# чтиво | Как только NASA планировало полеты на Марс и Венеру

    Предвкушая взрыв поддержки опосля высадки на Луну, NASA начало думать об наиболее нешуточных вещах. Представьте самому себе: 3 космонавта, 150 миллионов км от Почвы, разговор с «хьюстоном» с четырехминутной заминкой. Они ничего и не лицезрели в иллюминаторах, за исключением кинозвезд на фоне кромешной тьмы, крайние 150 дней. С подробно рассчитанной траекторией, космонавты медлительно заходят на орбиту Венеры и лицезреют толстый слой облаков…

    Похоже на сюжет умопомрачительного кинофильма, и не эдак ли? Все же, в финале 60-х годов NASA подразумевала миссии по отправке граждан на Венеру и Марс, используя технологии эры «Аполлона». Эти миссии летали бы в 70-80 годах на почве человеческих ожиданий и завышенного энтузиазма к покорению галлактического места опосля успешного приземления «Аполлона». Да, это же были очень неустрашимые миссии, однако они и не нуждались ни в чем, за исключением тамошнего, что уже существовало под рукою.

    Содержание

    • 1 Програмка Apollo Applications
    • 2 400 дней жизни в космосе
    • 3 Планетарный бильярд Bellcomm
    • 4 Skylab

    Програмка Apollo Applications

    Програмка NASA «Аполлон» достигнула пика в 1965 году. На полпути от ее сотворения и перед началом финала освоения Луны, програмка как только требовала фуррора, эдак и теряла поддержку. Финансовые средства были позарез нужны в остальных пространствах: в решении домашних вопросцев и в Юго-Восточной Азии, где неистовствовала Вьетнамская война.

    Опаски по поводу грядущего «Аполлона» опосля высадки на Луну привели к созданию програмки Apollo Applications. Это же существовала попытка агентства сохранить команду, которая отдала жизнь «Аполлону», и применять ее эксперимент в создании остальных миссий, кои вывели бы население земли в космос. В базе этих миссий обязана существовала быть научная, а уж и не политическая мысль. Мудрено сообщить, могли быть это же настоящие миссии либо нет, однако как только минимум они продемонстрировали бы, что NASA сумело бы предпринять с существующими технологиями «Аполлона».

    Первыми смутными целями програмки существовало установить пилотируемую орбитальную лабораторию и отправлять миссии к наиблежайшим планеткам на разработках «Аполлона» — две цели, кои обеспечили бы NASA продолжением изготовления изменением Apollo-Saturn. Однако эти цели и не были довольно весомыми. NASA никак не могло продолжать возведение разовых аппаратов «Аполлон» и ракет «Сатурн-5» без заядлых задач на повестке.

    # чтиво | Как только NASA планировало полеты на Марс и Венеру

    Mariner-2 очами художника

    Дабы определить них, агентство обратилось к Bellcomm, подразделению AT&T, сделанному в марте 1962 года для поддержки галлактического агентства, оценки теоретических миссий и исполнения независящего анализа. Bellcomm и привела служащих NASA к способности пилотируемых миссий на Венеру и Марс.

    27 августа 1962 года NASA запустило первый в истории зонд на Венеру. Mariner 2 прошел в тридцати тыщах км от поверхности планетки 14 декабря, до того как выйти на гелиоцентрическую орбиту. Это же существовала миссия по облету, а уж и не кропотливому исследованию соседки, но зонд узнал, что у Венеры нет мощного магнитного поля и что планетка очень-очень горяча. Mariner-2 узнал а также, что радиационная активность Венеры наносит вред и не все больше, чем где-либо гораздо за пределами магнитного поля Почвы. Сей факт, вместе с жесткой уверенностью тамошнего, что под тучами Венеры таится огромное количество секретов, изготовил цель на эту планетку очень симпатичной.

    Венера предстала достойным объектом для исследования (беря во внимание то, что никто и не знал, что скрывается под тучами Венеры), а уж означает, могла отдать подходящий толчок развитию програмки Apollo Applications.

    Исходя из убеждений Bellcomm, попасть на Венеру существовало несложно. Одним из главных частей фуррора «Аполлона», который был очевиден гораздо перед началом полета на Луну, существовало то, что у галлактического аппарата существовала модульная конструкция. Имея трехсторонний галлактический аппарат — лунный модуль, который уседется на Луну, служебный модуль, как только главный агрегат, и модуль возвращения на Луну — можно существовало отрешиться от каждой из секций, как она переставала быть нужной. Выходит, хватало одной ракеты «Сатурн-5», дабы запустить всю конструкцию.

