Что будет с религией, ежели мы обнаружим инопланетян?

    Поиск жизни на остальных планетках хоть как-то совсем и не сходится, на первый взор, с верой в высокую силу, в Бога. И тем не менее почти все теологи уже открыли сердца для может быть имеющихся инопланетян, утверждает писатель Брэндон Амброзино. В 2014 году NASA передало 1,1 миллиона баксов Центру теологических исследовательских работ, экуменическому научно-исследовательскому колледжу в Нью-Джерси, дабы тамошний исследовал «социетальные последствия астробиологии».

    Некие были разгневаны. Фонд «Свобода от религии», который призывает к зонированию церкви и страны, пригрозил подать на NASA в трибунал, ежели агентство и не отзовет грант, и на эти опасности агентство, явно, и не отреагировало. И хотя фонд утверждает, что них беспокойство существовало вызвано смешением национальных и религиозных организаций, он отдал осознать, что полагал этот грант пустой растратой денежек.

    «Наука и не обязана волноваться об фолиант, как только ее прогресс воздействует на религиозные убеждения».

    Аргумент фонда, но, может сойти на нет, когда настанет денек, когда населению земли придется отреагировать на обнаружение инопланетян. Этакое открытие подымет ряд вопросцев, выходящих за границы науки. К примеру, когда мы спрашиваем «что этакое жизнь?», мы задаем научный вопросец либо теологический? Вопросцы об происхождении жизни и ее грядущем максимально сложноватые и обязаны изучаться в разнообразных дисциплинах. И сюда заходит то, как только нам стоит ли реагировать на обнаружение инопланетян.

    И это же не попросту праздная фантазия: почти все ученые говорят, что обнаружение инопланетный жизни в основном вопросец и не ежели, а уж когда.

    Существуют несколько обстоятельств эдак предполагать, однако основная из их имеет отношение к скорости, с которой ученые раскрывают планетки за пределами нашей Галлактики. В 2000 году астрологи знали подле 50 этаких экзопланет. К 2013 году них уже существовало 850, расположенных в 800 планетарных системах. Это же число может достигнуть миллиона к 2045 году, разговаривает Дэвид Вайнтрауб, доцент астрономии в Институте Вандербильта.

    «Мы полностью резонно можем ждать, что число заведомых экзопланет скоро станет, как только и кинозвезд, совсем несметным», пишет он. Из этаких открытий, совершенных на текущий момент, все больше 20 экзопланет размещены в «потенциально обитаемой зоне» около собственной суперзвезды и идентичны по свойствам с Планетой земля. Посреди этаких планет — небезызвестная Проксима b около Проксимы Центавра.

    Выходит, что чем далее в космос мы можем заглянуть, тем самым все больше у нас возникает убежденности в фолиант, что наша планетка — и не единственное благоприятное пространство для жизни.



    За энными исключениями, большая часть разговоров на тематику поиска инопланетного ума (SETI), обычно, остаются в области четких наук. Однако последствия этакого поиска вынянчат далековато за рамки биологии и физики, добиваются гуманитарных наук и философии и даже теологии. Как только помечал Карл Саган, «освоение космоса приводит конкретно к религиозным и философским вопросам». Нам нужно разглядеть вопросец, сумеет ли наша вера, наши религиозные убеждения, адаптироваться к сиим созданиям — или же наши убеждения будут потрясены перед началом самой сердцевины.

    До того как вы скептически скривите губки, вспомяните и примите как только данность, что религии разнообразных народов как и раньше являются движущими силами в нашем мире, будь то мир либо война, большие либо минимальные ячейки сообщества, отдельные люди либо целые государства.

    Технология этих вопросцев готов стать «экзотеологией» либо «астротеологией», как только них именует Тед Питерс, заслуженный доктор теологии в Тихоокеанской лютеранской богословской семинарии, размышляя об теологическом значении инопланетный жизни. Питерс и не один-единственный употребляет этот термин — 300 годов назад он в первый раз возник в работе 1714 года под заглавием «Астротеология, либо Демонстрация бытия и атрибутов Бога из наблюдений за небесами».

    Содержание

    • 1 Как мы неповторимы?
    • 2 Откровение
    • 3 Идентичность
    • 4 Финал религии?

    Как мы неповторимы?

    Какие же трудности может поднять обнаружение разумных инопланетян? Давайте начнем с вопросцам нашей уникальности — вопросца, который тревожит как только теологов, эдак и ученых. Поиск инопланетный жизни базируется на трех принципах, как только полагает Пол Дэвис в собственной книжки «Одиноки ли мы?». Во-первых, это же принцип единообразия природы, который утверждает, что физические процессы, протекающие на Планете земля, можно определить всюду во Вселенной. Другими словами те самые процессы, кои придали начало жизни, умеют происходить везде.

