Что надо людям для колонизации Млечного Пути?

    Для научной фантастики это же традиционная тематика, однако миграция на альтернативные планетки нашей Галлактики на самом деле будет куда труднее и серьезнее, чем вы могли бы предположить. Величавый советский ученый, намного опередивший свое время, Константин Эдуардович Циолковский, ладно выразил идею целесообразности заселения остальных элементов нашей галактики: «Земля — колыбель населения земли, однако нельзя нетленно оставаться в колыбели». Эта мысль высокопрочно вошла в обиход фантастов и вскоре обязана предстать смыслом грядущего населения земли. Путешествие к звездам частенько именуют судьбой населения земли, мерой фуррора как только образа. Однако за сто лет с того времени, как только этакое будущее существовало нам предложено, мы сообразили, что расселение по галактике вообщем возможно окажется непосильным для населения земли бизнесом.

    Что надо людям для колонизации Млечного Пути?

    Неполадка, которая соединяет воединыжды все альтернативные трудности, сопряженные с данной мыслью, это же огромнейший объем Вселенной, который люди и не понимали, задумывая отправиться к звездам. Тау Кита, одна из ближайших к нам кинозвезд, присутствует в 12 световых годах от нас — в 100 млрд раз далее от Почвы, чем наша Луна. Объемная количественная разница преобразуется в доброкачественную; мы ординарно и не можем выслыть граждан на этакое большущее расстояние в галлактическом корабле, так как космолет будет очень нищенской средой, дабы поддерживать многолетнюю жизнь граждан на корабле. Заместо галлактического корабля, мы жаждили бы сделать нечто вроде ковчега для путешествий в космосе, который будет довольно наибольшим, дабы поддерживать общество граждан, цветков и зверях в целиком необщительной экологической системе.

    Причем он обязан быть довольно минимален, дабы разогнаться перед началом относительно высочайшей скорости, тем уменьшив время влияния галлактической радиации на путников и вероятные поломки в ковчеге. Все приводит к тамошнему, что чем все больше ковчег, тем самым предпочтительнее, однако, снова же, чем он все больше, тем самым все больше горючего он обязан нести, дабы добраться перед началом пт предназначения. И ежели выполнять его все меньше, покажутся трудности с метаболическим потоком и экологическим балансом. Островная биогеография показывает на трудности, кои умеют появляться вследствие миниатюризации, однако изоляция галлактического ковчега будет намного мощнее изоляции хоть какого из островов на Планете земля. Императивы оформления немалого и минимального пересекаются, убивая каждый из промежных и потенциальных в обозримом грядущем проектов.

    Био трудности, кои умеют перерасти из кардинальной миниатюризации, упрощения и изоляции ковчега, вне зависимости от его объема, обязаны включать потенциальное влияние на наши микробиомы. Мы и не автономные единицы; восемьдесят процентов ДНК в наших телах — это же ДНК и не человека, а уж необъятного контраста маленьких созданий. И это же обилие живности делает процедуру динамического поддержания нашего здоровья, делая упор на сложноватую систему, включающую процессы на поверхности Почвы, гравитацию, магнитные поля, электрохимический состав, атмосферу, инсоляцию и бактериальный фон. Путешествие к звездам значит избавление от любых этих переменчивых и попытку поменять них искусственными. Какие характеристики будет нереально поменять, мы и не знаем, так как смоделировать всю эту картинку неописуемо тяжело. Хоть какой галлактический ковчег начнется с опыта в лаборатории, в каком будут участвовать подопытные звери. Первое поколение граждан на корабле окажется там по своему желанию, однако них отпрыски уже нет. И поколения потомков будут рождаться в крошечных комнатах, в триллионы раз наименьших, чем Планета земля, и шанса сбежать у их и не будет совсем.

    Что надо людям для колонизации Млечного Пути?

    В данной конструктивно уменьшенной среде придется соблюдать строгие руководила, дабы и не поставить под опасность опыт. Воспроизводство закончит быть правом выбора, так как популяцию в ковчеге придется поддерживать на малых и наибольших значениях. Почти все работы будут неотклонимыми, дабы ковчег функционировал, потому и работа сама закончит быть правом выбора. Твердые ограничения умеют привести к возникновению норм поведения. Местоположение на корабле будет припоминать тоталитарное правительство.

    Конечно же, в области социологии и психологии тяжело выполнять прогнозы, так как человек привыкает ко всему. Однако как только продемонстрировала история, люди никудышно реагируют на твердые муниципальные и социальные системы. Дополните эти социальные ограничения константной изоляцией, изгнанием с родной планетки и потенциальными дилеммами со здоровьем, и возможность проявления психических и интеллектуальных проблем будет очень высока. Мудрено предположить, как только этакое сообщество будет размеренным.

    И тем не менее в натуре человека покоится изобретательность и адаптируемость. Полностью может быть, что все изложенные трудности будут решены, и люди в необщительном пространстве ковчега удачно достигнут наиблежайшей планетарной системы. Тогда-то них трудности лишь начнутся.

    Хоть какое планетарное тело, которое путники попробуют заселить, будет или живым, или мертвым. Ежели на нем будет жизнь, контакт с внеземной биологией возможно фатальным, в гадком случае востребует кропотливого научные исследования. С альтернативный стороны, ежели планетарное тело инертно, новоприбывшие обязаны будут терраформировать его, используя здешние ресурсы и энергию, которую привезут с собой. Все будет раскачиваться позарез медлительно, может быть, в протяжении столетий, и все это же время людям придется жить в ковчеге либо его эквиваленте на поверхности чужой планетки.

    Может быть а также, что новоприбывшие и не сумеют сообщить, жива планетка либо мертвая, как только мы ныне с Марсом. Все они эдак же столкнутся с неувязкой, однако и не будут аристократию, какое из двух решений повлечет дрянные последствия, что замедлит процесс решения трудности.

    В заключение можно сообщить, что межзвездное путешествие будет представлять очень трудные для решения трудности, а уж прибытие в другую астральную систему — альтернативный комплект неурядиц. Все совместно эти трудности умеют быть полностью решаемы, однако с большущим трудом, что значительно понижает шансы колонистов на фуррор. Неминуемые неопределенности указывают на целесообразность сильной этической основы до этакого проекта. Для начала нам стоило бы сделать и показать устойчивую нацию граждан на Планете земля, достижение которой дозволит нам познать, как только выстроить жизнестойкую экосистему ковчега. Потом нам придется не мало лет обкатывать ковчег вокруг нашего Солнца, изучая вероятные поломки либо стабильность корабля в целом, пока что и не убедимся, что он сдюжит. И третье, нам придется провести значительное количество механизированных миссий на наиблежайшие планетарные системы, дабы познать, можно ли на их на теоретическом уровне основать колонию.

    Пока что и не будут пройдены все эти шаги, люди и не сумеют удачно отправиться и заселить другую астральную систему. Сама подготовка к этому — проект на не мало столетий, и от ее фуррора зависит первый этап, который приведет нас к созданию размеренной и длительной нации. Однако ежели мы и не достигнем стабильности на своей планетке, нет и быть и не может никакой планетки Байтам.