждает, что плач — это же по наибольшей части соц символ, эволюционными корнями уходящий в сигнал бедствия. Большая часть малолетних зверях издают облики сигнала бедствия, дабы позвать остальных для помощи. Числится, что плач появился как только метод выразить бедствие (при помощи слез), и не подавая привлекающий хищников вопль либо альтернативный шум. Хотя у малышей плач привычно максимально звучный, взрослые почаще рыдают тихо, изобильно истекая слезами. Эволюционно это же возможно прибыльно, так как альтернативному пенису племени довольно легко посмотреть на плачущего, дабы узреть, что он в неудаче. Что броско, люди — один-единственный общий вид, который выпускает чувственные слезы. Большая часть остальных зверях прекращают издавать сигналы бедствия по достижении спелого возраста.

    Добавочные подтверждения тамошнего, что плач мог появиться как только ответ на угрозу либо бедствие в фолиант, что он ишачит в купе с нашей симпатической нервной системой (либо системой «бей либо беги»). В дополнение к слезам, плач ускоряет частоту задушевных сокращений, повышается потливость и замедляется дыхание. Чувственные слезы а также содержат природное болеутоляющее, лейцин-энкефалин, которое может отчасти растолковать, посему мы ощущаем себя предпочтительнее, ежели поплачемся.

    Итак, хотя сейчас люди рыдают даже во время безвредных мокрых кинофильмов, вначале это же воздействие могло быть алгоритмом защиты.

    Вздрагиваем, когда засыпаем

    10 научных разъяснений нашего странноватого поведения

    Практически 70% граждан время от времени дергаются либо совершают невольный рывок, «гипнотический рывок» (хотя все его именуют по-разному), когда запорашивают. Явно, хотя это же поведение проявляется нечасто, ему же обязано быть разъяснение. К огорчению, ученые перед началом финала и не убеждены, посему мы испытываем эти спазмы, однако существуют ряд грамотных теорий.

    Некие ученые полагают, что это же ординарно произвольная реакция, которая происходит, когда наши нервишки осекаются, переходя от внимательности ко сну. Дело в фолиант, что наши туловища и не владеют конкретным выключателем, где «вкл» — это же бодрячок, а уж «выкл» — сон. Заместо сего мы мал-помалу перебегаем от состояния, когда в полную силу ишачит ретикулярная система (рулевая базисными физиологическими действиями), к состоянию, когда активна вентролатеральная система (когда руководит циклами сна и сном). Мы можем пребывать посреди меж двумя состояниями, мал-помалу засыпая, и это же пребывание сопряжено с конкретными накладками обоих состояний. Время от времени нервная система предлагает осечку и высылает сигнал в крайние секунды бодрствования.

    Альтернативные полагают, что это же эволюционная отдача, оставшаяся от наших дней, когда мы жили на деревьях, и что эти рывки — рефлекс приматов, который задерживал них от лишней расслабленности не давал упасть с ветвей.

    Альтернативные типы спазмов во время засыпания и не сопряжены с гипнотическим скачком. Сон, в каком вы падаете, к примеру, может вызвать рывок — и это же роскошный пример тамошнего, как только головной мозг смешивает состояние сна и настоящую жизнь.

    Сплетни

    10 научных разъяснений нашего странноватого поведения

    Дамы привычно числятся крупными сплетницами, ежели выбирать из двух полов, однако мужики тоже несут долю ответственности в этом соц злодеянии. По последней мере одно изучение утверждает, что мужики злословят на 32% все больше дам каждый денек. Независимо от тамошнего, какой же пол злословит все больше, вредоносные сплетни умеют всерьез нам мешать, в то время как только сами мы и не можем отрешиться от сего непонятного наслаждения, когда дело доходит перед началом тамошнего, дабы чуть-чуть окатить кого-нибудь грязюкой.

    Причина сего в фолиант, что большинству из нас присуще мечтание сближаться с тем самым, кто присутствует в ярый момент времени рядом — и это же мечтание может превышать любые моральные обязательства, кои и не предлагают нам лезть и не в свое дело. Мы желаем создавать социальные взаимосвязи с людьми в непринужденной близости к нам, и сплетни не совсем только дозволяют нам об кое-чем побеседовать, да и сразу же производят ощущение доверия, так как сам акт сплетни докладывает, что мы посвящаем человека в собственный круг доверия. В собственную очередь, альтернативный человек разделяется секретами, и контракт подписывается. Причем, как только мы знаем, он предлагает нам ощущение приемущества, повод поржать и веселит в скучноватых ситуациях.

