Конструктор грядущего: откровенный разговор с Илоном Маском

    Илон Маск — уникальный изобретатель, который намерено сконфигурировать мир, заселив людьми космос, перевернуть сферу высокоскоростного транспорта, изобрести авто поновой — и, как только он уповает, попутно обрести возлюбленная. Журнальчик Rolling Stone предназначил некоторое количество дней общению с идолом миллионов граждан, вкусивших вкус в науке и технике, и мы и не могли пройти минуя сего большого рассмотрения жизни автора SpaceX и Tesla. Дальше —

    от первого личика.

    В штаб-квартире SpaceX в Хоторне, Калифорния, — полдень пятницы. Рядом с Маском — трое его детишек, один из тройняшек и двое близнецов. Маск, в светло-серой футболке, посиживает в поворотном кресле за собственным столом. Стол присутствует и не за закрытой дверью в отдельном офисе, а уж в доступной угловой кабине, увенчанной сувенирами из космоса, фото его ракет и финтифлюшками от Tesla и остальных корпораций.

    Самое первостепенное — это же плакат с изображением падающей суперзвезды с подписью: «Если загадать мечтание на падающую кинозвезду, ваши мечты умеют реализоваться. Ежели лишь это же и не метеорит, мчащийся к Планете земля, который убьет всю жизнь. Тогда-то для тебя и не повезет, что бы ты ни пожелал. Разве что гибель от метеорита…». Большая часть граждан примет это же как только темный юмор, однако в заданном контексте это же и напоминание об потрясающем замысле Маска: сделать среду обитания для населения земли на остальных планетках и лунах. Ежели мы и не отправим нашу нацию в еще одни черные века перед началом тамошнего, как только мечта Маска либо единого из его последователей осуществится, Маска, скорее всего, запомнят как только одну из важных фигур сего тысячелетия. Детки на любых терраформированных планетках Вселенной будут отмечать Денек Маска, землянина, который в одиночку назначил эру колонизации космоса.

    И это же только одна из амбиций Маска. Альтернативные включают перевод каров, домохозяйств и индустрии на чистую энергию заместо ископаемого горючего; использование новейшей формы скоростного муниципального транспорта в вакуумной трубе; разгрузка пробок на дорогах с помощью подземных туннелей; производство нейрокомпьютерного интерфейса, который сделает лучше здоровье и мысленные способности граждан; спасение населения земли от грядущих опасностей искусственного ума, который может озвереть и устроить геноцид, пусть и оптимальный, однако уничтожающий человечий общий вид.

    На текущий момент 46-летний Маск и не достигнул ни одной из этих намерений.

    Однако то, что он изготовил — этаким может похвастать максимально малость граждан. И не имея никакого эксперимента, он прорвался в две области с удивительно высоченным порогом вхождения — автопроизводство (Tesla) и ракеты (SpaceX) — и сделал фаворитные товары в этих отраслях, по всем вероятным аспектам оценки. В ходе сего он сумел уверить мир в собственном умении достигать намерений настолько больших, что озвученные хоть каким иным они показались бы фантазиями.

    По последней мере огромную часть мира.

    Его детки заглядывают в смартфон, смотря на таблицу с числами, сомнительными лично мне. Потому Гриффин (13 лет) поясняет лично мне: «Они проделывают ставку на то, что акции будут ниспадать, и задумываются, что зафункционируют на этом. Однако акции увеличиваются, потому они теряют гигантские суммы».

    «Эти подонки вожделеют нам смерти», разговаривает Маск. «Они всегда пробуют раздуть лживые сплетни и слухи. Всегда пробуют оболгать меня и поруха на мою неприкосновенность. Это же страшно. Это…».

    Он думает, как только это же частенько бывает, когда его что-то тревожит. Я пробую посодействовать: «Неэтично?».

    «Это…», он качает головой и пробует подобрать надобное слово, потом мягко произносит: «Болезненно».

    Все время не сложно связать человека с его деятельностью и таким макаром перевоплотить его в карикатуру, которая хорошо вписывается в комиксоидный взор на мир. Наша культура все время нуждается в злоумышленниках и героях, олухах и гениях, козлах отпущения и эталонах для подражания. Но, невзирая на оборотные воззрения, Илон Маск и не бот, посланный нам из грядущего для спасения населения земли. Он а также и не ученый из Кремниевой равнины, эмоции коего поменял компьютерный сверхинтеллект. За девять месяцев наблюдения тамошнего, как только Маск размышляет над высадкой ракетой на Марс, дискуссирует со собственными инженерами замысел еще одного прорыва в области искусственного ума, я осознал, что он намного, намного различается от тамошнего, как только его отрисовывают.

    Илон Маск на обложке Rolling Stone

    New York Times именовал его «возможно, самым удачным и немаловажным бизнесменом в мире». Посему бы и нет? Он, возможно, один-единственный человек, который сделал четверо миллиардных предприятия: PayPal, Tesla, SpaceX и Solar City. Однако кое-где в глубине души Маск и не предприниматель не бизнесмен. Он инженер, изобретатель и, как только он выразился, «технолог». И будучи конечно даровитым инженером, он может определить неэффективность оформления, недочеты и огрехи в инструментах, кои оказывают влияние на нашу нацию.

