20 важных вопросцев об грядущем населения земли

    Будущее населения земли — вопросец, требующий нешуточного подхода с привлечением почти всех профессионалов. Так как это же увлекательно и очень немаловажно. Ресурс Scientific American опросил броских деятелей в области науки и техники, об которых мы а также частенько пишем и на которых ссылаемся, дабы выведать у их: каким будет будущее населения земли.

    20 важных вопросцев об грядущем человечества

    1. Существуют ли у населения земли будущее за пределами Почвы?

    «Я думаю, что это же опасное заблуждение — стремиться к массовой эмиграции с Почвы. В Солнечной системе нигде и близко нет пространства, настолько же удобного, как только верхушка Эвереста либо Южный полюс. Нам надо заниматься глобальными дилеммами тут. Все же я думаю, что в последующем столетии покажутся группы финансируемых из личных источников авантюристов, кои заселят Марс, а уж потом, может быть, и альтернативные пространства в Солнечной системе. Мы, непременно, обязаны пожелать сиим пионерам фортуны в пользовании любых способов кибер- и биотехнологической адаптации к чужеродной среде. За несколько веков они перевоплотился в новейший общий вид: постчеловеческая эра начнется. Путешествие за границы Галлактики станет уделом постчеловечества — органического либо нет»

    — Мартин Рис, британский космолог и астрофизик.

    1. Когда и где мы, на ваш взор, обнаружим инопланетную жизнь?

    «Если Марс изобилует микробной жизнью, я подозреваю, что мы обнаружим ее в течение 20 лет — ежели она будет довольно похожа на наши формы жизни. Ежели внеземная форма жизни будет очень различаться от тамошнего, что мы имеем тут, на Планете земля, ее будет тяжело найти. За исключением тамошнего, может быть, что любые оставшиеся на Марсе бактерии являются редчайшими и присутствуют в пространствах, кои механизированному посадочному модулю будет тяжело определить. Спутник Юпитера Европа и спутник Сатурна Титан кажутся наиболее пригодными пространствами. А уж Титан, пожалуй, самое увлекательное пространство в Солнечной системе для поиска жизни. Он зажиточен органическими молекулами, однако максимально прохладный не имеет водянистой жидкости; ежели жизнь на Титане бытует, она будет очень различаться от жизни на Земле»

    — Кэрол Клиланд, доктор философии и соисследователь Центра астробиологии при Институте штата Колорадо в Боулдере.

    1. Усвоим ли мы когда-нибудь природу сознания?

    «Некоторые философы, мистики и альтернативные болтуны с пеной у рта обосновывают об невозможности когда-либо понять настоящую природу сознания. Однако таким пораженческим заявлениям имеется мало оснований, зато все есть факторы предполагать, что в один прекрасный момент, относительно вскоре, наука придет к натурализованному, количественному и предиктивному осознанию сознания и его пространства во Вселенной»

    — Криштоф Кох, президент и CSO Алленовского колледжа наук об головном мозге.

    20 важных вопросцев об грядущем человечества

    1. Получит ли мир когда-нибудь адекватную мед помощь?

    «Мировое общество сделало огромнейший путь на пути к справедливости в отношении здоровья за крайние 25 лет, однако эти успехи и не достигнули уголков мира, более удаленных от нации. Глубоко в тропических лесах, где люди отрезаны от транспорта и сетей сотовой взаимосвязи, смертность максимально высока, а уж доступ к мед услугам ограничен, плюс качество здравоохранения отвратное. По оценкам Глобальной организации здравоохранения, млрд человек проживает собственную жизнь, эдак никогда и не лицезрев мед работника по причине удаленности. Медработники, которых набирают конкретно в общинах, могли бы уменьшить этот разрыв. Они даже могли бы биться с эпидеями вроде Эбола и поддерживать доступ к фундаментальной клинической помощи, когда поликлиники обязаны закрыть свои двери. Моя организация, Last Mile Health, сейчас включает все больше 300 работников сферы здравоохранения в 300 населенных пт по всей Либерии. Однако мы и не справимся с данной работой в одиночку. Ежели мировое общество всерьез относится к обеспечению доступа к клинической помощи для любых, оно обязано инвестировать в мед работников, кои сумеют добраться перед началом самых отдаленных пунктов»

    — Радж Панджаби, соучредитель и исполнительный директор Last Mile Health и инструктор в Гарвардской клинической школе.