    Интересно, однако сплетни о успехах граждан и не имеют такого же спецэффекта. Изучение демонстрирует, что соединение сквозь общие антипатии образовывает наиболее крепкую взаимосвязь, чем обсуждение позитивных сторон третьей персоны.

    Хотя сплетни часто означают, что мы толкаем кого-либо гораздо под автобус ради упрочнения взаимоотношений прямо тут и ныне либо получения собственного рода морального вознаграждения, ничего никудышного в их нет. Антрополог Робин Данбар полагает, что сплетни частично содействовали эволюционному развитию наших мозгов. Он разговаривает, что язык в первый раз выработался из нашего желания поделиться сплетнями и дозволил нам твердить об тамошних, кого рядом нет, обучая остальных правильным отношением к группе, снутри и вне ее.

    Практически 60% бесед меж взрослыми протекают об фолиант, кого рядом нет. Выходит, нет ничего параноидального в фолиант, дабы ваши друзья разговаривали об вас, когда субъекта рядом нет, ординарно примите это же как только данность.

    Возлюбленная к печальным фильмам

    10 научных разъяснений нашего странноватого поведения

    Довольно всяких бед, неудач и иной ерунды происходит с нами на повседневной базе, эдак посему нам и не кажется курьезным, что мы желаем провести гораздо пару часиков, смотря на что-то печальное? Почти все часто обнаруживают себя за просмотром гарантированного генератора слез. Хотя это же может появиться алогичным, одна из обстоятельств сего состоит в том, что просмотр трагедий выполняет нас счастливыми в короткосрочной перспективе, а уж как следует, увеличивает наше наслаждение от просмотра кинофильма.

    Ученые из Вуза штата Огайо нашли, что просмотр печальных кинофильмов приводит к тамошнему, что люди думают о отношении к собственным закадычным, киноленты принуждают них ценить происходящее и ощущать удовлетворенность от жизни. Все же ученые помечают, что эта реакция различается от реакции на просмотр катастрофического кинофильма: «Фух, ну у меня хотя бы все и не эдак плохо». Этакие зрители едва наиболее эгоистичны, сосредоточены все больше на самому себе, чем на остальных, не ожидают никакого неожиданно свалившегося счастья опосля просмотра кинофильма.

    По словам врача Пола Зака, просмотр кинофильмов либо прослушивание историй об остальных приводит к тамошнему, что мы ощущаем эмпатию, а уж наши мозги выпускают окситоцин, повышающий наше ощущение заботы. Зак даже утверждает, что окситоцин — «молекула морали», так как выполняет нас наиболее наивными, мягенькими, сопереживающими. Сразу же опосля просмотра печального кинофильма, наполняясь окситоцином, мы ощущаем себя наиболее связанными с людьми вокруг и в целом наиболее радостными — даже ежели проливаем жадную слезу. Это же ощущение принуждает нас ворачиваться к депрессивным произведениям искусства опять и опять.

    Посему мы считаем молчание неудобным?

    10 научных разъяснений нашего странноватого поведения

    Независимо от приоритеты тамошнего, что может любой из нас сообщить, почти все ощущают жгучее мечтание наполнить каждый момент тишины каким-либо звуком, «забить эфир». Что никудышного в фолиант, дабы посидеть, помолчать с кем-нибудь, и посему длительное молчание принуждает нас ощущать себя неудобно?

    Как только и почти все критерии нашего поведения, все сводится к нашему первобытному желанию состоять в группе и вписываться в нее. По воззрению психолога Намкйе Койденберг, когда танец разговора и не проходит по стандартной схеме приливов и отливов, мы начинаем переживать, что что-то идет и не эдак. Мы начинаем мыслить, что неинтересны либо неактуальны наши речи, и это же приводит к беспокойству об нашем месте в группе. С альтернативный стороны, когда пенисы диалога размениваются репликами как всегда, мы ощущаем себя социально одобренными.

    Все же и не все культуры испытывают неудобное молчание, подобно европейским культурам (включая нашу). Например, в Стране восходящего солнца долгая пауза возможно признаком почтения, в особенности ежели вопросец максимально обстоятельный. Кросс-культурные бизнесмены даже учатся этакому этикету, потому им же и в голову и не приходит, что тихий японский сотрудник возможно недовольным переговорами либо кое-чем гораздо в общении.

    Финны, австралийские туземцы и представители почти всех азиатских государств знамениты собственными долгими тихими паузами в дискуссиях, и это же и не означает, что что-то пошло и не эдак. Напротив, они полагают, что альтернативные рассказывают очень не мало не предлагают мысли передохнуть. Кстати, для тамошних из нас, кто обожает болтать без умолку, ученые посчитали, что четверо секунды тишины довольно, дабы ощутить неловкость в общении.

    По материалам listverse.com