    Галлактический аппарат, созданный для Венеры

    В базе миссии на Венеру, предложенной Bellcomm, лежал этот же модульный подход: возведение трехстороннего корабля, который сумеет взлететь на одной «Сатурн-5». Венерианская миссия а также использовала бы командный и служебный модули «Аполлона» как только главные. Командный модуль был должен предстать ядром машинки, в каком экипаж вылетал и ворачивался. Он почти и не различался от лунного модуля, кроме 430 фунтов аблятивного материала, который защитил бы корабль от влияния атмосферы — возвращение экипажа с Венеры обязано существовало пройти скорее, чем возвращение с Луны.

    В остальном космолет был бы этаким же. Персональный компьютер в командном модуле был бы главным поставщиком инфы и контроля навигации в протяжении всей миссии, как только это же существовало во время полета «Аполлона» на Луну. Все, что надо существовало предпринять — изменить программку, высчитать линию движения и ехать. NASA на Планете земля выслеживало бы все миграции корабля.

    Что наиболее немаловажно, CSM, другими словами командный модуль, был должен предстать спасательной шлюпкой экипажа. Один-единственный модуль, могущий летать от аккумуляторы — это надо во время повторного захода на Планете земля. CSM был модулем, в каком экипаж мог укрыться в случае отказа опосля пуска. С целиком заряженными батареями, привязанный к Венере CSM мог быть хорошим убежищем на 60 дней. Там даже были припасы трехнедельного рациона для экипажа на вариант, ежели он приземлится кое-где в пустыне в финале миссии. Столько же провизии существовало на руках у экипажа.

    Однако командный модуль был очень тесен для миссии с этакий длительностью. Миссия на Венеру и не подразумевала пользование лунного модуля, потому эта часть существовала снята и заменена наиболее большим экологическим модулем поддержки (ESM). Однако ESM и не запускался наряду с CSM; космонавты обязаны были объединить два модуля в полете. Этаким же образом космонавты «Аполлона» подключали лунный модуль на пути к Луне.

    Венера

    Крайним модулем венерианского «Аполлона» был SIV-B. Это же существовала верхняя ступенька «Сатурна-5», и ее главный функцией существовало движение корабля с орбиты Почвы к Венере. В то время, как только лунная команда отбрасывала этот модуль на пути к Луне, группа, парящая на Венеру, будет держать его прикрепленным. Он будет них главным пространством для жизни опосля обновления. Все, что экипажу будет для сего надо, будет храниться в ESM. Очищенный SIV-B а также станет главным родником энергии во время миссии. Так как этот модуль наибольший, солнечные аккумуляторы на наружных панелях обязаны были накопить довольно энергии для поддержки любых трех модулей и сохранить аккумуляторы CSM заряженными на всякий пожарный вариант.

    Все три модуля планировали усилить, дабы защитить экипаж от микрометеоритов либо большенных метеоров, хотя ни какой-то из них и не воображал особенной угрозы. А уж вот солнечные вспышки воображали собой конкретную угрозу, беря во внимание то, что экипаж летел в сторону Солнца. Пролетая Венеру, экипаж будет на расстоянии 85 миллионов км от светила. В качестве меры предосторожности, ESM был усилен особым стендом от радиации. Таким макаром, модуль был бы неопасным даже в случае солнечного шторма.

    Доклад Bellcomm за 1967 год наметил главные пункты в миссии на Венеру: в эталоне существовало бы запустить корабль в течение месяца с 31 октября 1973 года. Безупречное время для пуска. Не совсем только поэтому, что планетки выстроятся востребованным образом, да и так как был обещан год малорослой солнечной активности.

    Пилотируемый полет на Венеру

    Экипаж быстро тормознул бы на земной орбите опосля пуска с мыса Канаверал, проверил все системы, ишачят ли они. Впоследствии активировал бы движок SVI-B, набрав скорость, нужную для заслуги Венеры. Эта активация ознаменовала бы начало 123-дневного пути, в течение коего экипаж следил бы глубочайший космос при помощи ультрафиолетового, рентгеновского и инфракрасного телескопов, установленных в ESM.

    Приблизительно 3 марта 1974 года экипаж достигнул бы Венеры. Телескопы машистого диапазона дозволили бы заглянуть под поверхность венерианских туч; экипаж собрал бы заданные об поверхности планетки, хим составе нижних слоев атмосферы, об гравитационном поле и об характеристиках разнообразных слоев туч. Можно существовало бы даже выпустить автоматизированные зонды, маленькие тс, дабы выслыть заданные о атмосфере назад на корабль в режиме настоящего времени.

    Используя гравитацию Венеры, экипаж мог бы набрать достаточный импульс, дабы возвратиться на Планету земля. Планетарная геометрия демонстрировала, что команда возвратится за 273 денька.

    В протяжении всей миссии экипаж был должен бы транслировать заданные ученым на Планету земля для контроля миссии. Это же понизило бы нагрузку и отсняло бы целесообразность загружать экипаж видеокамерами — командный модуль и не сумел бы взять не мало. С константным потоком заданных ученые могли бы сконфигурировать направление корабля либо попросить экипаж повторить опыт либо наблюдения.