    Во-вторых, это же принцип полноты, который утверждает, что все, что может быть, будет реализовано. Для намерений SETI второй принцип утверждает, что пока что нет никаких препятствий для формирования жизни, она будет формироваться; либо, как только рассказывал Артур Лавджой, южноамериканский философ, который изобрел этот термин, «никакая подлинная вероятность быть и не может оставаться и не исполненной». По воззрению Сагана, это же так как «происхождение жизни на благоприятных планетках кажется интегрированным в химию Вселенной».

    Третий, принцип заурядности, утверждает, что нет ничего такого особенного в статусе Почвы либо в ее положении во Вселенной. Это же может представлять самую большую неурядицу для главных авраамических религий, кои поучают, что люди преднамеренно сделаны Богом и занимают привилегированное местоположение по отношению к иным созданиям.



    В неком смысле наш современный научный мир был сформирован признанием нашей своей заурядности, как только помечает Дэвид Вайнтрауб.

    «Когда в 1543 году Коперник зашвырнул Планету земля на орбиту вокруг Солнца, следующая умственная революция […] неустрашима остатки аристотелевской геоцентрической Вселенной в мусорную корзину истории».

    Революция Коперника заложила базу для ученых вроде Дэвиса, кои говорят, что наша «типичная планетка присутствует около обычной суперзвезды в обычной галактике». Саган гораздо мощнее подчеркивает это же: «Мы обнаруживаем, что живем на ерундовой планете у скучноватой суперзвезды, потерянной в галактике, спрятанной в каком-то позабытом уголке Вселенной, в какой бытует еще все больше галактик, чем людей».

    Однако как только верующий мог бы примирить это же с верой в то, что люди являются венцом творения Бога? Как только люди умеют веровать в то, что они яблоко в глазу автора, ежели них планетка всего одна из млрд?

    Открытие разумных инопланетян может оказать схожий спецэффект на коперниканское самопонимание человека. И не приведет ли этакое открытие к тамошнему, что верующие ощутят собственную незначительность, и, как только следствие, принудит граждан усомниться в них вере?

    Скорее всего, это же опасение неверно. Утверждение, что Бог участвует в жизни граждан, ни разу и не добивалось землецентричной теологии. Псалмы, заветные для иудеев и христиан, говорят, что Бог отдал имена всем звездам. Согласно Талмуду, Бог облетает за ночь 18 000 миров. И ислам настаивает, что «все, что в небесах и на Земле», принадлежит Аллаху, как только сказано в Коране, что предполагает, что его руководила распространяются далековато за границы одной крохотной планетки. Одни и те самые тексты непрозрачно предлагают осознать, что люди имеют особенное значение для Бога, который, вообще-то, занят почти всеми вещами.



    Во-вторых, мы и не оставляем слово «особенный» лишь для неповторяемых, оригинальных, отдельных явлений. Как только разговаривает Питерс, открытие жизни где-либо гораздо во Вселенной и не скомпрометирует возлюбленная Бога к земной жизни, «как возлюбленная родителей к подростку и не преуменьшится по причине рождения этому подростку брата либо сестры». Ежели вы верите в Бога, для чего же полагать, что он в силах обожать только пары собственных астральных детишек?

    Откровение

    Упоминают ли сами религиозные тексты об потенциальной внеземной жизни? «Что самое главное в религии», пишет католический священник и теолог Томас О’Меара, «так это же утверждение некоего контакта снутри и тем не менее за пределами людской природы». Для иудеев, христиан и мусульман это же подразумевает письменное откровение, хотя и находится в зависимости от заядлых исторических ситуаций, в каких оно происходило вначале. Фаворитные теологи признают эти ограничения. Некие из их, все же, и не признают, и для их, вместе с аналогичными им же верующими, открытие инопланетян возможно тревожным.

    Вайнтрауб полагает, что у евангелистов умеют быть трудности с поиском инопланетный жизни, так как они следуют собственному Писанию с высочайшей степенью буквализма. Них герменевтическое наследство уходит гораздо к Sola Scriptura Лютера, боевому зову Реформации, который подтверждает, что «только Писание» нужно для осознания Божьего замысла спасения. Приметным исключением тут будет евангелист Билл Грэм, который в 1976 году поведал National Enquirer, что «твердо» верует в то, что Бог сделал внеземную жизнь «далеко в космосе». Эти верующие говорят, что неважно какая иная письменная работа либо мысль обязана оцениваться и судиться по Библии. Возьмем, например, теорию эволюции Дарвина, которую некие евангелисты отторгают на фолиант основании, что по Библии Бог сделал мир за семь дней.