    «Он в силах созидать вещи более четко хоть какого иного, кого я знаю», разговаривает его брат Кимбал. Он ведает об любви собственного брата к шахматам в его ранешние годы и прибавляет: «В шахматах существуют такова штука: вы сможете созидать на 12 этапов вперед, ежели вы гроссмейстер. И в хоть какой заядлой ситуации Илон может созидать на 12 этапов вперед».

    Илон Маск и Tesla Model 3

    Содержание

    • 1 О взаимоотношениях
    • 2 Об работе
    • 3 Об детстве
    • 4 Об карьере
    • 5 Об честности
    • 6 О ИИ

    О взаимоотношениях

    Скоро детки уезжают в особняк собственной мамы, бывшей супруги Маска Жюстины. «Мне жалко, что Tesla и не возможно закрытой компанией», бурчит Маск, когда они уходят. «Мы теряем эффективность, будучи общественной компанией».

    Затем… тишь. Маск посиживает за собственным столом, смотря в собственный смартфон, однако ничего и не набирает не читает. Потом опускается на пол и откидывается на пенный ролик. Я пробую начать разговор об запуске Tesla Model 3 на минувшей недельке и об фолиант, каково это же стоять на сцене и говорить миру об 14-летнем замысле: раскинуть массовый базар шикарных электромобилей.

    Достижение Маска заключается и не в фолиант, дабы ординарно сделать электромобиль за 35 000 баксов, а уж в фолиант, дабы сделать электромобиль за 35 000 баксов, который будет так неплох, что вынудит остальных автопроизводителей полностью и целиком отрешиться от бензиновых каров. Логично, что сквозь два месяца опосля старта изготовления Model 3 GM и Ягуар Land Rover провозгласили, что планируют отрешиться от бензиновых каров и целиком перейти на электричество.

    Маск думает, начинает отвечать, потом опять замолкает. «Позвольте лично мне отступить в уборную. Повторите собственный вопросец потом. Лично мне а также надо малость разгрузиться».

    Сквозь пять минут уходит Сэм Теллер, его первостепенный по персоналу.

    Гораздо сквозь пару минут они рождаются совместно, шепчась. Потом Маск ворачивается к собственному столу.

    «Можем перенести на альтернативный денек, ежели время неподходящее», предлагаю я.

    Маск кладет руки на стол и отрешается.

    «Мне надо малость времени, дабы втянуться».

    Потом он вздыхает и потягивается. «Я ординарно расстался со собственной девушкой», нерешительно разговаривает он. «Я был влюблен по-настоящему, и лично мне существовало больно. Вернее, быстрее она рассталась со мной, чем я с ней».

    Это же был ответ на поставленный раньше вопросец: пуск Model 3 проходил непредвиденно, неутешительно, неконтролируемо и страшно. «У меня существовала мощная чувственная боль в течение крайних пары недель», размышляет Маск. «Сильная. Потребовалась любая унция воли, дабы провести мероприятие по Model 3 не высмотреть самым печальным парнем во всем мире. Огромную часть тамошнего денька я был уныл. Пришлось взбодриться, испить пару «ред буллов», пообщаться с положительными людьми, сообщить самому себе: все эти люди от тебя зависят. Ладно, создадим это же!».

    За минутки перед началом мероприятия, в первый раз жизни помедитировав, дабы сосредоточиться, Маск избрал сладкоречивую песню для выступления на сцене: «R U Mine?» Arctic Monkeys.

    Маск гораздо малость разговаривает об разрыве, а уж потом спрашивает: «Как думаешь, с кем лично мне повстречаться? Лично мне максимально трудно вообщем видеться с людьми». Он пробует растолковать помягче: «Я ищу длительные взаимоотношения. Лично мне и не востребована одна ночь. Я ищу нешуточного приятеля либо схожую душу, что-то в этаком роде».

    Я говорю ему же, что мысль нырять в еще одни взаимоотношения возможно и не самой наилучшей. Может быть, ему же надо побыть единому и поразмыслить, посему его прошлые взаимоотношения и не сыграли долгую ставку: он был женат на писательнице Жюстин Маск, на актрисе Талуле Райли и вот-вот расстался с актрисой Эмбер Херд.

    Маск пожимает плечами: «Если я и не влюблен, ежели я и не с долговечным компаньоном, я и не могу быть счастлив».

    Я объясняю, что нуждаться в ком-то эдак очень, дабы ничего и не жаждать без него, это же взаимозависимость как только по учебнику.

    Маск и не согласен. Совсем. «Неправда», категорически отвечает он. «Я ни разу и не буду счастлив, ежели у меня кого-либо и не будет. Сон в одиночестве убивает меня. Я ведь красиво знаю, каково это же: быть в огромном пустом жилом доме, слышать эхо этапов в коридоре, когда никого нет — и нет никого на подушечке рядом. Характеристик. Как только можно быть счастливым в этакий ситуации?».

