# чтиво | Турбийон — игрушка для богачей

    Человек все время грезил преодолеть силу земного притяжения. Это же находит свое высказывание в фольклоре различных народов мира, мифологические истории которых повествуют об героях, пытавшихся взлететь, обычно, неудачно. Спустя столетия, благодаря развитию технологических наук, мечта населения земли, пусть и косвенно, однако реализовалась — был сотворен турбийон.

    В оппозицию с гравитацией вступили часовые профессионалы. Разумеется, и не собственным своим «существом», а уж при помощи сложнейшей и дорогостоящей техники. Эдак, в 1801 году гениальный изобретатель Абрахам-Луи Бреге — «король часовых мастеров» — посмел отрицать воздействие гравитации в работе часового механизма. Именно он изобрел в 1795 году, а уж уже в 1801 году запатентовал «изобретение, пригодное к устройствам измерения времени» — Tourbillon Regulateur, либо турбийон (от французского «вихрь»). В 1823 году Бреге погиб, успев сделать и реализовать всего 35 часов с турбийонами. 

    # чтиво | Турбийон — игрушка для богачей

    Сейчас одни исследователи разъясняют настолько низкорослый спрос на турбийон в то время тем самым, что это же изобретение очень обогнало свое время. Альтернативные склонны предполагать, что механизм владел очень высочайшей сложностью и трудозатратами, также лишней накладностью. Ну а уж некие и совсем полагают турбийоны ничем другим, как только пусть и максимально прекрасной, однако полностью никчемной игрушкой. Дабы обусловиться, кто из историков прав, а уж кто и не максимально, стоит ли разобраться, для чего Бреге в принципе решил так усложнить часовой механизм.

    Одной из основных хлопот часовых мастеров любых времен существовала точность хода часового механизма. И опосля разнообразных работ по поисковой оптимизации конструкций узлов и агрегатов часов, механизации процесса обработки деталей, совершенствованию регуляторов хода, устранению других влияющих на работу механизма причин, входящих в способности влияния на их человека, перед часовщиками встала, пожалуй, важная из задач — воздействие гравитации на работу часового механизма.

    В особенности животрепещуща эта неполадка существовала в эру Бреге относительно карманных часов. Ведь они, в отличие от часов напольных либо стенных, ни разу и не присутствовались в стационарном положении, а уж всегда лежали в кармашках брюк, жилетов, пиджаков либо пальто собственных хозяев в самых разнообразных положениях, сохраняя, но, в большей степени отвесную ориентацию. Конечно, конфигурации положения в пространстве пагубно отражались на точности хода часов, так как баланс часового механизма под воздействием силы земного притяжения сдвигался от геометрического центра и конфигурировал амплитуду собственных сомнений. Да и зависимо от направления этакого смещения, часы начинали или торопиться, или отставать. При этом, ежели изменение ориентации часов происходило в одном направлении пару раз попорядку, то изменение хода «накапливалось» (часы торопились либо отставали больше), а уж ежели местоположение конфигурировалось с повторяющейся сменой ориентации, то разница хода часов компенсировалась.

    # чтиво | Турбийон — игрушка для богачей

    Конкретно принцип данной компенсации Абрахам-Луи Бреге и решил применять для нейтрализации воздействия гравитации, другими словами: ежели держать часы в течение минутки в одном конкретном положении, а уж впоследствии столько же времени держать них в альтернативном, то две скопленные погрешности ординарно «поглотят» друг дружку. Конечно, в жизни обладатель часов и не станет наблюдать за тем самым, дабы его часы присутствовались всегда в различных положениях к тому же в течение единого и такого же времени. А уж означает, нужно создать этакий механизм.

    Сделанный Бреге турбийон являлся маленькой мобильной платформой, на которой помещались все детали часового механизма с опубликованным посередине балансом. Эта платформа совершала один комплексный оборот вокруг собственной оси за одну минутку, а уж зафиксированный на ней баланс, в каждый момент собственного хода был неточен, но все его некорректности а также компенсировались в течение единого оборота турбийона. Выходило — чем почаще часы меняли свое местоположение, тем самым вернее они шли.

    В силу собственной накладности часы с турбийоном сразу стали преимуществом зажиточных граждан, так как каждое этакое прибор собиралось лишь опытнейшими часовщиками из сотен микродеталей и весило менее единого грамма, образовывалось и не один год и только по персональному заказу.