    1. Осознание головного мозга: видоизменит ли оно уголовное законодательство?

    «По всей вероятности, головной мозг — это же причинно-следственная машинка в фолиант смысле, что она перебегает из единого состояние в альтернативное зависимо от предыдущих критерий. Последствия сего для уголовного права полностью нулевые. Во-первых, все млекопитающие и птицы имеют причины для самоконтроля, кои модифицируются в ходе обучения с подкреплением (вознаграждение за верный выбор), в особенности в соц контексте. Во-вторых, уголовное право ориентировано на сохранность и благосостояние населения. Даже если б мы могли обусловить причины, ни на что непохожие для серийных насильников детишек, к примеру, им же ординарно воспретили бы вакантно перемещаться, так как они склонны к рецидиву. Если б мы, к примеру, заключили, что некоторый бостонский священник Джон Джоген, который пробовал соблазнить подле 130 детишек, «не повинет в фолиант, что владеет мозгами, потому пусть идет домой», результатом был бы самосуд, непременно. Когда грубая справедливость занимает пространство в системе уголовного правосудия, которое уходит корнями в многовековое принятие объективных законов, все становится страшным максимально быстро»

    — Патрисия Черчленд, доктор философии и нейронаук в Калифорнийском институте в Сан-Диего.

    1. Каковой шанс тамошнего, что Человек разумный переживет последующие 500 лет?

    «Думаю, шансы нашего выживания очень столь же хороши. Даже наикрупнейшие опасности — ядерная война либо экологическая трагедия, которая может вылиться из конфигурации климата — и не являются чертовскими в фолиант смысле, что сотрут нас с личика почвы целиком. А уж этот наш жупел, в каком наше электрическое потомство взрастет и решит, что сумеет жить без нас, от него можно избавиться, ординарно отключив»

    — Карлтон Дэвис, заслуженный доктор в области физики и астрономии в Институте штата Нью-Мексико.

    20 важных вопросцев об грядущем человечества

    1. Как мы близки к предотвращению ядерной трагедии?

    «Со времен 9/11 [11 сентября 2001 года произошла террористическая атака на башни-близнецы в Нью-Йорке] США уделяют существенное внимание вопросцам политики по понижению угрозы ядерного терроризма, повышая сохранность высокообогащенного урана и плутония и удаляя них отовсюду, откуда лишь можно. Акт ядерного терроризма может погубить 100 000 человек. Однако тем не менее, спустя тридцать лет опосля завершения прохладной войны, куда объемная угрозу таится в ядерной катастрофе с ролью тыщ ядерных взрывов и от пары десятков перед началом сотен миллионов смертей по причине вероятного ядерного противоборства США и Нашей родины.

    Памятуя Перл-Харбор, США сохраняли свои ядерные силы на вариант вероятного первого удара, которым Русский Альянс мог постараться убить все доступные силы США. Сейчас мы этакий атаки и не ожидаем, однако любая сторона как и раньше сохраняет подле 1000 межконтинентальных ядерных боеголовок в состоянии тотальной боевой готовности. Так как время полета баллистической ракеты составляет всего 15-30 минут, решения, кои умеют привести к соткам миллионов смертей, обязаны быть общеприняты в течение пары минут. Вероятность произвольной ядерной войны либо даже взломщиков, кои спровоцируют пуск, останется.