    Экипаж возвратился бы на Планету земля приблизительно 1 декабря 1974 года. Вся миссия заняла бы 400 дней.

    400 дней жизни в космосе

    К 400-дневной миссии пришлось бы готовить экипаж и корабль, однако это же и не существовало нереально. Самой сложноватой частью существовала бортовая переработка и система хранения заданных.

    Экипажу предоставлялось 500 фунтов жидкости (подле 200 л.). 100 из их хранились в ESM и обязаны были перерабатываться в протяжении миссии, обеспечивая экипаж свежайшей питьевой водой, альтернативные же 400 были зарезервированы на вариант чрезвычайной ситуации. Атмосфера а также подвергалась переработке. Однако совместно канистр из гидроксидом лития, кои «Аполлон» покупал на Луну (угольные фильтры убирают углекислый газ из воздуха, однако канистры нельзя применять повторно), миссия Apollo-Venus полагалась на молекулярное сито. Оно всасывало бы атмосферную влагу из пота космонавтов и них дыхания, впитывая в силикагель. Были на борту и канистры, однако как только в случае с добавочной водой в CSM, они были на всякий пожарный.

    От лунной миссии венерианская различалась не совсем только системой чистки атмосферы: вся атмосфера существовала альтернативный. В то время как только миссии Mercury, Gemini и Apollo все приименяли чистую кислородную атмосферу, миссия Apollo-Venus обязана существовала в первый раз получить двойную газовую систему: 70 процентов кислорода и 30 процентов азота. Этакое решение существовало продиктовано не совсем только ужасом бортового пожара. Ординарно никто и не был уверен в фолиант, как только экипаж физиологически примет 400-дневное заключение в атмосфере незапятнанного кислорода. Наиболее непростая и трудная система существовала разработана для сохранности экипажа.

    Как только и система окружающей среды, экипажу придется быть автономным в данной миссии. Десять килограмм медикаментов означало то, что космонавтам надо существовало наблюдать вереницей, вылечивать самые незначимые порезы и синяки. А также и не обязано существовало оставаться никакого спама: мешки для фекалий и остального в ESM вмещали бы перед началом 100 килограмм спама, нейтрализовали его, и в их можно существовало бы хранить как только отходы, эдак и излишки еды.

    Исходя из убеждений людского фактора, ежедневная жизнь астронавтов обязана существовала балансировать меж работой и игрой. Десять часов повседневно каждый посвящал бы миссии ­— тестам, наблюдениям, общему техническому обслуживанию аппарата. Оставшееся время отводилось на отдых. Сюда заходила пища и сон. Каждому космонавту отводилось по два часа времени повседневно, во время которых можно существовало почитать, взглянуть киноленты либо поиграть в игры. Во избежание мускульной атрофии, астронавтов обязали ишачить с велотренажером.

    Предложение Bellcomm 1967 года существовало полностью жизнестойким — как, в принципе, и планируемая миссия на Марс 2020 года — однако у нее был один большой недочет. Взамен на 400 суток полета экипажу предложили ординарно мельком посмотреть на планетку. Орбитальная миссия отдала бы команде все больше времени для исследования Венеры, что оправдало бы этакую долгую цель. И в исследовательском центре Льюиса при NASA отыскали метод доставить граждан на орбиту около Венеры.

    Орбитальная миссия на Венеру шла бы этим же методом, что и облет, однако нужное планетарное выравнивание для вывода экипажа на орбиту прирастило бы продолжительность миссии перед началом 320 дней. Опосля заслуги первостепенной цели, галлактический аппарат получился бы на высоченную эллиптическую орбиту. Спустя 40 дней экипаж отправился бы в 205-дневное путешествие на Планету земля.

    За время пребывания около Венеры, экипаж прошел бы по три радиуса планетки на каждой орбите, довольно близко, дабы радиооборудование сумело пробить облака. Однако такова эллиптическая орбита существовала бы немногим предпочтительнее, чем обыкновенный облет.

    И хоть 565-дневная миссия ради двух дней ближнего наблюдения и не существовала безупречной, это же тем не менее существовало предпочтительнее, чем лететь в этаком же режиме, дабы взглянуть на Марс. Даже в случае пуска в безупречном окне, миссия на Марс востребовала бы все больше горючего и ресурсов, тем предстала бы наиболее дорогущий. При тамошних же критериях отправления, экипаж бы достигнул бордовой планетки за 252 денька, где оставался бы приблизительно 20 дней, а уж впоследствии отправился бы в 178-дневное путешествие домой.

    Однако был и альтернативный метод выслыть граждан к примыкающим планеткам, который смотрелся куда наиболее лицеприятным для инвестиций: посетить две планетки в рамках одной миссии.