    В словах Маска точно что-то существуют. Это же верх одиночества. Однако и не для любых. Это же верх одиночества для тамошних, кто был одиноким когда-то.

    «Когда я был подростком, я произнес одну вещь», продолжает Маск. По нему видно, как только эмоции прижимают его, и не предлагают ему же твердить. «Я ни разу и не желаю быть один». Его глас перебегает в шепот. «Я и не желаю быть один».

    Он посиживает и ординарно глядит в никуда. Маск — титан, визионер, рычажок размером с человека, который в силах двинуть громоздкие исторические неизбежности. Человек, который возникает пару раз в столетие. И в этот момент он похож на подростка, который страшится, что его оставят единого. В то же время Маск намерено лично мне кое-что отобразить.

    «Если вы расскажете чего-нибудть об фолиант, что ныне увидите, это же будет стоить нам млрд баксов. А уж вас посадят в тюрьму».

    Об работе

    Самая увлекательная достопримечательность в окружении Лос-Анджелеса, привлекающая туристов, и не найдется ни в каком из путеводителей: это же тихое пространство к югу от Хоторна, рядом со SpaceX. Ежели пройти по бульвару Креншоу от бульвара Джека Нортропа к 120-й улице, вы увидите, как только строится город грядущего. Это же город Маска, другая действительность, триумф футуристического воображения, волнительный все больше, чем парк Диснея. В западной части улицы над штаб-квартирой SpaceX высится 47-метровая ракета, символизирующая мечту Маска о относительно дешевых межпланетных путешествиях. Эта ракета существовала первой в истории населения земли, которая взлетела в космос, а уж потом существовала восстановлена на Планете земля опосля отделения и опять запущена в космос. В восточной части улицы был выкопан первый туннель для Boring Company, которая занимается поиском решения пробок в образе сотворения подземной паутине туннелей и является жилым домом для любых его земных транспортных проектов. В полутора километрах от бульвара Джека Нортропа на повороте покоится белоснежная вакуумная труба. Это же испытательный трек для Hyperloop, скоростной формы межрегиональных сообщений. Совместно мечты городка Маска обещают объединить планетки Галлактики эдак, дабы сконфигурировать базовое отношение к двум важным нюансам действительности: расстоянию и времени.

    Существуют и отдельное здание в городке Маска, которое изредка посещают. Туда-то Маск меня и ведет. Это же Tesla Design Studio, где он коллекционировал по частицам грузовик Tesla и альтернативные прообразы транспорта грядущего со собственной командой модельеров и инженеров.

    За дверью сторож берет мой смартфон и диктофон, и лично мне предлагают старомодную рукоятку и бумагу, дабы я мог выполнять заметки. Потом Маск заводит меня в здание и демонстрирует грузовик Tesla, который обязан будет озеленить сферу грузоперевозок. (А уж гораздо Маск раздумывал над изготовлением сверхзвукового электросамолета с отвесным взлетом и высадкой, однако это же в дальнейшем). Четверо главных пениса команды Tesla тоже тут — Дуг Филд, Дж. Байтам. Штраубель, Франц фон Хольцхаузен, Джером Гильен. Они пристально следят, как только Маск в первый раз обследует новейшую конфигурацию кабины.

    Гильен поясняет идею: «Мы ординарно поразмыслили: чего же намерены люди? Они намерены надежности, они намерены малорослой цене и удобства для водителя. Сейчас грузовик смотрится так».

    Это же великолепный пример идеи, которой воодушевленные Маском визионеры по всему миру поклоняются как будто религии: первые принципы мышления. Ежели вы желаете сделать либо ввести инновации, начните с незапятнанного листа. И не принимайте никаких мыслях, практик либо эталонов лишь поэтому, что все эдак проделывают. К примеру, ежели вы желаете предпринять грузовик, он обязан иметь вероятность накрепко перемещать груз из единого пространства в альтернативное, и вы обязаны придерживаться имеющихся законов физики. Все другое детали, предметы переговоров, включая и правительственные постановления. Пока что вы помните, что миссию состоит и не в фолиант, дабы изобрести велик, а уж в фолиант, дабы предпринять оптимальный, без различия, будет он похож на прошлые либо нет.

    В итоге этакого вида мысли Маск в силах анализировать ветвь еще объективнее, чем альтернативные, кои ишачили в данной сфере всю жизнь.

    «Мне открыто разговаривали, что это же нереально и что я лжец», разговаривает Маск об первых деньках Tesla. «Но у меня существуют седан, и на нем можно ездить. Это же и не некий гребаный единорог. Он истинный. Иди, катайся. Разве можно опровергать явное?».

    Гнустный факт людской природы заключается в том, что когда люди в чем либо убеждены, они, обычно, ничего и не обменивают — даже ежели сталкиваются с доказательством противоположного. «Это позарез ненаучно», разговаривает Маск. «Есть физика, существуют научный способ, они дозволяют очень отлично определить правду».

