Бермудский треугольник в космосе: опасньсть для космонавтов?

    «Прежде чем предстать космонавтом, я прослушал не мало историй о космонавтах, кои лицезрели белоснежные вспышки излучения во время выхода в космос», разговаривает Терри Виртс, прошлый космонавт NASA. На пятую ночь его первого полета — цель на галлактическом шаттле «Индевор» в 2010 году — когда подошло время сна, «я закрыл очи — и бум! Циклопическая, белоснежная, ослепительная вспышка возникла у меня перед очами, и я ничего и не слышал».

    Чем все больше предприниматели сталкиваются с галлактическими полетами — вроде CEO SpaceX Илона Маска, который на деньках запустил собственную ракету Falcon Heavy во Флориде, — тем самым почаще они сталкиваются с странными явлениями вроде описанного чуть повыше.

    Одно из самых странноватых явлений — то, которое заверил Виртс. Это же Южно-Атлантическая аномалия (SAA), которая воображает собой громоздкую вспышку без звука. Однако SAA — это же не попросту странноватое зрелище. Оно наносит вред компам в округах и подвергает граждан вблизи завышенному разряду радиации. За это же его окрестили «космическим Бермудским треугольником».

    По мере тамошнего как только пилотируемые галлактические полеты стают все наиболее общераспространенными, а уж космонавты больше полагаются на компы, трудности, кои тянет за собой SAA, умеют только усугубляться.

    Дабы осознать SAA, первым делом надо осознать радиационные пояса Ван Аллена. Это же две зоны из заряженных частиц в форме тора, окружающие Планету земля и удерживаемые на месте ее магнитным полем. «Солнце отправляет неограниченное количество радиации», разговаривает Виртс, «и огромное количество частиц вроде электронов выстреливают с поверхности Солнца. Весь этот материал прилетает а также из космоса, и магнитное поле Солнца может его перенаправлять. Попадая на Планету земля, он улавливается магнитным полем и образует эти радиационные пояса в космосе».

    Отменная новинка в фолиант, что пояса Ван Аллена предохраняют Планету земля от заряженных электрических частиц, заброшенных солнцем. Неудачная новинка в фолиант, что существуют одно однако.

    Планета земля и не вконец округлая; в центре она немного выпуклая. Магнитные полюса Почвы а также и не соответствуют географическим полюсам, потому они смещаются, а уж наряду с ними и пояса Ван Аллена. SAA рождается там, где внутридомовой радиационный пояс Ван Аллена оказывается в нижней точке и наиблежайшей к Планете земля. По причине крена магнитное поле мощнее всего на севере, и область над Южной Атлантикой и Бразилией оказывается на пути пояса Ван Аллена.

    Для Почвы это же и не воображает никакой угрозы. Однако наносит вред хоть каким спутникам и иным аппаратам вроде Интернациональной галлактической станции, кои проходят сквозь эту область, и людям на борту. Виртс ладно запомнил собственный полет 2010 года и время, проведенное на МКС в 2014 году.

    Белоснежные вспышки, об которых докладывают космонавты, а также затрагивают и компы. «У нас существуют акронимы для любых обстоятельств в NASA», разговаривает Виртс. «И существуют SEU — одиночные разочарования. Этот акроним значит, что персональный компьютер «моргает», и происходят они достаточно часто».

    «Существует ладно популярная область, в какой разнообразные типы спутников — не лишь галлактическая станция с людьми, да и нормальные спутники взаимосвязи — сталкиваются с проблемами», прибавляет он. «В этакие моменты охото пропархать как только можно быстрее».

    Например, галлактический телескоп Хаббла в этакие моменты и не может производить астрономические наблюдения, пролетая сквозь этакий регион.

    Как аппаратам и пассажирам защититься от сего потока излучения? Вода — оптимальная защита, разговаривает Виртс. На МКС космонавты задействуют «водяную стену». «Это ординарно 23-килограммовые мешки с водой», разговаривает он. Ими оборачивают зоны сна космонавтов.

    Радиация подробно отслеживается во время галлактических полетов. «Есть несколько электрических сенсоров, кои ординарно считывают радиационные всплески и посылают заданные на Землю», разговаривает Виртс. «У каждого из нас существуют радиационный монитор на все про все время, пока что мы в космосе. Я держал его в кармашке в протяжении всей миссии, всякий раз. Даже выходя в космос, я покупал его с собой в кармане».

    Этот бой меж магнитным полем Почвы и солнечным ветром показывает очередной любознательный спецэффект: полярное блеск. Оно вызывается тем самым, что очень заряженные крупицы от солнца сражаются о атмосферу Почвы, рождая зеленое свечение.

    На Планете земля люди путешествуют за тыщи км, дабы узреть полярное блеск. Однако на МКС них видно идеальнее всего. «Из космоса северное блеск очень различается от южного сияния», разговаривает Виртс. «Северное блеск исходя из убеждений МКС все время существовало тоненькой полосочкой кое-где вдали, а уж южное блеск все время существовало наибольшим облаком, которое поближе к станции».

    В протяжении 215 дней, проведенных в космосе, эта картинка все время оставалась с ним. «Ты летаешь и видишь огромные светло-зеленые и красноватые танцующие облака. На Планете земля ничего подобного нет».

    Независимо от тамошнего, как прекрасен этот общий вид, чем наиболее общераспространенными стают галлактические миссии и полеты, чем далее уходят зонды, тем самым крепче обязан галлактический аппарат переносить SAA и радиационное влияние.

    «По мере тамошнего, как только мы уходим поглубже в Галлактику и далее от Почвы, мы меньше будем зависеть от центра руководства полетом, который может оказать нам секундную помощь», разговаривает Виртс. «Возможно, нам придется подождать пару минут по причине скорости света, дабы получить ответ. Нам потребуются компы с искусственным умом и тамошнему подобное».

    И чем сильнее будет персональный компьютер, тем самым все больше он будет уязвим для неурядиц с радиацией. Определить защиту будет максимально немаловажно для грядущего освоения космоса.