Астрологи обусловили таинственный объект посередине нашей галактики

    В протяжении почти всех лет астрологи разламывали голову, что за странноватый объект присутствует посередине Млечного Пути. Числилось, что это же туча водорода тянется к циклопической темной прорехе в нашей галактике. Но исследование объекта во время его приближения к темной прорехе сиим в летнюю пору дозволило астрологам Калифорнийского вуза (UCLA) обусловить, что этот странноватый объект является и не чем другим, как только G2.

    Астрологи обусловили таинственный объект посередине нашей галактики

    Команда во главе с Андреа Гез, доктором физики и астрономии в UCLA, сформулировала, что G2 — это же, вероятнее всего, пара удвоенных (бинарных) кинозвезд, кои крутятся вокруг темной прорехи в тандеме и соединяются в неописуемо огромную кинозвезду, охваченную газом и пылью. Изучение существовало размещено в журнальчике Astrophysical Journal Letters.

    Астрологи узнали, что если б G2 существовало облаком водорода, его бы изорвало темной прорехой и ее гравитационным притяжением. Однако:

    «G2 выжила и продолжила счастливое движение по орбите; у элементарного облака газа и не существовало бы этаких шансов, — разговаривает Гез. — G2 вообщем и не направила внимание на темную прореху. И не существовало никакого салюта».

    Темные прорехи, кои образуются из коллапсирующей материи, владеют так высочайшей герметичностью, что ничто и не может избежать них гравитационного притяжения — даже свет. Них нельзя узреть впрямую, однако них присутствие определяется воздействием на окрестные суперзвезды.

    Гез, исследующая тыщи кинозвезд в округах сверхмассивной темной прорехи, разговаривает, что G2 является одиним-единственным в собственном роде экземпляром сливающихся бинарных суперзвезды около темной прорехи; фактически, сильная гравитация темной прорехи и приводит к слиянию кинозвезд воедино. Она а также пометила, что в нашей галактике громоздкие суперзвезды в большей степени встречаются попарно.

    Гез и ее коллеги проводили научные исследования на обсерватории Кека на Гавайях, в какой присутствуют два огромнейших оптических и инфракрасных телескопа во всем мире.

    Когда две суперзвезды около темной прорехи соединяются в одну, кинозвезда расширяется в течение наиболее миллиона лет, до того как опять сдуется, разговаривает Гез. «Возможно, это же происходит подольше, чем мы думаем. Суперзвезды посередине галактике массивны и в большей степени удвоенные. Может быть, почти все суперзвезды, кои мы лицезреем не осознаем, умеют быть конечным товаром слияния, которое уже прекратилось».

    Гез и ее коллеги а также обусловили, что G2 обязана быть в раздутом состоянии ныне. Этот объект ординарно обворожил астрологов в крайние годы, а именно, благодаря собственной близости к темной прорехе. «Это одно из самых фаворитных обстоятельств для астрологов в моей карьере», — разговаривает Гез.

    Астрологи обусловили таинственный объект посередине нашей галактики

    G2 выжила!

    Гез разговаривает, что G2 переживает ныне некоторую «спагеттификацию» — распространенное явление поблизости темных дыр, когда большие объекты стают вытянутыми. В то же время газ на поверхности G2 греется окружающими звездами, создавая большущее туча газа и пыли, покрывающее огромную часть громоздкой суперзвезды.

    Ученые рассказывают, что и не сумели бы придти к собственным заключениям без ведущих технологий обсерватории Кека. «Этот итог с этакий точностью вероятен лишь благодаря неописуемым инструментам — 10-метровым телескопам обсерватории».

    Телескопы задействуют адаптивную оптику, мощнейшую технологию, разработанную при участии Гез, которая корректирует спецэффекты преломления земной атмосферы в режиме настоящего времени, предоставляя наиболее четкую картину места вокруг сверхмассивной темной прорехи. Эта техника посодействовала Гез и ее сотрудникам выявить почти все критерии, кои раньше были неопознаны, связанные со сверхмассивными темными прорехами.

    «Мы смотрим явления, связанные с темными прорехами, кои нереально следить где-либо гораздо во Вселенной. Мы начинаем осознавать физику темных дыр эдак, как только ранее существовало невозможно».