    Научный способ — это же фраза, которую частенько задействуют Маск, когда его спрашивают, как только он пришел к идее, решил неурядицу либо решил начать деловую. Ах так он измеряет его, по его словам:

    1. Поставь вопросец
    2. Собери как только можно все больше сведений об нем
    3. Разработай теоремы на основании сведений и попробуй обусловить возможность истинности каждой из их
    4. Приди к выводу из умозаключения, дабы обусловить: корректны ли эти теоремы, релевантны ли они, вправду ли приводят к этакому выводу, с какой же вероятностью?
    5. Попробуй опровергнуть вывод. Выищите опровержений у остальных.
    6. Ежели никто и не может опровергнуть ваш вывод, вы, возможно, правы, однако это же и не определенно.

    «Это научный метод», заключает Маск. «Он помогает разобраться в сложноватых вещах».

    Однако большая часть граждан его и не задействуют. Они принимают хотимое за действительное. Они игнорируют контраргументы. Они проделывают выводы, основанные на фолиант, что проделывают не проделывают альтернативные. В итоге выходит, что «это ИСТИНА, так как я эдак сказал», однако и не поэтому, что это же беспристрастно ИСТИНА.

    «Основополагающее намерение Tesla, по последней мере моя мотивация», поясняет Маск, «заключается в фолиант, дабы убыстрить пользование возобновляемых источников энергии. Это же один-единственный метод перехода к устойчивой энергетике».

    «Изменение климата — наикрупнейшая опасньсть, с которой население земли сталкивается в этом веке, кроме искусственного интеллекта», продолжает он. «Я и не устаю твердить о этом. И не желаю быть Кассандрой, однако все веселятся, пока что кому-то и не вышибут очей. Этакий точки зрения на изменение климата придерживаются все, кто хоть малость и не чокнутый в научном сообществе».

    В течение последующих 20 минут Маск осматривает грузовик Tesla. Первым делом комментирует технические детали, прямо до изъянов и преимуществ разнообразных типов сварки. Потом перебегает к художественному дизайну, а именно к опции удобства водителя, которую нельзя указать тут, и не оказавшись за сеткой.

    «Вряд ли кто-то купит его по причине этого», разговаривает он собственной команде. «Но ежели вы собираетесь выполнять товар, выполняйте его прекрасным. Даже ежели это же и не воздействует на реализации, я желаю, дабы он был красивым».

    Маск считает, что наши персоны умеют быть на 80% сделаны природой и на 20% — воспитанием. Каким бы ни существовало это же соотношение, ежели вы желаете осознать будущее, которое образовывает Маск, надо осознать прошедшее, которое сделало его, включая и его ужасы перед людским вымиранием и одиночеством.

    Об детстве

    Первые восемь лет собственной жизни Маск жил со собственной мамой Майей, диетологом и фотомоделью, и папой Эрролом, инженером, в Претории, Южная Африка. Он изредка лицезрел них обоих.

    «У меня и не существовало няньки либо чего же такого», вспоминает Маск. «У меня существовала лишь экономка, которая наблюдала за тем самым, дабы я ничего и не сломал. Она и не смотрела за мной. Я мог выполнять взрывчатку, читать книги, возводить ракеты и заниматься тем самым, что могло погубить меня. Я в шоке, что у меня все пальцы на руках. Меня воспитали книжки. Книжки и родители».

    Некие из этих книжек помогают растолковать, как только строится мир Маска, а именно, серия «Основание» Айзека Азимова. Все эти книжки сосредоточены вокруг работы провидца по имени Гэри Селдон, который изобрел научный способ пророчества грядущего, основанный на поведении толпы. Он лицезреет, что население земли ожидают 30 000-летние Черные века, и образовывает замысел по отправке научных колоний на дальние планетки, кои посодействуют нации смягчить неминуемый кризис.

    «Азимов точно оказал воздействие, так как он всерьез описывал «Историю упадка и разрушения Римской империи» Гиббона в рамках современной галактической империи», поясняет Маск. «Я извлек из сего этакий урок, что нужно орудовать эдак, дабы продлить существование нации, минимизировать возможность пришествия черных столетий и понизить продолжительность черных столетий, ежели они настанут».

    В то время Маску существовало подле десяти лет и он переживал собственные черные века. Не так давно он изготовил этап, который мог сконфигурировать его жизнь. Это же существовало неверное решение, общеустановленное в надобное время.

    За два года прежде его предки развелись, и он с братом и сестрой — Кимбалом и Тоской — остались с матерью. Однако как только ведает Маск, «мне предстало жаль моего отца, так как у моей мамы существовало трое детишек. Он смотрелся максимально печальным и одиноким. Я поразмыслил, что могу составить ему же компанию».

    «Да, лично мне существовало жалко отца. Однако в то время я вправду и не осознавал, что же это все-таки за человек».

    Перебраться к папе существовало и не наилучшей мыслью.

