# чтиво | Куда ведут галлактические темные прорехи?

    Как только часть галлактической матрешки, наша вселенная может присутствовать снутри темной прорехи, которая сама по самому себе является частью объемной вселенной. Все темные прорехи, обнаруженные в нашей Вселенной — от микроскопичных перед началом сверхмассивных — умеют быть дверными просветами в другие действительности.

    # чтиво | Куда ведут галлактические темные прорехи?

    Одна из крайних «галлюциногенных» теорий говорит, что темная прореха является туннелем меж вселенными — нечто вроде червоточины. Темная прореха и не коллапсирует в одну точку, как только подразумевалось, а уж перебегает в «белую дыру» на альтернативном финале темной прорехи.

    В статье, размещенной в журнальчике Physics Letters B, физик из Вуза Индианы Никодем Поплавский вообразил новейшую математическую фотомодель спиралевидного движения материи, падающей в темную прореху. Его уравнения отображают, что этакие червоточины являются жизнестойкими кандидатурами сингулярностям пространства-времени, кои, как только подразумевал Альберт Эйнштейн, присутствуют посередине темных дыр.

    Согласно уравнениям общей теории относительности Эйнштейна, сингулярности образовываются, когда материя в регионе становится очень плотной, как только в сверхплотном сердечко темной прорехи.

    Теория Эйнштейна подразумевает, что сингулярности и не занимают места, нескончаемо плотные и нескончаемо жаркие — что, в принципе, поддерживается бессчетными косвенными подтверждениями, однако до сего времени останется тяжело внятной для почти всех ученых.

    Ежели Поплавский прав, может и осознавать и не придется.

    В согласовании с новенькими уравнениями, материя, которую поглощает и, зримо, уничтожает темная прореха, становится архитектурным материалом для галактик, кинозвезд и планет в альтернативный действительности.

    Умеют ли червоточины решить загадку Немалого Взрыва?

    Поплавский разговаривает, что осознание темных дыр как только червоточин может растолковать конкретные загадки в современной космологии. Например, теория немалого взрыва утверждает, что вселенная началась с сингулярности. Однако ученых и не устраивает разъяснение тамошнего, как только такова сингулярность могла образоваться сначало. Ежели наша вселенная родилась из бледной прорехи, а уж и не из сингулярности, «это предпринимает неурядицу сингулярностей темных дыр и сингулярности немалого взрыва».

    Червоточины а также умеют разъяснять гамма-всплески, вторые по силе взрывы во вселенной опосля Немалого Взрыва. Гамма-всплески появляются на периферии знаменитой вселенной. Них связывают со сверхновыми, либо гибелью кинозвезд, в дальних галактиках, однако них четкие родники являются загадкой. Поплавский подразумевает, что всплески умеют быть выбросами вещества из других вселенных. Материя просачивается в нашу вселенную сквозь сверхмассивные темные прорехи — червоточины — в сердцах галактик, хотя и невнятно, как только это же может быть.

    «Идея чокнутая, однако кто знает?», — разговаривает ученый.

    Существуют само мало один метод проверить теорию Поплавского. Некие из темных дыр в нашей вселенной крутятся, и ежели наша вселенная родилась снутри этакий же вращающейся темной прорехи, означает, она обязана унаследовать вращение родительского объекта. Ежели грядущие опыты отобразят, что наша вселенная крутится в предполагаемом направлении, это же возможно косвенным подтверждением теории червоточин.

    Умеют ли червоточины осуществлять «экзотическую материю»?

    Теория червоточин может а также растолковать, посему некие индивидуальности нашей вселенной отклоняются от тамошнего, что предвещает теория, согласно физикам. Основываясь на Обычной фотомодели физики, опосля Немалого Взрыва кривизна Вселенной обязана возрастать с течением времени, потому спустя 13,7 млрд лет, другими словами сейчас, мы обязаны посиживать на поверхности необщительной сферической Вселенной.

    Но наблюдения отображают, что Вселенная плоская во любых направлениях. За исключением тамошнего, заданные света от юной Вселенной отображают, что температура опосля немалого взрыва существовала приблизительно схожа всюду. Это же значит, что самые далекие объекты, кои мы лицезреем на обратном финале вселенной, были довольно близки друг к соседу и присутствовались в равновесии, как только молекулы газа в герметичной видеокамере.