    Планетарный бильярд Bellcomm


    Не совсем только Венера существовала симпатичной целью для миссий «аполлонов». Марс был альтернативный мишенью. Исследовательское агентство сформулировало способности облета Марса в период с 1978 по 1986 год, что полностью укладывалось в сроки завышенного энтузиазма к космосу со стороны граждан на гребне славы лунной поездки «Аполлона». Как только и облет Венеры, этот полет употреблял бы вакантную линию движения возврата: команда обязана существовала предпринять петлю вокруг планетки и возвратиться домой. За время полета космонавты создали бы наблюдения и провели опыты, также развернули бы зонды. Существовала даже вероятность предпринять забор земли при помощи зонда.

    Однако даже при условии линии движения вакантного возвращения, полет на Марс добивался все больше горючего для начала. Все больше, чем для облета Венеры. Потому Bellcomm предложила увлекательное решение. NASA могло бы отправить экипаж первым делом на Венеру, а уж впоследствии, используя импульс облета Венеры, заглянуть на Марс на оборотном пути. Это же был этот же прием, который предпринял «Вояджер» в 70-х годах.

    Исследователи Bellcomm узнали, что Венера и Марс частенько выравниваются, представляя машистые способности для миссии удвоенного облета. В период с 1978 по 1986 годы существовало пять подходящих окон для пуска венеро-марсианской миссии. Некие вариации даже разглядывали утроенный облет: со вторым залетом на Венеру по дороге домой.

    Одно окно Bellcomm сформулировала в 1981 году. Сценарий был должен развернуться 26 мая и перевоплотиться в 790-дневную цель. Начинался он похоже с венерианским вариантом: команда облетает Венеру 28 декабря, попадает на Марс 5 октября 1982 года и опять проходит Венеру 1 марта 1983 года перед возвращением домой 25 июля. Менее подходящая дата пуска в 1981 году прибавляла лишь 60 дней полету, потому существовала полностью жизнестойка. В ноябре 1978 года а также были вариации удвоенного облета (Земля-Венера-Марс-Земля) и даже утроенного (Земля-Венера-Марс-Венера-Земля).

    Этакие бессчетные облеты в рамках миссии, будучи вдвое наиболее длительными, чем венерианские, довели бы космонавтов и космолет до максимума способностей. Однако научная отдача существовала неоценимой. Так как планетки все время крутятся вокруг Солнца и вокруг своей оси, любая миссия, даже каждый этап миссии привел бы космонавтов на различные часты планетки. Некие линии движения приводили экипаж на дневную сторону подле экватора, в то время как только альтернативные забрасывали на черную сторону рядом с полюсом. В каждом из случаев, инфракрасные датчики и картографические радары могли выполнять за космонавтов всю работу в случае невозможности рассмотреть детали безоружным глазом. И не существовало нехороших моментов в этих миссиях.

    Skylab

    # чтиво | Как только NASA планировало полеты на Марс и Венеру

    С самого начала, програмка Apollo Applications столкнулась с настоящей неувязкой: у NASA и не хватало денежек, дабы продолжать возведение аппаратного обеспечения «Аполлон» либо запускать величавые миссии в топовых традициях данной серии; кризис ухудшился по мере тамошнего, как только лунная програмка подходила к финалу.

    Однако не совсем только недочет денег обрек миссии по облету Венеры и Марса. Предложения Bellcomm ни разу и не были советами. Они, быстрее, были исследовательскими работами, проверкой концепции, дабы отобразить, какие типы миссий может запустить NASA с технологией Apollo и как только оно может видоизменять эту технологию как только часть програмки Apollo Applications. Идеи обязаны были служить в качестве управления агентства при создании грядущих миссий. Однако по наибольшей части, они ни разу и не получались за границы начального научные исследования Bellcomm.

    За одним исключением. Предусмотрительные замыслы на межпланетные пилотируемые миссии NASA осели в образе орбитальной галлактической станции, которая в конце концов полетела под заглавием Skylab. Заместо тамошнего, дабы остаться на орбите, ступенька SIV-B «Сатурна-5» возвратилась в земную лабораторию и стартовала на орбиту Почвы 14 мая 1973 года. Три экипажа населяли станцию в течение 171 денька в следующий год.

    Девять лет жизни Skylab казалось полностью достаточным во время пуска, однако к финалу десятилетия NASA и не сумело поддерживать его. Орбита станции нарушилась и она свалилась на Планету земля. Skylab, крайнее рабочее оборудование програмки Apollo Applications, сгорело в атмосфере 11 июля 1979 года, рассеяв прах над Австралией.

    Что ж, сейчас NASA переживает куда фаворитные деньки, чем тогда-то, когда агентство могло вывести население земли в космос, однако ему же и не хватило денежек.