    Прохладная война закончена, однако «Машина Судного дня», которая родилась из противоборства США с СССР, все гораздо с нами — и ее курок взведен»

    — Франк фон Хиппель, почтенный доктор школы национальных и интернациональных взаимоотношений им же. Вудро Вильсона в Принстонском институте, один из основоположников Принстонской програмки по науке и всемирной сохранности.

    1. Устареет ли секс?

    «Нет, однако заниматься сексом, дабы зачать детишек, возможно, предстанут еще пореже. Сквозь 20-40 лет мы сможем извлекать яйцеклетки и сперматозоиды из стволовых клеток, может быть, клеток кожи родителей. Это же дозволит проводить несложную предимплантационную генетическую диагностику немалого цифры зародышей — либо несложную модификацию генома для тамошних, кто намерено отредактировать зародыши, а уж и не выбирать»

    — Генри Грили, директор Центра по вопросцам права и бионаук в Стэнфордском институте.

    1. Сможем ли мы в один прекрасный момент поменять все ткани тела человека в ходе инженерии?

    «В 1995 году Джозеф Ваканти и я написали для сего журнальчика об прорыве в разработке искусственной поджелудочной железы, об тканях на базе пластика, вроде искусственной кожи и электроники, кои могли бы дозволить незрячим людям созидать. Все это же наступило, в образе истинных товаров либо же проходит клинические тесты. В течение последующих пары веков, полностью может быть, каждую ткань можно будет поменять схожим образом. Производство либо регенерация тканей, вроде тамошних, что в мозге, кои очень сложноваты и никудышно исследованы, востребует множества исследовательских работ. Но существуют надежда, что научные исследования в данной области будут протекать довольно резво и посодействуют людям с болезнями мозга, вроде заболевания Паркинсона и Альцгеймера, довольно быстро»

    — Роберт Лангер, доктор колледжа Дэвида Коха при Массачусетского технологическом колледже.

    1. Сможем ли мы избежать «шестого вымирания»?

    «Его можно замедлить, а уж потом приостановить, ежели принять срочные меры. Самая основная причина вымирания сортов заключается в потере сферы обитания. Вот поэтому я подчеркиваю, что нужно собрать всемирный резерв (заповедник), занимающий половину суши и половину моря, ежели надо. Кроме данной инициативы (и развития науки об видовых экосистемах перед началом уровня, который будет предпочтительнее сегодняшнего), нужно открыть и охарактеризовать 10 миллионов оставшихся сортов либо подле тамошнего; на сегодняшний день мы отыскали и окрестили всего 2 миллиона. В целом нужно расширять экологию, включить в нее то, каким обязан быть жив мир, и это же, на мой взор, станет наикрупнейшей инициативой в науке перед началом финала века»

    — Эдвард Уилсон, почтенный доктор Гарвардского вуза.

    1. Можно ли питаться планеткой, и не разрушая ее?

    «Да. Вот что надо предпринять: сократить отходы зерновых культур, бытовые отходы и потребление мяса; интегрировать высококачественные зерновые технологии и способы руководства; поведать потребителям об дилеммах, с которыми сталкиваются крестьяне в развитых и развивающихся странах; прирастить государственное финансирование сельскохозяйственных исследовательских работ и разработок и сосредоточиться на продвижении социально-экономических и экологических качеств сельского хозяйства, кои охарактеризовывают устойчивое развитие сельского хозяйства»

    — Памела Рональд, почтенный доктор Геномного центра и отделения патологии цветков в Калифорнийском институте в Дэвисе.

    1. Колонизируем ли мы космос?

    «Это находится в зависимости от распознавания «колонизациия». Ежели иметь в виду посадку ботов, то это же уже проделано. Ежели отправку бактерий с Почвы, дабы они жили и возрастали, тогда-то нет, к огорчению, сего мы гораздо и не достигнули — разве что снутри марсохода «Кьюриосити», где присутствует родник тепла и который и не был целиком прогрет, как только «Викинг».

