Даже финансовые средства и не выручат лунных туристов SpaceX, ежели что-то пойдет и не эдак

    В пн основоположник личной аэрокосмической предприятия SpaceX Илон Маск объявил об замыслах по первой в истории коммерческой галлактической миссии по отправке двух штатских лиц к Луне на борту галлактического аппарата «Dragon 2». Зримо, предположив, что сама по самому себе новинка о отправке неподготовленных штатских в космос может и не вызывать заслуженного энтузиазма, Маск, кроме остального, к тому же сформулировал временные рамки для данной миссии, заявив, что обстоятельство обязано состояться в четвертом квартале 2018 года. Вы зачитали адекватно – уже в будущем году. И это же при тотальном отсутствии у предприятия наиболее ранешних и поболее неопасных пилотируемых полетов.

    Невзирая на то, что анонсы об развивающемся галлактическом туризме и не умеют и не веселить, в заданном заядлом случае останется несколько вопросцев, требующих ответов. Во-первых, кто эти два пока что и не нареченных штатских личика, которым, скорее всего, придется изложить за недельный галлактический полет к Луне несколько сотен миллионов баксов? Все, что понятно на этот счет и сейчас, эдак это же то, что, со слов самого Маска, эти люди уже занесли «серьезную предоплату». Однако еще больше немаловажным вопросцем будет то, каким, характеристик возьми, образом эти люди сумеют приготовиться к галлактической миссии, когда даже у талантливых космонавтов уходят годы на аналогичные подготовки? Ответы на эти вопросцы этакие: ?_(?)_/? и ?_(?)_/? соответственно.

    Существуют огромное количество обстоятельств для тамошнего, дабы тормознуть и поразмыслить перед тем самым, как только отправлять неподготовленных для сего граждан в космос. Исходя из убеждений такого же галлактического агентства NASA, кандидаты на звание космонавтов вынуждены владеть рядом особых требований – как только физических, эдак и интеллектуальных. Согласно NASA, ежели человек и не владеет степенью бакалавра в «инженерии, био науках, физике, компьютерных науках либо математике», то заявки, поданные таковыми людьми, даже и не будут анализировать. Но ординарно владеть познаниями — недостаточно. Кандидаты в космонавты обязаны «иметь как только минимум 3-летний эксперимент работы в надлежащей образованию сфере с константным увеличением в должности либо по последней мере минимум 1000 часов налета на реактивном авиалайнере в качестве пилота».

    Эти требования, невзирая на собственную кажущуюся завышенность, целиком оправданы, так как в космосе балбесы никому и не надобны. Ежели что-то пойдет и не эдак (а уж этакие вещи встречаются максимально частенько), космонавты обязаны владеть выдержкой и хладнокровием для тамошнего, дабы воспринимать сложноватые решения, часто требующие научных и технических познаний.

    Кроме интеллектуальных возможностей, все кандидаты в ту самую же южноамериканскую галлактическую программку обязаны пройти серию физических тестовых испытаний, и ежели повезет и кого-либо в итоге отберут, то после чего, обычно, следует двухгодовая подготовка посередине галлактических полетов имени Джонсона. Согласно официальному веб-сайту NASA по програмке отбора и подготовки космонавтов, все веселье начинается конкретно тут:

    «В рамках тренировочной програмки подготовки в космонавты кандидаты, перед тем самым как только перейдут к летным тренировкам, обязаны удачно окончить военную программку подготовки выживания на воде, которая неукоснительно понадобится им же в рамках занятий выхода в открытый космос. По окончании програмки каждый кандидат обязан получить сертификат, свидетельствующий о них квалификации по пользованию акваланга. Все кандидаты в космонавты обязаны пройти водные испытания в течение первого месяца собственного обучения. Каждый кандидат обязан без ограничения по времени владеть возможностью проплыть три длины 25-метрового бассейна без остановок, а уж потом гораздо три длины бассейна, будучи облаченным в летный костюмчик и теннисные кроссовки. После чего каждому, находясь в летном костюмчике, нужно выдержать на плаву в течение 10 минут».