    По словам Илона, у Эррола был очень высочайший коэффициент ума — «блестящий инженер, блестящий» — и он был самым малолетнем человеком, получившим квалификацию талантливого инженера в Южной Африке. Когда Илон приехал жить к нему в Лонг-Хилл, пригород Йоханнесбурга, Эррол, по его своим словам, зарабатывал финансовые средства в коварных мирах строительства и добычи изумрудов — порой так много, что и не мог неопасно них хранить.

    «Я ладно разбираюсь в инженерном деле, так как унаследовал его от собственного отца», разговаривает Маск. «Что существовало мудрено для остальных, существовало ординарно для меня. Энное время я задумывался, что все так явно, что о этом обязаны аристократию все».

    Что, к примеру?

    «Например, как только ишачит электропроводка в жилом доме. И полуавтоматический выключатель, и переменчивый ток, и константный ток, какие амперы и вольты, как только соединять горючее и окислители, дабы сделать взрывчатку. Я задумывался, что это же знают все».

    Однако у отца Маска существовала очередная сторона, которая оказалась максимально принципиальной. «Он был этаким страшным человеком», разделяется Маск. «Вы даже и не представляете». Его глас дрожит, однако он и не вдается в подробности. «У моего отца будет подробно обмысленный злой замысел. Он спланирует зло».

    Кроме чувственного насилия, это же сопряжено с физическим насилием?

    «Мой отец и не лупил меня. Лишь когда я был максимально юн». (Эррол сказал по почте, что в один прекрасный момент «шлепнул по попке» Илона).

    «Вы понятия и не имеете, как он дрянной. Хоть какое грех, которое можно предположить, он сделал. Хоть какое потенциальное зло, об котором можно поразмыслить, он причинил. Гм…».

    Маск намерено что-то сообщить, однако и не может подобрать слова. Во всяком случае, и не под запись.

    «Это эдак страшно, вы ординарно и не поверите».

    По его личику текут слезы. «Не помню, когда я рыдал в крайний раз». Теллер подтверждает. «Вы ни разу и не лицезрели, как только я плачу».

    «Нет», разговаривает Теллер. «Никогда и не видел».

    Слезы перестают течь эдак же резво, как только начинали. Максимально вскоре на личике Маска возникает то прохладное, безучастное, однако ласковое каменное личико, которым он запомнился для окружающего мира.

    Сейчас известно, что это же и не личико кого-либо без чувств, а уж личико тамошнего, у кого существовало не мало чувств, кои надо существовало угнетать, дабы пережить болезненное детство.

    Когда отца Маска спросили об совершенных грехах, он ответил, что ни разу преднамеренно и не вредил не убивал никого, никого и не преследовал… лишь один раз застрелил насмерть троих из пяти-шести вооруженных граждан, кои ворвались в его особняк, а уж потом был оправдан, так как самооборонялся.

    В собственном письмеце Эррол сказал: «Меня инкриминировали в фолиант, что я гей, мизогинист, педофил, предатель, крыса, дерьмо (достаточно частенько), ублюдок (эдак разговаривали дамы, которых я отторгал) и многом альтернативном. Моя собственная мама произнесла лично мне, что я «безжалостен» и лично мне стоит ли быть наиболее «человечным». Однако я люблю собственных детишек и сделаю ради их все».

    Будучи взрослым, Маск, с этаким же оптимизмом, с которым переехал к папе подростком, перевез собственного отца, невесту отца и них детишек в Малибу. Купил им же особняк, машинки и лодку. Однако его отец, разговаривает Илон, и не поменялся, и Илону пришлось порвать взаимоотношения.

    «По моему эксперементу, предпринять нельзя все больше ничего», разговаривает он, усвоив, в конце концов, урок, что его отец ни разу и не поменяется. «Ничего. Ничего. Жалко. Я все перепробовал. Опасности, вознаграждения, взывал к уму, чувствам, пробовал предпринять все, дабы сконфигурировать собственного отца к топовому, однако и не сумел, он только ужаснее стал».

    Кое-где в данной травматической привязанности покоится ключ к миропониманию Маска — создание заместо разрушения, полезность заместо ущерба, защита мира от зла.

    В школе существовало и не очень предпочтительнее, чем особняки. Над Маском измывались, пока что ему же и не ударило 15 лет.

    «Очень длительное время я был самым миниатюрным и молодым подростком в классе, так как мой денек рождения приходился практически на крайний денек, перед началом коего принимают в школу, 28 июня. Школьные банды практически охотились за мной».

    Маск отложил книжки и начал обучаться отбиваться — каратэ, дзюдо, борьба. Это же физическое воспитание в купе с скачком увеличения отдало ему же 180 см увеличения к 16 годам, вселило в него уверенность и обучило предлагать сдачи.

    Когда он подрался с самым большим хулиганом в школе и вырубил его одним махом, Маск заприметил, что тамошний все больше ни разу и не нарывался. «Это отдало лично мне урок: ежели вас допекает хулиган, вы и не сможете успокоить хулигана. Вы бьете хулигана в нос. Хулиганы выбирают цели, кои и не умеют отдать сдачи. Ежели вы поставите жесткую миссию и ударите хулигана в нос, он захотит убить вас, однако на деле даже и не ударит».

