Что этакое человек? Наши микробы умеют быть нашими хозяевами, а уж и не напротив

    Когда вы были молоды, все разговаривали для вас, что вы неповторимы и персональны. Мысль особенности бытует уже не мало столетий, однако чем все больше мы узнаем об наших телах, тем самым все больше биологи подозревают, что мельчайшие организмы снутри нас означают, что мы быстрее собрание триллионов организмов, ежели персональные персоны.

    В феврале в журнальчике PLOS существовало размещено изучение, согласно которому мельчайшие организмы, обитающие в вашем рту, вашем желудке и на вашей поверхности тела «ставят под вопросец саму концепцию нашего «я».

    К понятию уникальности индивидуума философ Готфрид Вильгельм Лейбниц пришел только в 1695 году, прогуливаясь по саду с немецкой принцессой. «Поэтому они начали коллекционировать листья, и каждый лист, конечно же, был другим», разговаривает Тобиас Рис, директор Колледжа Берггрюена в Лос-Анджелесе и соавтор работы, размещенной в PLOS. Лейбниц представил, что каждый лист обязан быть ни на что непохожим и персональным.

    Прежде «люди были частью природного, заданного богом космоса не могли отделиться от природы», разговаривает Рис. «Даже искусственное либо техническое существовало призвано довершить только то, что природа оставила незаконченным».

    Но по мере развития естественных наук, мы начали все больше мыслить эдак, как только Лейбниц задумывался об листьях: головной мозг, иммунная система и геном проделывают нас персональными.

    Доктор Франц Галл в один прекрасный момент произнес Иммануилу Канту, что форма его головного мозга, а уж означает, и форма его черепа выполняет его философом, ведает Рис. Почти все философы полагают этот момент переходным: люди начали мыслить об головном мозге как только о оригинальном явлении. Спустя тыщи исследовательских работ головного мозга, кои пришли потом, предстало тяжело предположить индивида без головного мозга.

    В 1960 году австралийский иммунолог по имени Фрэнк МакФарлан Бернет получил Нобелевскую премию за собственную работу, которая показала, что иммунная система отделяет нас от иного. Иммунная система отделяет нас от патогенов, вирусов и микробов, по причине которых мы болеем.

    Научные исследования в области генетики и открытие ДНК Уотсоном и Воплем дали идее особенности еще более убежденности.

    Однако чем все больше ученые выяснят об микрофлоре, тем самым все больше пересматривают идею человека как только отдельного организма. «В полноценное время существуют неоспоримые подтверждения тамошнего, что обычное развитие и поддержание организма находится в зависимости от микробов, которых мы укрываем», рассказывают ученые.

    Бактерии, кои составляют подле половины клеток нашего туловища, оказывают влияние на головной мозг человека, иммунную систему, экспрессию генов и альтернативные процессы.

    Бактерии умеют осуществлять нейромедиаторы — дофамин, который связывают с ощущением эйфории и злости, разговаривает Томас Бош, доктор зоологии в Институте Киля и один из соавторов работы. Дисбаланс посреди пищеварительных бактерий приводит к конкретным болезням, включая аутизм, депрессию, заболевание Паркинсона, Альцгеймера, аллергические реакции и конкретные аутоиммунные болезни, вобщем, исследовательских работ на данную тему пока что сильно мало.

    Это же и не значит, что люди и не неповторимы — мы точно отличаемся друг от друга — однако эта наша неповторимость обоснована не совсем только генетикой либо нашими мозгами, да и организмами, кои живут в и на наших телах.

    «Что классически числилось частью самих граждан по наибольшей части бактериального происхождения, другими словами „не нашего“», разговаривает Бош. Новейшие открытия в микробиологии принуждают переосмыслить наше представление об нас самих. И не стоит ли а также забывать, что геномы граждан переплетены с бактериями, и технологии редактирования генов вроде CRISPR-Cas9 просят учета бактерий.

    Когда мы рассматриваем тамошний факт, что бактерии оказывают так крупное воздействие на наши мозги, иммунную систему и геномы, неожиданно становится тяжело обусловить «индивидуальное» в человеке. Рис разговаривает, что когда он впервые донес это же перед началом соавторов, им же существовало тяжело это же принять.

    «Они все время задумывались об самому себе как только об людях, о индивидуумах, монолитных и единых, а уж сейчас что?», разговаривает Рис. Потому они сделали вывод, что распознавание людского индивидуума куда наиболее расплывчато, чем мы привыкли полагать. Мы — живое общество, либо же «мегаорганизм».

    И не все микробиологи либо философы с сиим согласятся, конечно же. Эллен Кларк, доктор философии в Институте Лидса в Англии, разговаривает, что микробный вклад в человеческий организм и не особо обменивает тамошнего, кто мы существуют.

    «У нас существуют не мало качеств, кои зависят от генов вне нас — я и не могу воспроизводиться без нескольких, например», разговаривает она. Посему же воздействие на бактерий в сопоставлении с сиим эдак немаловажно? Вобщем, микрофлора, по ее воззрению, в целом обеспечивает «хорошее противоядие индивидуализму».

    Джонатан Эйзен, микробиолог Калифорнийского вуза в Дэвисе, считает, что создатели переоценивают воздействие бактерий на наше поведение.

    «Определенные микрофлоры оказывают влияние на различные критерии поведения у млекопитающих и, возможно, у граждан. Однако эдак проделывают и антибиотики. И телек. И школа. Значит ли это же, что наше восприятие себя обязано включать препараты, кои мы принимаем?».

    Эйзен а также показывает, что эти идеи и не новы. Прошлые научные исследования уже разглядывали идею расширенного населения земли, вроде концепции гологенома, разработанной в 1990-х, в какой геном определяется как только сумма любых генов любых клеток в организме. Эйзен разговаривает, что микрофлора дает хорошую вероятность для ученых, философов и живописцев обсудить переплетения меж них рабочими сферами, а уж вот Кларк останется скептично настроенной.

    Вот поэтому нам надо все больше дискуссий данной тематики. Воздействие микрофлоры на человека тяжело опровергать.