    В текущее время турбийоны а также числятся одними из более сложноватых механизмов часового механизма. Цена моделей часов с турбийонами добивается пары десятков тыщ баксов, а уж осуществляет них менее 20 часовых заводов-гигантов, заведомых по всему миру, посреди которых этакие торговой марки, как только Omega, Zenith, Cartier, Vacheron Constantin, Breguet, Patek Philippe, Blancpain, Silberstein, Antonio Prezuiso, Franck Muller, Ulysse Nardin, Audemars Piguet, IWC, Girard-Perregaux, Parmigiani, Daniel Roth.

    Турбийон сейчас является одной из самых накладных и трудозатратных часовых функций. Турбийоны выполняются максимально консервативными партиями, к примеру, каждогодний тираж Sky Moon Tourbillon от Patek Philippe составляет всего четверо экземпляра, докладывает mywatch.ru. Оно и известно, ведь цена этих часов — подле единого миллиона баксов.

    Современные турбийоны содержат в себе 40-90 элементов и весят подле 0,5 грамма, а уж для них приготовления употребляются сверхлегкие материалы, этакие, к примеру, как только титан. За исключением обычной фотомодели турбийонов, в современных часах встречаются и, к примеру, турбийоны, кои совершают один оборот и не в минуту, а уж даже за 30 секунд, или за 4 либо 6 минут. 

    В 1927 году Альфредом Гельвигом был придуман «парящий» (flying) турбийон, в базе коего ротор, зафиксированный лишь с одной стороны. Такова конструкция наиболее сложновата и в то же время наименее надежна, однако наиболее роскошна и эффектна, что важно с учетом тамошнего, что большая часть производителей проделывают турбийон открытым для хозяина, другими словами за его работой можно следить через окошко циферблата. Для заправдашнего ценителя часов следить за вращением этакого маленького механизма, включающего в себя огромное количество мелких деталей — ни с чем же не сопоставимое зрелищное наслаждение.

    # чтиво | Турбийон — игрушка для богачей

    Но специалисты говорят, что конкретно наружной эффектностью как только раз таки и ограничен практический спецэффект от сего сложнейшего и сверхдорогого турбийона. Наиболее тамошнего, почти все его часто именуют даже вредоносным для точности хода наручных часов. Ведь Бреге разрабатывал турбийон, делая упор на индивидуальности эксплуатации только карманных часов. Сейчас же турбийоны инсталлируются на наручные часы. В отличие от собственных карманных предшественников наручные часы в большей степени размещаются в горизонтальном положении, потому турбийон часто лишь дестабилизирует баланс, пребывающий в хорошей для него позиции: перпендикулярно к вектору деяния силы тяжести. Даже сам Бреге и не опровергал тамошнего факта, что в горизонтальной плоскости обороты турбийона происходят вхолостую. За исключением тамошнего, нужная для непрерывного вращения турбийона энергия, забирается у баланса, являющегося «сердцем» часового механизма и отвечающего за точность его хода. 

    # чтиво | Турбийон — игрушка для богачей

    Справедливости ради, необходимо отметить, что точность хода наручных часов с турбийонами укладывается в дозволенное отклонение -4 +6 секунд в день. Для механических часов это же даже очень хорошо, однако лишь и не для кварцевых.

    Таким макаром, можно прийти к выводу об фолиант, что турбийон не совсем только сложноват, максимально хрупок, дико дорогостоящ и почти бесполезен. Поэтому-то в принципе он и является сейчас исключительным различием элитных моделей часов и признаком изощренного вкуса них хозяина, также свидетельствует о умении ценить настоящее искусство, именуемое в простонародье «понтами». Ведь и ныне часовщики могли бы начать относиться к тамошнему же, скажем, механизму автоподзавода с благоговением и выполнять ротор, к примеру, из золота либо платины. И это же будут брать.

    Эдак же как только и ничего и не мешает сейчас часовым мастерам предпринять мосты, которыми турбийон крепится к платине и не позолоченными, а уж, допустим, умеренными амортизирующими гармошками, как только это же выполняет в собственных часах Royal Oak Concept от Audemars Piguetротор. Ординарно производителям часов, пожалуй, стоит ли держать в голове, что турбийон был сотворен для человека, а уж и не напротив.