    Об карьере

    Когда ему же исполнилось 17, Маск покинул институт и переехал в родную страну собственной мамы, Канаду, потом получив паспорта для собственной мамы, брата и сестры, дабы те самый сумели присоединиться к нему. Его отец и не поверил. «Он рассказывал, что я вернусь сквозь три месяца, что я ни разу сего и не сделаю, что я ни разу и не сделаю ничего себе. Он называл меня кретином всегда. Это же вершина айсберга, меж прочим».

    Опосля тамошнего, как только к Маску пришел фуррор, его отец вписал себя в титры — на Википедии можно определить тамошний факт, что он максимально посодействовал Илону. «Якобы он отдал нам кучу денежек для начала, дабы я с братом запустил первую организацию (Zip2, которая предоставляла путеводители по городкам). Это же и не так», разговаривает Маск. «Ему существовало все равно. Он и не платил за институт. Мы с братом платили за институт за счет стипендии, кредитов и работы на двух работах. Финансирование, которое мы коллекционировали для нашей первой предприятия, поступило от маленький группы произвольных ангельских инвесторов в Кремниевой долине».

    История карьеры Маска декорирует его стол. На нем стоят причиндалы почти со любых его корпораций, даже чашечка от X.com, первый онлайн-банк, сделанный им же, который предстал PayPal. Продажа Zip2 принесла 22 миллиона баксов субъективно Маску, кои он потом вложил в начало X.com. Выручив 180 миллионов баксов от реализации PayPal, он стартовал с SpaceX, вложив в нее 100 миллионов баксов, вложил 70 миллионов в Tesla, 10 миллионов в Solar City и оставил малость самому себе.

    Одно из недоразумений, которое тревожит Маска все больше всего, это же эпигонство и уподобление, будь то истинный Тони Старк либо второе наступление Стива Джобса. Когда при съемке фотографии его требуют надеть темную водолазку, отличительную деталь Джобса, он злится. «Если бы я погибал и носил водолазку, — разговаривает он, — с крайним вздохом я бы заснял водолазку и кинул бы ее как только можно дальше».

    Кто же этакий Илон Маск?

    «Я пробую выполнять полезные вещи», поясняет он. «Это наглядное рвение. И полезное значит, что это же будет полезно для прочего сообщества. Полезны ли они поэтому, что ишачят и совершенствуют жизнь граждан, делая будущее предпочтительнее и полноценное тоже? Думаю, нам стоит ли пробовать предпринять будущее лучше».

    Когда я прошу его отдать распознавание слову «лучше», Маск уточняет: «Было бы предпочтительнее, если б мы смягчили последствия всемирного потепления и создали воздух в городках чище не выкапывали бы крупное количество угля, нефти и газа, все они равно закончатся».

    «И если б мы были многопланетным общим видом, это же сократило бы возможность тамошнего, что какое-нибудь одно-единственное обстоятельство, природное либо техногенное, убило бы нашу нацию, как только динозавров. В ископаемой летописи существуют пять обстоятельств массового вымирания. Люди сего и не соображают. Ежели вы и не таракан либо гриб, ну либо губка, для вас конец». Он смеется. «Это страхование нашей жизни, и будущее будет еще наиболее вдохновляющим, ежели мы будем посреди кинозвезд и сможем переехать на другую планетку, ежели захотим».

    Такая идеология Маска. И в собственной простоте она максимально редка. Задумайтесь об остальных именах, кои ассоциируются с нововведениями в этом столетии: это же люди, кои сделали операционные системы, прибора, сайты либо социальные паутине. В большей степени них идеология существовала этакий: как только предпринять мою организацию центром мира юзеров? Веб-сайты соц сетей, этакие как только Facebook и Twitter, задействуют ряд трюков для активации центров вознаграждения головного мозга юзера.

    Если б сотрудники Маска предложили ему же предпринять что-то схожее, он взглянул бы на их, как только на кретинов. Этакого рода мышление нельзя высчитать. «Есть что-то непоследовательное в фолиант, дабы и не быть этаким, каким тебя намерено созидать мир», разговаривает Маск. «И ухитрятся следовать единому моральному коду, когда остальная часть мира следует альтернативному. Эдак и не ишачит. Ежели все будут пробовать одурачить друг дружку всегда, будет не мало шума и неурядицы. Предпочтительнее быть проще и выполнять полезные вещи».

    Он дискуссирует возведение константной основы на Луне и предстоящее финансирование SpaceX за счет сотворения пассажирских ракет, могущих путешествовать в хоть какой город мира наименее чем за час, собственного рода транспорт «Земля — Земля». Я спросил его, как только надо ишачить, дабы восхищать граждан.

    Об честности

    «Я думаю, надо быть четким в отношении истины. Четким и искренним. Я пробую сообщить людям: нежелательно читать меж строк. Я говорю строчки!».