    Ежели же иметь в виду отправку граждан куда угодно на долговременный период времени, без воспроизводства, это же произойдет в наиблежайшие лет 50 либо подле тамошнего. Может быть, будет даже конкретный уровень воспроизводства, наконец, приматы остаются приматами. Однако ежели идея заключается в возведении самостоятельной окружающей среды, в какой люди сумеют существовать при самой умеренной помощи с Почвы — колонии вроде «европейских» колоний, кои были возведены за пределами Европы — тогда-то это же произойдет далековато в дальнейшем, ежели вообщем произойдет. В текущее время мы и не вконец осознаем, как только сделать необщительную экосистему, которая будет защищена от вмешательств, вызванных наплывом организмов либо небиологических обстоятельств (к примеру, «Биосфера-2»), и я подозреваю, что неполадка необщительной экосистемы будет куда наиболее сложноватой, чем задумывается подавляющее большая часть приверженцев галлактической колонизации. Предстоит решить обширный диапазон неурядиц, вроде обработки воздуха. Мы даже подводное место Почвы пока что и не колонизировали. А уж колонизировать космос, в каком вообщем нет атмосферы, гораздо сложнее»

    — Катарина Конли, профессионал по планетарной защите в NASA.

    20 важных вопросцев об грядущем человечества

    1. Обнаружим ли мы вторую Планету земля?

    «Держу пари, что да. Мы уже узнали, что планетки около остальных кинозвезд куда наиболее всераспространены и многообразны, чем воображали ученые всего пару десятков годов назад. И мы а также узнали, что главный ингредиент для жизни на данной планетке — вода — всераспространен в космосе. Я бы произнес, что природа быстрее собрала обширный круг планет, включая Планету земля, а уж мы ординарно обязаны них искать»

    — Аки Роберж, астрофизик, изучающий экзопланеты в Галлактическом центре Годдарда NASA.

    1. Обнаружим ли мы лечущее средство от заболевания Альцгеймера?

    «Не уверен, что это же будет лечущее средство как только таковое, однако максимально надеюсь, что в наиблежайшие десять лет покажется успешное исцеление, преобразующее заболевание Альцгеймера. Мы уже начали подготовительные тесты по профилактике заболевания гораздо перед началом тамошнего, как только у человека появляются симптомы заболевания. И нам нежелательно вылечивать Альцгеймера — нам ординарно надо задержать деменцию на 5-10 лет. Оценки отображают, что заминка страшной и дорогостоящей в уходе стадии деменции на пять лет дозволит уменьшить цена содержания пациента на 50%. За исключением тамошнего, из сего следует, что почти все пенсионеры сумеют дать дуба, танцуя балет, а уж и не в жилом доме престарелых»

    — Рейза Сперлинг, доктор неврологии в Гарвардской школе медицины.

    1. Сумеют ли носимые технологии измерять наши эмоции?

    «Эмоции включают биохимические и электромагнитные сигналы, кои добиваются каждого органа в наших телах — позволяя, к примеру, стрессу оказывать влияние на наше физическое и психическое здоровье. Носимые технологии дозволят нам количественно измерять закономерности в этих сигналах в течение долговременных периодов времени. В наиблежайшие десять лет носимые технологии предстанут синоптиками нашего своего здоровья: они будут угадывать ваше состояние на грядущей недельке с 80-процентной точностью, основываясь на ваших крайних воздействиях. Однако в отличие от погоды, мозговитая носимая техника а также сумеет выявлять паттерны, кои мы сможем применять для сокращения ненужных «бурь»: выспаться, дабы понизить уровень стресса на 60% на последующие четверо денька, к примеру. В наиблежайшие 20 лет носимые прибора и анализы, приобретенные с помощью их, сумеют а также значительно уменьшить психиатрические и неврологические расстройства»

    — Розалинд Пикар, основоположник и директор исследовательской группы Affective Computing в Media Lab Массачусетского технологического колледжа.

    1. Выясним ли мы, что этакое черная материя?