    И снова же, наблюдения и не соответствуют пророчествам, так как обратные объекты в знаменитой вселенной так далеки друг от друга, что время, которое пригодится на путешествие меж ними на скорости света, превосходит возраст вселенной.

    Дабы растолковать расхождения, астрологи разработали инфляционную теорию.

    Инфляция разговаривает об фолиант, что скоро опосля тамошнего как только существовала сотворена Вселенная, она следила стремительный рывок увеличения, в течение коего само место расширялось со скоростью, превосходящей световую. Вселенная вытянулась от объемов атома перед началом астрономических пропорций за долю секунды.

    Вселенная поэтому кажется плоской, так как мы находимся на сфере, которая очень объемная с нашей точки зрения; эдак и Планета земля кажется плоской для тамошнего, кто стоит ли в поле.

    Инфляция а также поясняет, как только объекты, кои присутствуют далековато друг от друга, когда-то могли присутствовать довольно близко, дабы вести взаимодействие. Однако ежели даже представить, что инфляция действительна, астрологи изо любых сил пробуют растолковать, чем она существовала вызвана. И здесь-то на подмогу приходит новенькая теория червоточин.

    Согласно Поплавскому, некие инфляционные теории рассказывают, что обстоятельство существовало вызвано «экзотической материей», теоретической субстанцией, которая различается от обычной материи частично поэтому, что отталкивается, а уж и не притягивается под воздействием силы гравитации. На базе этих уравнений Поплавский сделал вывод, что такова экзотичная материя могла появиться, когда некие из первых громоздких кинозвезд коллапсировали и перевоплотился в червоточины.

    «Возможно, имело пространство энное взаимодействие экзотичной материи, которая образовала червоточины, и экзотичной материи, которая вызвала инфляцию», — разговаривает он.

    Уравнения червоточин — «хорошее решение»

    Новенькая фотомодель и не предстала первой, предположившей, что альтернативные вселенные есть снутри темных дыр. Дэмиен Иссон, физик-теоретик из Аризонского вуза, раньше уже подразумевал этакое.

    «Что новенького? То, что решение червоточин в ОТО является переходом от наружной части темной прорехи к начинке новейшей вселенной», — разговаривает Иссон, и не принимавший роли в изучении Поплавского. — «Мы ординарно подразумевали, что этакое решение могло быть, однако Поплавский его нашел».

    Все же, мысль кажется Иссону максимально спорной.

    «Возможно ли это же? Да. Возможен ли этакий сценарий? Даже и не знаю. Однако это же совершенно точно интересно».

    Грядущая работа в сфере квантовой гравитации — изучении гравитации на субатомном уровне — уточнит уравнения и потенциально подтвердит либо опровергнет теорию Поплавского.

    В теории червоточин нет ничего необычного

    В целом, теория червоточин увлекательная, однако и не прорывная, и не проливает свет на происхождение вселенной, полагает Андреас Альбрехт, физик из Калифорнийского вуза в Дэвисе, который а также и не воспринимал роли в изучении.

    Утверждая то, что наша вселенная существовала сотворена из кусочка материи от родительской вселенной, теория ординарно смещает обстоятельство появления всего сущего в альтернативную действительность. То есть, она и не поясняет, как только появилась родительская вселенная либо посему наша владеет конкретно таковыми качествами — наиболее тамошнего, характеристики обязаны наследоваться, а уж означает родительская вселенная будет этакий же.

    «Есть несколько жизненных неурядиц, кои мы пытаемся решить, и невнятно, к чему все это же приведет», — разговаривает он, отмечая изучение Поплавского.

    Все же, Альбрехт и не находит идею червоточин, связующих вселенные, «страньше», чем идею сингулярностей в темных прорехах, и он и не собирается отрешаться от новейшей теории лишь поэтому, что она смотрится немного двинутой.

    «Все, чем занимаются люди в данной сфере, достаточно странно», — разговаривает он. — «Вы и не имеете права утверждать, что одолеет наименее странноватая мысль, так как сего и не произойдет, ни при каких обстоятельствах».