    Иная картинка: Маск на еженедельной встрече инженеров-разработчиков SpaceX, восемь профессионалов посиживают за столом в красноватых креслах с высоченными спинками, демонстрируя Маску слайды с крайними обновлениями оформления галлактического марсианского корабля. Исследовав технические детали, он прибавляет элемент, выходящий за рамки логики и техники.

    «Удостоверьтесь, что он и не будет высмотреть уродливо», разговаривает он. И потом: «Вот этот и не максимально эстетично смотрится. Похож на испуганную ящерицу». И гораздо: «Когда вы приземляетесь на Марс, перечень тамошнего, об чем для вас надо волноваться, обязан быть довольно минимален, дабы вы остались живы».

    В целом существуют оборотная взаимосвязь с ответом Маска: во-первых, все обязано быть полезным, логичным и научно вероятным.

    Потом он стремится повысить эффективность на каждом уровне: что люди принимают за индустриальный эталон, ежели существуют куча способностей для изрядных улучшений?

    Таким макаром, Маск подталкивает конечный товар к эстетической красотище, простоте, крутости, гладкости и, как только выражается он сам, «потрясности».

    В протяжении всего сего процесса всплывает очередной элемент, которым не достаточно кто занимается: персонализация. Как правило это сопряжено с тем самым, что Маск прибавляет пасхалочки и субъективные ссылки в товары, к примеру, отправляет «секретный груз» в космос с первым Dragon, который оказывается кругом сыра (в честь Монти Пайтона).

    Кроме всего сего, самое сумасшедшее либо восхитительное для служащих Маска, зависимо от должности, это же временная шкала, по которой он рассчитывает сроки исполнения работ. К примеру, в один прекрасный момент, когда я посещал SpaceX, несколько служащих неистово сновали из кабинета на автомобильную стоянку, туда и сюда, сквозь дорогу. Оказывается, во время встречи он спросил них, сколько времени будет нужно, дабы устранить штатные машинки и начать копать первую скважину для туннеля Boring Company. Ответ: две недельки.

    Маск спросил: посему, и получив нужную информацию, заключил: «Давайте начнем сейчас и поглядим, как огромную прореху мы можем выкопать начиная нынешним утром и перед началом воскресного обеда, по 24 часа в сутки». Сквозь три часа машинки пропали и в планете земля существовала прореха.

    С альтернативный стороны, Маск грустно знаменит тем самым, что устанавливает принципиальные сроки, кои частенько и не может соблюсти. Начальные сроки выпуска Roadster, Model S и Model X были перенесены, а уж Model 3 — со перечнем ожидающих практически в полмиллиона человек — испытывает суровые заминки изготовления. Тамошнему существуют не мало обстоятельств, однако, по воззрению Маска, «лучше выполнять что-то неплохое и быть первым, чем выполнять с опозданием». Маск изготовит, что замыслил, пусть не в срок. Так как ежели он и не может сего предпринять, он и не будет притворяться.

    Вот Маск стоит ли в трехэтажном здании в Сан-Франциско, вконец не так давно обставленном. Ранее оно принадлежало Stripe, предприятия по обработке кредитных карт, однако сейчас принадлежит Маску, который расположил тут две свои предприятия: Neuralink и OpenAI.

    Таковыми могли высмотреть Tesla либо SpaceX, когда все лишь начиналось. Маленькая группа граждан, с интересом и консервативными ресурсами идущих к дальней, однако амбициозной цели. Однако, в отличие от Tesla и SpaceX, тут нет ничего и близко схожего на дорожную карту к сиим целям, и они и не эдак внятны.

    О ИИ

    OpenAI — это же некоммерческая организация, миссию которой состоит в минимизации угроз искусственного ума, а уж Neuralink ишачит над тем самым, как только ввести технологии в наши мозги, дабы сделать нейрокомпьютерный интерфейс.

    Ежели кажется, что эти идеи противоречивые, задумайтесь лишний раз. Neuralink дозволит нашим мозгам идти в ногу с развитием искусственного ума. Машинки и не умеют перехитрить нас, ежели у нас будет все, что существуют у машин, плюс все, что существуют у нас. По последней мере ежели вы предполагаете, что то, что имеется у нас, на деле привилегию.

    В кабинете причудливый денек: Маск демонстрирует документальный кинофильм о искусственном уме персоналу Neuralink. Он стоит ли перед ними, пока что те самый посиживают на диванчиках и стульях, и излагает сумрачные шансы собственной миссии предпринять ИИ неопасным: «Шанс на фуррор — пять, может, десять процентов», разговаривает он.

    Задачка, с которой он столкнулся в OpenAI, двойственна. Во-первых, мудрено выстроить что-то умнее тебя, так как это же умнее тебя. Добавьте к этому тамошний факт, что ИИ и не испытывает угрызений совести, нравственности, чувств — и население земли будет в тотальном дерьме. Это же второй шанс неплохого отпрыска поправить кровожадного отца.

    Иная неполадка в фолиант, что OpenAI — некоммерческая организация, конкурирующая с DeepMind Гугл, у которой ресурсов побольше. Маск разговаривает, что он инвестировал в DeepMind с намерением следить за развитием ИИ Гугл.