    Если б вы спросили единого из этаких христиан, верует ли он в внеземную жизнь, он сперва попробовал бы вспомянуть, что Библия разговаривает об Божьем творении. И не обнаружив никакого доказательства внеземной жизни, он мог бы заключить, что люди одиноки во Вселенной. Для энных из сего следует, что Писание говорит, что здравомыслящей жизни все больше нигде нет. Конечно же, он причем может оставаться открытым для обнаружения внеземной жизни, однако ему же придется пересмотреть божественное откровение и не самым сподручным образом: отпустить его с неким эпистемическим смирением.

    Во-вторых, он глубоко призадумается над концепцией Осуществления, согласно которой Бог целиком и неповторимо воплощен в человеке из первого века по имени Иисус из Назарета. Согласно христианству, спасение возможно достигнуто лишь методом погибели и воскресения Иисуса. Все пути ведут к Богу и, в сути, проходят сквозь него. Однако что это же означает для остальных цивилизаций, обитающих кое-где гораздо во Вселенной и совсем и не подозревающих о истории Иисуса?



    Томас Пейн поднял этот вопросец в собственной работе 1794 года, рассуждая на тематику множественных миров. Вера в нескончаемое огромное количество миров, утверждал Пейн, «делает христианскую систему веры сразу мелкой и комической и рассеивает ее в интеллекте, как только перья в воздухе». Нереально подтвердить оба сразу, писал он, и «тот, кто полагает, что верует и в то и в альтернативное, верует не достаточно в оба». Разве и не абсурдно предполагать, что Бог «должен кинуть заботу об любых остальных» в мирах, кои он сделал, дабы придти и дать дуба в этом? С альтернативный стороны, «допускаем ли мы, что каждый мир в бессчетном творении» имеет собственные версии посещений Бога? Ежели это же ИСТИНА, выполняет вывод Пейн, то этому человеку «не остается ничего все больше, за исключением как только путешествовать от мира к миру в нескончаемых вереницах смертей с мимолетными интервалами жизни».

    В двух словах: ежели христианское спасение может быть лишь созданий, миры которых испытали осуществление Бога, то это же значит, что жизнь Божья потрачена на посещение огромного количества миров в космосе, где он резво распят и воскрес. Однако это же кажется в высшей степени абсурдным Пейну, посему он и отторгает христианство.

    Существуют и альтернативный метод разглядеть этот вопросец, который и не пришел в голову Пейну: может быть, осуществление Бога в истории Почвы «работает» для любых созданий во Вселенной. Этот случай дает Джордж Койн, священник-иезуит и прошлый директор Ватиканской обсерватории.

    «Как он мог быть Богом и бросить инопланетян в собственных преступлениях? Бог избрал максимально специфичный метод искупить вину граждан. Он послал Собственного одиного-единственного Отпрыска Иисуса к ним. Изготовил ли это же Бог для инопланетян? Это же глубоко заложено в христианское богословие… понятие универсальности Божьего искупления и даже понятия тамошнего, что все творение, даже неодушевленное, учавствует в неком смысле в его искуплении».

    Существуют и иная вероятность. Спасение само по себе возможно только земной концепцией. Богословие и не просит, дабы мы верили в то, что преступление затрагивает всю здравомыслящую жизнь во всей Вселенной. Может быть, люди только гнусны. Либо, говоря религиозным языком, может быть, Планете земля и не подфартило предстать одиним-единственным пространством, где возникли Адам и Ева. Кто произнес, что наши астральные собратья нравственно пали и нуждаются в душевном искуплении? Возможно, они достигнули наиболее совершенного душевного существования, чем мы имеем сейчас в нашем развитии.



    Как только помечает Дэвис, душевное мышление просит от зверях быть сразу самосознательным и «достичь уровня ума, при котором они в силах оценить последствия собственных действий». На Планете земля этот общий вид зания бытует в наилучшем случае несколько миллионов лет. Ежели жизнь бытует в альтернативном месте во Вселенной, то максимально маловероятно, что она присутствует в той самой же стадии развития, что и мы. И беря во внимание огромнейший отрезок времени существования Вселенной, возможно, что часть альтернативный жизни не мало старше нас и присутствует далее на эволюционном пути. Таким макаром, «мы могли бы ждать, что являемся менее душевно развитыми во Вселенной».

    Ежели Дэвис прав, то, в отличие от фаворитных произведений литературы, люди и не будут изучать собственных астральных братьев об Боге. Обучение будет протекать совсем по-другому. За исключением тамошнего, альтернативные нации могли бы осознать Божественное бессчетным числом остальных методов, и они все могли бы быть совместимы.

