Чем теплее на планетке, тем самым все меньше стают некие млекопитающие

    Пятьдесят шесть миллионов годов назад, приблизительно сквозь десять миллионов лет опосля тамошнего, как только вымерли динозавры, с нашей планеткой вышло что-то странноватое. На ней предстало знойно. Максимально знойно. Эдак знойно, как только случалось лишь давным-давно, за несколько млрд лет прежде. Углеродные сигнатуры в геологических записях продемонстрировали, что всемирная температура подпрыгнула на 5-8 градусов по Цельсию за 10 000 лет.

    Они а также указывают, что температура планетки оставалась завышенной гораздо 17 000 лет, до того как возвратилась к стандартному разряду. Ученые именуют это же относительно скорое увеличение температуры «гипертермическим событием», и оно существовало и не одиним-единственным с того времени.

    Сквозь два миллиона лет Планета земля испытала очередной всплеск температуры, который был вдвое слабее предшественника. В протяжении истории Почвы были и альтернативные гипертермические действия гораздо меньше. Большая часть ученых сходятся на фолиант, что мы ныне переживаем одно из этаких.

    Эбигейл Д’Амброзия, выпускник Вуза Нью-Гэмпшира, отыскивает ответ на вопросец: что происходит с живыми созданиями, когда увеличивается всемирная температура?

    Они вымирают? Приспосабливаются? Изменяются ли вообщем?

    Ее изучение, опубликованное на минувшей недельке в журнальчике Science Advances, демонстрирует, что по последней мере некие млекопитающие уменьшаются в объемах. И то, как только очень они уменьшаются, впрямую сопряжено с температурой планетки.

    Выводы основаны на новейшем анализе закаменевших зубов и фрагментов челюсти, собранных в бассейне Бигхорн в северо-западном Вайоминге, в 120 километрах от Йеллоустонского государственного парка.

    «В случае со взрослыми млекопитающими, измерение зубов дозволяет судить об объемах них тел», разговаривает Д’Амброзия.

    Сравнивая конфигурации в объемах зубов в границах единого образа со временем, ученые сумели отобразить, что уменьшение млекопитающих вышло в период наикрупнейшго действия потепления, на глазок 56 миллионов годов назад.

    А именно они продемонстрировали, что самые первые звери образа Sifrhippus уменьшились на 30% в течение первых 130 000 лет потепления. По мере тамошнего как только всемирная температура медлительно ворачивалась к норме, объем них тел опять возрос на 76%. Д’Амброзия задалась вопросцем, происходило ли схожее уменьшение во время наиболее маленького потепления приблизительно 54 миллиона годов назад.

    Дабы узнать это же, она принялась за работу по сбору и измерению зубов четверых млекопитающих, кои жили перед началом и во время сего периода.

    В ее изучение вошли Arenahippus pernix (ранешняя лошадка размером с махонькую собаку), Diacodexis metsiacus (предшественник свиней и оленей по объему зайчика), Hyopsodus simplex (травоядное размером с ласку) и Cantius abditus (ранешние приматы, похожие на современных лемуров).

    Д’Амброзия разговаривает, что в случае с мелкой лошадью разница в размере зубов меж отдельными звериными, кои жили перед началом периода потепления и опосля, явна.

    «Это очень интересно», разговаривает она. «Когда я начала в первый раз проводить измерения, мой консультант начал случаем хватать зубы и пробовал угадывать, какие пришли из гипертермального периода. Можно существовало обусловить даже визуально».

    И вы тоже сможете.



    Научный анализ заданных проявил, что во время второго действия потепления Arenahippus уменьшилась в размере на 14% — то существуют из объемов собаки перед началом объемов кошки.

    Эти выводы рассказывают, что ответ уменьшения объемов на увеличение температуры пропорционален масштабам потепления. Во время первого действия потепления малеханькая лошадка уменьшилась на 30%. Во время второго действия потепления, которое существовало вдвое лучше, иная малеханькая лошадка уменьшилась на 14%.

    У Д’Амброзии существовало все меньше зубов от остальных трех сортов, включенных в изучение, однако она все гораздо могла обусловить, что Diacodexis, предшественник оленя, показал уменьшение на 15%. Изменение объема травоядного Hyopsodus существовало ерундовым (4%), а уж примат Cantius вообщем перевернул эту тенденцию, показав 2-процентный рост. Вобщем, крайние два результата и не показательны, так как образцов существовало и не настолько не мало.

    Хотя сокращение объемов перед личиком конфигурации климата может появиться странноватым ответом, в научных кругах ладно понятно, что млекопитающие стают все меньше при наиболее теплом климате. К примеру, красноватые лисицы, кои живут в наиболее больших и прохладных широтах, стают все больше, ежели живут поближе к экватору. У сего парадокса даже существуют свое заглавие — царило Бергмана.

    «Идея в фолиант, что охлаждать малюсенькое тело эффективнее, так как соотношение площади к размеру выше», разговаривает ученый.

    Это же соотношение дозволяет зверям гораздо меньше выпускать все больше тепла, а уж зверям побольше — сохранять тепло в наиболее холодной среде. И тем не менее звери, пережившие древнейшие гипертермальные действия, могли уменьшаться и по иным причинам, в фолиант числе и не имея способности получить достаточное количество жидкости либо еды. И раз уж планетка становится теплее сейчас, ученые умеют наглядно следить за ответом млекопитающих.