    «У Facebook, Гугл и Amazon — и, конечно же, Apple, однако она хлопочет об субъективных заданных — больше заданных об вас, чем вы сможете припомнить», разговаривает он. «Существует риск концентрации силы. Потому ежели общий искусственный ум воображает экстремальный уровень силы, кто обязан его держать под контролем? Несколько граждан в Гугл, которым по большому счету все равно?».

    «Сладких снов», шутит Маск, когда кинофильм завершается. Потом он заводит дискуссию, записывает несколько мыслях, вычеркивает альтернативные. Неожиданно попкорн, который он временами берет из чаши, попадает ему же и не в то гортань, и он начинает кашлять.

    «Мы говорим о опасности населению земли, — смеется он, — а уж я приму гибель от попкорна».

    На часах 21:00. В четверг вечерком я жду в фойе особняки Маска, дабы перестатьне интервью. Сквозь пару минут он спускается по лестнице в футболке с изображением Микки Мауса в космосе. Высочайшая блондиночка следует за ним по лестнице.

    Он верен собственным словам. И не одинок.

    Оказалось, что эта девушка — Талула Райли, его вторая невеста. Они повстречались в 2008 году, и сквозь 10 дней общения Маск изготовил ей же предложение. В 2010 году они поженились, двумя годами потом развелись, опять женились, опять развелись, опять разошлись, опять сошлись ради развода и… всё.

    Маск решает сделать кое-что редко встречающееся для него: испить. «Я никудышно сопротивляюсь алкоголю», разговаривает он. «Но я привычно путаю краски, когда пью. Я счастлив, когда все размыто».

    Он наливает для нас два стакана виски, и мы втроем идем в гостиную, где стоит ли механический фонограф Эдисона, машинка «Энигма» и коротковолновое радио времен Первой мировой войны.

    Во время интервью Райли расслабляется на диванчике по соседству, и не особо обращая внимание на разговор, все больше увлечена мобильником.

    Настроение Маска различается от тамошнего, какое существовало в SpaceX; этаким его лицезреют лишь те самый, кто пришел познать его лучше. Вот он цитирует излюбленные строчки из аниме, вот вкратце определяет подробные аннотации, а уж вот игнорирует вас, уходя в свои мысли. Вот он спрашивает вашего совета по насущной неполадке; вон он закатывается в приступе хохота, угорая над юмористической телепередачей, а уж вот он ведет себя эдак, как будто вы ни разу и не встречались до этого. При всем это же вы обучайтесь и не воспринимать это же на собственный счет, так как маловероятно, что это же вас касается.

    Мы начинаем разговор на тематику ИИ, так как несколько недель обратно Маск написал в Твиттер: «Борьба за приемущество ИИ на государственном уровне, вероятнее всего, станет предпосылкой Третьей мировой».

    Когда я спрашиваю его о этом, Маск раздражен: «У меня нет любых ответов. Я и не говорю, что у меня существуют ответы на все про все гребаные вопросцы. Разрешите лично мне прояснить. Я пробую узнать, какие деяния я могу сделать, дабы вышло неплохое будущее. Ежели у вас существуют предложение на данную тему, пожалуйста, выскажитесь».

    Скоро становится понятно, что Маск и не в настроении твердить об собственной работе. Заместо сего у него существуют совет, который он жаждил бы отдать миру, исходя из своего эксперимента. «Я узнал, что человек обучается в протяжении всей жизни», разговаривает он, немного улыбаясь. «И один из уроков, кои я выучил: не нужно твитить про Золпидем (Ambien). Вот, запишите: твитить про Золпидем неразумно. Вы сможете пожалеть о этом».

    Маск хватает со столика книжку издательства The Onion и начинает листать странички, истерически хохоча. «Чтобы осознать сущность вещей», подразумевает он, «думаю, вы сумеете определить ее в The Onion и время от времени на Reddit».

    «Смотрел “Рика и Морти”?», — спрашивает Маск. Беседа перетекает к «Южному Парку», «Симпсонам» и «Автостопом по галактике». Одна из строчек данной книжки предстала первым правилом семьи Масков: «Не паникуй».

    «На третьем месте сохранность. Второго руководила вообщем нет. Однако даже ежели на втором месте ничего нет, сохранность и не продвигается на второе место».

    Названивает Теллер, начальник персонала Маска, который докладывает ему же, что пока что мы разговаривали, Хоторнский муниципальной совет перестал часовую дискуссию и дозволил Маску рыть собственный туннель на глубине трех км под городом.

    «Хорошо», разговаривает Маск. «Теперь мы сможем копать, выходя за границы нашей принадлежности. Копайте аки черти!».

    Он смеется, и я начинаю его осознавать. Наконец, он ординарно намерено расслабиться и похохотать во всем мире, который он пробует оптимизировать.

    Я ухожу из его особняки, однако все гораздо слышу его хихиканье в дверном просвете. Надеюсь, когда в колонии на Марсе возведут первые скульптуры Маска, они будут улыбаться.

    По материалам Rolling Stone