    «Сможем ли мы обусловить, что этакое черная материя, находится в зависимости от тамошнего, чем она окажется. Некие формы черной материи можно выявить по причине мелких взаимодействий с обыденным раствором, однако в остальном они будут неуловимы. Альтернативные умеют быть обнаружены по них воздействию на структуры вроде галактик. Я надеюсь, мы сможем познать все больше в ходе тестов и наблюдений. Однако и не гарантирую»

    — Лиза Рэндалл, физик-теоретик и космолог Гарвардского вуза.

    1. Сможем ли мы взять под контроль трудноизлечимые болезни мозга вроде шизофрении либо аутизма?

    «Расстройства вроде аутизма и шизофрении остаются неуловимыми, так как неврология и не отыскала структурную неурядицу, которую можно поправить. Некие полагают, что это же поэтому, что грядущие ответы скрываются только в биохимии, а уж и не в нейронных цепях. Альтернативные говорят, что нейробиологи обязаны начать мыслить исходя из убеждений общей архитектуры головного мозга, а уж и не специфичных нейронных сбоев. Все же, когда речь входит об грядущем, я вспоминаю замечание нобелевского лауреата Чарльза Таунса об фолиант, что новенькая мысль великолепна тем самым, что вы об ней и не знаете»

    — Майкл Газзанига, директор Центра по исследованию ума SAGE в Институте Калифорнии в Санта-Барбаре.

    1. Избавят ли технологии целесообразность тестовых испытаний фармацевтических денег на зверях?

    «Если людские органы-на-чипах обоснуют собственную надежность и поочередно переоткроют сложноватую физиологию человечьих органов и фенотипов заболеваний в несвязанных лабораториях по всему миру, как только это же отображали первые научные исследования по подтверждению корректности концепции, то мы увидим, как только они мал-помалу поменяют звериную фотомодель. Это же в итоге приведет к изрядному сокращению тестовых испытаний, проводимых на зверях. Немаловажно отметить, что эти прибора а также откроют новейшие подходы к создании фармацевтических препаратов, труднодоступные с звериными моделями нынешнего денька, вроде персонализированный медицины и создании способов исцеления специфичных генетических субпопуляций с внедрением чипов, задействующих клеточки заядлых пациентов»

    Дональд Ингбер, директор-основатель Колледжа на биологическом уровне воодушевленной инженерии Висса при Гарвардском институте.

    1. Будет ли достигнуто равенство мужиков и дам в науке?

    «Равенство мужиков и дам возможно достигнуто, однако мы и не можем ординарно посиживать складя руки и ожидать, когда это же произойдет. Нам надо «поправить цифры», привлекая все больше дам в области науки и техники. Нам надо исправить университеты, пересмотреть отношение карьеры и семьи, отобразить новейшие способности лидерства. Что наиболее немаловажно, нам надо исправить отношение граждан, задействовав творческую силу гендерного анализа для открытий и инноваций»

    — Лонда Шибингер, доктор истории наук в Стэнфордском Институте.

    1. Как только думаете, сможем ли мы в один прекрасный момент предсказывать природные катаклизмы, вроде землетрясений, за часы либо деньки?

    «Некоторые стихийные бедствия проще предугадать, чем альтернативные. Ураганы рождаются в течение пары дней, вулканы часто готовятся к извержению несколько часов либо дней, торнадо приходят за пару минут. Землетрясения, пожалуй, это же самое сложноватое. То, что мы знаем об физике землетрясений, разговаривает об фолиант, что мы и не можем предсказывать них заблаговременно. Мы можем разве что предсказывать повреждение грунта конкретно перед землетрясением, обеспечивая таким макаром несколько секунд либо минут для волнения. Дабы покинуть город, сих пор и не хватит, однако дабы добраться перед началом неопасного пространства — вполне»

    — Ричард Аллен, директор Сейсмологической лаборатории Беркли в Калифорнийском институте в Беркли.