    Опосля тамошнего как только кандидат окончит прохождение базисных занятий, его умеют отобрать (а уж умеют не отобрать) к исполнению заядлой миссии, тренировки перед которой потребуют гораздо еще все больше времени. Кроме занятий в критериях микрогравитации, исследования робототехники и многого иного, кандидатам в пилоты галлактических аппаратов в неукоснительном порядке каждый месяц нужно будет совершать 15-часовой налет на одном из двух тренировочных сверхзвуковых авиалайнеров «Northrop T-38 Talon». Даже для кандидатов и не в пилоты галлактических аппаратов ставится требование в наименьшем 4-часовом месячном налете.

    Художественное представление галлактического аппарата «SpaceX ITS» («Interplanetary Transport System»/«Межпланетная Транспортная Система»)

    Максимально маловероятно, что зажиточные энтузиасты и клиенты предприятия SpaceX сумеют подойти под большая часть требований, устанавливающихся этим же NASA перед собственными космонавтами. Обо любых же требования речи вообщем и не идет. Там бракуют даже топовых из топовых. Потому этакие люди, как только, к примеру, Марк Шелхамер, являющийся бывшим первостепенным научным консультантом NASA Human Research Program, колеблются в фолиант, что SpaceX успеет все и любых приготовить к очередному году.

    «Я поддерживаю пробы Маска и его интерес, также аплодирую тамошнему, чего же он уже достиг», — откомментировал Шелхамер.

    «Однако мечтание выслыть двух непрофессионалов к Луне на новейшем галлактическом аппарате, новейшей ракете и все это же в течение двух ближайших лет? Максимально сомневаюсь. И не получится».

    Невзирая на гипотетичную вероятность тамошнего, что ракета-носитель SpaceX «Falcon Heavy» и галлактический аппарат «Dragon 2» сумеют выполнить несколько остальных галлактических полетов гораздо перед началом фактического полета к Луне, с уверенностью предсказать, что этакий полет вправду состоится в течение двух ближайших лет, никто и не в состоянии.

    «О пилотируемых галлактических полетах сейчас со стопроцентной уверенностью понятно лишь одно: в рамках каждого полета может что-то произойти», — продолжает Шелхамер.

    «Именно потому мы отправляем в космос лишь талантливых космонавтов, высококвалифицированных и прошлых огромное количество экстенсивных занятий. В особенности когда идет речь об новейшем оборудовании, которое надо проверить в тамошний либо другой раз. Тут для вас нужны люди, могущие совладать с потенциальными аномалиями и чрезвычайными ситуациями. Конкретно это же охарактеризовывает заправдашнего эксперта. Конкретно сиим они занимаются и конкретно за это же они ценятся. По данной же причине первыми южноамериканскими космонавтами стали высококвалифицированные летчики-испытатели».

    За примером тамошнего, каким образом годы занятий умеют предстать спасением в случае чрезвычайных ситуаций, далековато ходить нежелательно – «Аполлон-13». Покоробленный бак с кислородом поставил команду экипажа «Аполлон-13» в ситуацию меж жизнью и гибелью. Космонавтам даже пришлось перебазироваться в лунный посадочный модуль и на основе разнообразных элементов на борту корабля собрать портативную систему чистки воздуха от углекислого газа. Само собой разумеется, с момента миссий «Аполлон» в среде галлактических технологий были достигнуты невиданные высоты, однако это же вконец и не значит, что полет на Луну будет совсем неопасным и целиком лишенным каких-то рисков. И хотя SpaceX уже успела совершить несколько удачных (беспилотных) путешествий к МКС, полет на Луну – будь он пилотируемым либо беспилотным – это же вконец другой уровень.

    «Полет на Луну еще труднее полета на МКС. Здесь даже спорить и не об чем», — комментирует Шелхамер.

    И тем не менее, невзирая на все про все произнесенное, Илон Маск, кажется, вконец и не волнуется об сохранности и подготовке собственных грядущих лунных туристов.

    «Разумеется, это же будет рисковый полет», — заявил Маск в общении с Gizmodo, когда ему же был адресован вопросец об подготовке галлактических туристов, также об сохранности них здоровья.

