Астрологи узнали один из источников самых таинственных радиосигналов

    Резвые радиовсплески (FRB) являются одной из самых таинственных мистерий во Вселенной. Невзирая на то, что природа полностью любых FRB астрологам как и раньше неведома, ученые, кажется, в конце концов узнали из какой же умопомрачительной окружающей среды возникли одни из самых обсуждаемых в ближайшее время FRB. Идет речь об циклических сигналах FRB 121102.

    В первый раз об сигналах FRB 121102 исследователи заговорили в ноябре 2012 года, однако для тамошнего, дабы сузить круг поиска них причудливой природы, у ученых ушло пару лет. Более резвые радиовсплески, обычно, проявлялись всего один раз, что проделало вычисление них родника неосуществимой задачей, но индивидуальностью FRB 121102 оказалось то, что эти сигналы повторяются.

    Это же отдало ученым неповторимую вероятность исследовать эти сигналы. FRB воображают собой радиоимпульсы продолжительностью несколько миллисекунд, однако причем иногда владеющие энергией 500 миллионов солнц. Потому что в большинстве случаев эти радиоимпульсы и не повторяются, то и предсказать них становится почти нереально. Как только, вобщем, и отследить них родник. Вот поэтому ученые до сего времени и не могли обусловить них настоящую природу.

    Сигналы FRB 121102 и не переставали восхищать исследователей в течение пары лет. В марте 2016 года астрологи провозгласили о обнаружении в архивных заданных телескопов инфы об 10 резвых радиовсплесках из одной и той самой же области. В декабре 2016 года существовало найдено гораздо 6 сигналов FRB 121102, а уж в августе 2017 — гораздо 15. Это же дозволило ученым обусловить положение родника этих сигналов. Им же оказался звездообразующий регион одной карликовой галактики, расположенной в наиболее чем трех млрд световых лет от Почвы.

    Интернациональная группа исследователей, изучая заданные с различных радиотелескопов, сумела гораздо мощнее сузить круг поиска и в итоге придти к единственному выводу. Ученые как только ни разу убеждены, что родником FRB 121102 является нейтронная кинозвезда. И судя по всему, эта кинозвезда присутствует в очень экстремальной среде – или максимально близко к темной прорехе, или снутри максимально сильной туманности. К этаким выводам исследователей наткнул тамошний факт, что эти радиосигналы были «закрученными».

    Об собственной работе спецы поделились в журнальчике Nature, где докладывают, что сигналы FRB 121102 оказались почти целиком поляризованы. Когда эти поляризованные сигналы проходят через магнитное поле, то они закручиваются, и чем мощнее это же магнитное поле, тем самым мощнее они закручиваются. Эта индивидуальность носит заглавие спецэффекта Фарадея и дозволяет исследователям все больше познавать об природе тамошних либо других волн. В случае сигналов FRB 121102 них плоскость поляризации оказалась самой закрученной из когда-либо наблюдавшихся, что разговаривает об фолиант, что они прошли сквозь максимально сильное магнитное поле.

    «Единственные узнаваемые в нашей галактике родники, владеющие этакий же, как только и у FRB 121102, закрученной плоскостью поляризации, присутствуют в галактическом центре и размещаются в максимально динамическом регионе рядом с громоздкой темной прорехой. Может быть, родник FRB 121102 присутствует в аналогичной среде в собственной галактике», — разговаривает Даниэль Мичилли из Амстердамского вуза.

    «Также индивидуальность закрученной плоскости поляризации можно растолковать, ежели них родник размещен в максимально сильной туманности, оставшейся опосля взрыва сверхновой», — прибавляет ученый.

    Наблюдение поясняет и участие нейтронной суперзвезды. Числится, что эти объекты появляются в итоге вспышек сверхновых кинозвезд. Ежели же толпа суперзвезды оказывается свыше конкретного значения, то заместо сверхновой она преобразуется в темную прореху.

    Нейтронные суперзвезды — максимально мизерные и максимально плотные объекты. А уж при вращении они источают радиоимпульсы. Конкретный тип нейтронных кинозвезд, именуемых магнетарами, владеет экстремально сильным магнитным полем и в силах производить выбросы – подобные тамошнему, как только Солнце осуществляет солнечные вспышки. Они тоже рассматривались учеными в качестве вероятного родника резвых радиоимпульсов, но наблюдения продемонстрировали, что самые массивные вспышки этих объектов были на четверо порядка ниже по мощности, чем FRB 121102. Напоследок ученые пришли к воззрению, что родником FRB 121102 является обыкновенный тип нейтронной суперзвезды. В то же время исследователи планируют продолжить собственную работу и постараются побольше узнать, в которой конкретно среде они возникли.

    «Мы продолжим наблюдения и проследим за тем самым, как только с течением времени конфигурируются характеристики этих всплесков. В рамках этих наблюдений мы попытаемся узнать, какое из догадок оказалось верным – нейтронная кинозвезда присутствует рядом с темной прорехой, или же она присутствует снутри максимально сильной туманности», — разговаривает Джейсон Хессельс из такого же Амстердамского вуза.

    В то же время мы как и раньше и не знаем, что является родником десятка остальных наблюдавшихся радиовсплесков. Они и не повторялись, как только это же существовало с FRB 121102, потому ученые подразумевают, что FRB 121102 умеют быть оригинальными в собственном роде, в то время как только альтернативные умеют иметь другие родники.