    Идентичность

    Однако как только насчет зонирования меж конфессиями? Как только открытие инопланетян могло бы воздействовать на религиозную индентичность? В истории Филиппа Класса, «На Венере у нас существуют раввин», в конкретный момент в дальнейшем еврейская община на планетке Венера проводит первую межзвездную неосионистскую конференцию. Посреди присутствующих — разумный общий вид инопланетян по имени «бульбы», кои прибыли с дальней суперзвезды Ригель. Евреи на конференции озадачены физическим общим видом «бульб», них светло-серыми пятнами и щупальцами. Они предпринимают, что бульбы и не умеют быть людьми, а уж означает и не умеют быть евреями.

    Решено обратиться к раввинскому суду, дабы решить, как только евреи обязаны относиться к новейшим гостям. Что будет, спрашивают они, ежели в один прекрасный момент люди отыщут инопланетян, кои намерены быть евреями? «Скажем ли мы: нет, это же совсем неприемлемо?»

    Раввины проделывают вывод, что этот ответ и не максимально неплох и дают венерианцам феноминальное решение. «Здесь евреи — и тут евреи. Бульбы будут принадлежать ко второй группе».

    Фарс данной истории усиливается тем самым, что мы признаем, что религии присущ некоторый трайбализм. Заявление об какой-нибудь идентичности, собственности, может поделить мир на группы: они и мы. Однако при участии религии это же зонирование происходит в галлактическом измерении: мы и они, и Бог на нашей стороне.

    Может быть, это же наиболее непростая задачка для иудаизма и ислама, чем для энных форм христианства, кои уделяют все меньше внимания каждодневным обрядам, чем альтернативные религии. Ислам просит от собственных сторонников следовать конкретным нормам поведения в течение всего года. Во время молитв нужно глядеть в направлении Мекки и молиться пять раз в определенное время в течение денька, на физическом уровне преклоняя колени и падая ниц. В почти всех религиях соблюдается пост и паломничество в конкретные пространства. Однако в отличие от ислама, современный иудаизм и не эдак привязан к пространству по причине катастрофической истории с изгнанием и диаспорой.

    Что все-таки тогда-то нужно, дабы принять инопланетян в религию Почвы? Что им же надо будет выполнять? Молиться пять ежедневно? Может быть, них планетка крутится и не эдак, как только наша, а уж деньки очень короче — будут ли они молиться эдак же частенько? Будут ли они креститься? Причащаться? Возводить палатки на Суккот? Мы вообщем представляем, что у инопланетян будет физическая структура, подобно нашей, хотя нет никаких обстоятельств это же предполагать. Что все-таки выполнять?



    Может быть, кому-то это же появится малость фривольной экзотеологией, однако дело вот в чем: все наши религиозные идентичности сосредоточены на земном. В этом нет ничего никудышного. Религия — это же сугубо людское изобретение.

    Финал религии?

    Ежели мы проснемся завтра поутру и увидим анонсы, что мы вступили в контакт с разумными инопланетянами, как только на это же реагировать религии? Некие считают, что открытие установит нас на путь, который приведет к финалу, к перерастанию религии. Одно из исследовательских работ, проведенных Питерсом, продемонстрировало, что вдвое все больше нерелигиозных граждан, ежели религиозных, полагает, что открытие внеземной жизни положит финал земной религии (69% и 34% соответственно).

    Однако представить, что религия очень малосильна, дабы выжить во всем мире с инопланетянами, означает плюнуть в личико истории. Так как это же предположение недооценивает «степень адаптации, которая уже имела место», как только разговаривает Питерс. За немногими исключениями — креационизм, насильный фундаментализм, однополые браки — религии частенько адаптировались без избыточной суеты к разнообразным парадигмам, с которыми сталкивались. Конечно же, ее универсальность и упругость является свидетельством тамошнего, что в религии существуют нечто, что резонирует с людьми на самом глубочайшем уровне.

    Некие критерии религии придется пересмотреть, однако целиком отрешаться — нет, полагает О’Меара. «Если бытие, откровение, благодать приходят на альтернативные миры, кроме Почвы, это же укладывается в скромное самопонимание христиан», — и мы можем добавить, в самопонимание каких бы то ни было религий. Все же это же и не вопросец сложения либо вычитания: это же метод узреть все заного.

    Почти все религии все время полагали, что имена звездам предлагает Бог. Эдак ли будет тяжело поверить, что Бог предлагает имена и жителям этих кинозвезд? Либо, может быть, они сами предлагают имена Богу?