    «И хотя перед сиим мы точно проведем огромное количество запусков «Falcon Heavy» и «Dragon 2», для нас это же станет первым пилотируемым галлактическим полетом в далекий космос».

    Ежели все пойдет согласно установленному замыслу, SpaceX вышлет беспилотную цель «Dragon 2» к МКС к финалу сего года. В 2018 корпорация собирается выполнить первый пилотируемый полет галлактического аппарата «Dragon 2» к МКС, а уж уже следом за сиим приступить к лунной экскурсионной поездке.

    Но на вопросец об деталях физической и психической подготовки первых галлактических туристов SpaceX, также об фолиант, как только эта подготовка смотрится в сопоставлении с подготовкой космонавтов NASA, Маск отвечать отказался, ИСТИНА, добавив, что, может быть, «через несколько месяцев» о этом покажется новенькая информация.

    «Если и не будет наблюдаться никаких неурядиц со здоровьем (а именно с сердечно-сосудистой системой) и ежели у их отменная герметичность костей, эдак в критериях микрогравитации будет наблюдаться энная утрата герметичности костной ткани, которая потом восстановится в критериях земной гравитации, то, пожалуй, главный риск будет сопряжен с возвращением (оборотным входом в атмосферу), также потенциальными системными сбоями в далеком космосе, когда аппарат будет присутствовать в затененной области Луны, где существуют возможность на время утратить с ним связь», — заявил Маск.

    И тем не менее и не может и не веселить тамошний факт, что SpaceX по последней мере и не игнорирует вопросцы, связанные с риском для здоровья. Наконец изменение герметичности костей вправду может носить за собой потенциальные отягощения. Первые результаты исследовательских работ NASA здоровья близнецов – космонавтов Скотта и Марка Келли – продемонстрировали, что галлактические полеты оказали на организм Скотта наиболее нешуточное воздействие, прямо до хромосомного уровня. Невзирая на то, что Скотт Келли провел в космосе целый год, а уж планируемое время лунной экспедиции SpaceX составит что-то подле одной недельки (либо едва все больше), перед началом финала и не решен вопросец об вероятном наиболее стремительном проявлении последствий от галлактического полета.

    К примеру, вконец не так давно существовало найдено, что в итоге галлактических полетов у космонавтов меняется форма головного мозга. Даже у тамошних, кто провел на борту МКС всего две недельки, потом наблюдались некие конфигурации в форме и объеме светло-серой материи, которая отвечает за этакие опции нашего организма, как только мускульный контроль, память и эмоции. Ученые, проводившие это же изучение, перед началом финала и не убеждены в фолиант, какими конкретно последствиями для здоровья это же может оглянуться в отдаленной перспективе.

    Все это же произнесенное свыше приведено к тамошнему, что возможность тотальной подготовки двух человек к галлактическому полету наименее чем за один год — почти нулевая. Все же ежели анализировать вопросец на фоне главный мечты Маска – отправки тыщами рядовых людей на Марс, — то его мечтание выслыть в космос пару «морских свинок» вправду может иметь смысл, и в фуррор данной затеи даже охото веровать. Ежели мы (население земли), как только полагает Маск, собираемся предстать «межпланетным видом», то нам нужно осознать и принять и то, что обыденным людям в какой-то момент придется согласиться взгромоздить на свои плечи связанные с сиим разумные опасности. И чем скорее мы это же создадим, тем самым предпочтительнее.

    И ежели уж вконец твердить откровенно, возможно, лунные туристы SpaceX вправду пройдут максимально суровую подготовку, ведь, наконец, мы понятия и не имеем, каким образом проходит эта подготовка. За исключением тамошнего, и не стоит ли исключать вероятность заминки. В галлактическом бизнесе этакое частенько происходит, а ежели твердить об «наполеоновских» замыслах Маска – и подавно.

    В финале хотелось бы тем не менее отметить, что, невзирая на мечтание почти всех из нас в один прекрасный момент отправиться в космос — а уж у энных из нас, может быть, это же в один прекрасный момент и удастся, — подступать к этому вопросцу все-же следует наиболее трепетно. Заселить и повредить оставшуюся часть Галлактики мы все время гораздо успеем.