Электроды в головной мозг: можно ли вылечивать ожирение эдак?

    Анна мучалась от депрессии огромную часть собственной взрослой жизни и пыталась различные способы исцеления собственного состояния. Она воспринимала антидепрессанты, проходила психотерапию и даже соглашалась на электроконвульсивную терапию – когда сквозь головной мозг пропускают электричество. Испробовав все, пациентка с томной депрессией отважилась имплантировать электроды в головной мозг. Результаты затмили ожидания.

    Нормальные способы исцеления ишачили недолго, и депрессия скоро ворачивалась. Иная неполадка, с которой она столкнулась, – избыточный вес. Она весила 183 килограмма. Это же приводило к консервативной подвижности, которая ухудшала депрессию и образовывала трудности со здоровьем.

    Желудочное шунтирование посодействовало скинуть малость веса, однако и не настолько не мало, как только стоило бы ждать от схожей процедуры, и вконец и не посодействовало с депрессией. Психиатры предложили нежданное решение: поместить имплантат в головной мозг. Этот инвазивный способ исцеления знаменит как только глубочайшая стимуляция головного мозга. Он употребляется для облегчения протекания заболевания Паркинсона и эпилепсии.

    Исцеление не совсем только посодействовало с депрессией, да и привело к альтернативному увлекательному результату – она растеряла все больше веса, чем ей же удавалось ранее, сбрасывая практически по 3 килограммов в месяц. Томас Мюнте, невролог из Вуза Любека в Германии, который исцелял Анну, разговаривает, что вначале целью существовало вылечить ее депрессию, а уж утрата веса предстала вторичной. В ее случае удалось погубить двух зайцев одним выстрелом.

    Удачная утрата веса у Анны, которая последовала за исцелением, открыла новейшие обсуждению на тематику нашего взаимоотношения к данной мировой эпидемии. А также она продемонстрировала, что в отдельных вариантах головной мозг можно «перенастроить», избавив от назойливых моделей поведения вроде пристрастия к чему-либо.

    Глубочайшая стимуляция головного мозга останется спорным, однако далековато и не новейшим алгоритмом исцеления. Она возникла гораздо в 1930-х годах, когда нейрохирурги и близко и не были эдак аккуратны, как только ныне. Первым к этому мпособу исцеления эпилепсии обратился нейрохирург Уайлдер Пенфилд. Он стимулировал разнообразные части головного мозга электромагнитным зондом, поддерживая пациентов в состоянии бодрствования во время сего процесса, дабы осознать спецэффект. Мысль заключалась в фолиант, что можно определить область головного мозга, создающую неурядицу, и убить ее.

    По большому счету, ученые жаждили ординарно «поджарить части мозга», разговаривает Мюнте, сделать маленькие рытвины. Эдак же поступали для исцеления неурядиц с моторикой, дистонии, которая вызывает трясучку либо тремор. Именовался этот способ «стереотактической хирургией» и ознаменовал период необыкновенных тестов над людьми.

    В то же время нейробиолог Антонио Игас Мониц удалял маленькие частицы мозгов пациентов, дабы освободить них от психических болезней, включая депрессию. Он удалял части лобной толики – принципиальной области, отвечающей за планирование и персона. В энных вариантах исцеление существовало удачным – и неминуемое следствие в образе конфигураций персоны числилось неотклонимым побочным спецэффектом. Что броско, эта работа принесла ученому Нобелевскую премию 1949 года. Удаление элементов головного мозга и следующее наблюдение результатов послужило добрую службу для научные исследования и практики стимуляции головного мозга – дозволило нейробиологам осознать, какие зоны головного мозга умеют переиграть от пользования электродов.

    Когда в массовом порядке начали выписывать антидепрессанты и остальные противопсихозные препараты, пользование инвазивных и необратимых способов пошло на спад, однако уроки, кои ученые извлекли из научные исследования областей головного мозга под электродами, легли в базу глубочайшей стимуляции головного мозга, которая употребляется сейчас.

    В 2002 году глубочайшая стимуляция головного мозга существовала одобрена для исцеления заболевания Паркинсона. Она существовала очень эффективна, и с того времени существовало излечено наиболее 40 000 пациентов. Хотя она употребляется по наибольшей части для исцеления тремора, умеют быть и альтернативные цели – вроде томной депрессии, как только у Анны. Дабы произвести глубокую стимуляцию головного мозга, первые ученые сверлили череп. Потом располагали электроды на самом головном мозге. Пациенты частенько оставались в сознании, что дозволяло ученым испытывать различные области во время стимуляции.

    В случае Анны мотивированной областью для стимуляции существовало прилежащее ядро [nucleus accumbens], часть центра вознаграждений головного мозга и значимая зона обработки наслаждения. Эта область сопряжена с депрессией – так как личика с депрессией показывают пониженную заинтригованность в получении наслаждения. «Можно следить чувственный отклик у пациента, когда вы стимулируете эту область», поясняет Мюнте. Его анализ был размещен в журнальчике Neurocase.

    Исцеление ожирения

    Ожирение у энных граждан возможно сопряжено с модифицированной системой вознаграждения в головном мозге, разговаривает Мюнте. Некие жирные люди даже показывают другие мозговые паттерны, когда им же отображают изображения с пищей, ежели исхудалые люди. Теория такая, что область nucleus accumbens тянет граждан с пристрастием к объекту них мечтаний, будь то пища, алкоголь либо наркотики. Привычно головной мозг помогает нам воспринимать оптимальные решения, и не дающие импульсивной и требующей моментального вознаграждения голодной части нашего головного мозга приобретать свое. Однако наша система вознаграждения может время от времени «превозмогать наши приличия», разговаривает нейрохирург Петр Жилинский из Вуза физической культуры и фитнеса в Гданьске, Польша. Диетология процветает, благодаря нашему nucleus accumbens.

    Сила пристрастия системы вознаграждения нашего головного мозга предстала явна из легендарного научные исследования на крысах, проведенного в 1950-х годах. Они были наиболее склонны провоцировать эту область головного мозга, чем даже существуют либо попивать. Ежели «тревожить» либо вообщем ингибировать (останавливать) эту область головного мозга электромагнитной стимуляцией, «мотивационного магнита все больше нет, и вы уже и не привязаны к объекту», разговаривает Мюнте.

    То, что стимуляция головного мозга препятствует работе данной области, пока что останется теорией, однако укрепленной исследовательскими работами зверях. К примеру, изучение на крысах продемонстрировало, что стимуляция головного мозга приводила к повышению наработки ингибиторного химвещества, ГАМК, которое выбрасывается, когда конкретные зоны надо ограничить. Альтернативное изучение продемонстрировало, что отдельные люди, кои предпочтительнее держут под контролем нежеланные мысли, имеют все больше сего вещества.

    Мы все гораздо и не знаем четкого воздействия стимуляции головного мозга, и это же одна из обстоятельств, по которым она останется спорной. «Иногда в медицине начинают проводить клинические исцеления гораздо перед началом тамошнего, как только определенно выяснят принципы них работы», разговаривает Мюнте. И по здравомыслящей причине глубочайшая стимуляция головного мозга продемонстрировала куда наиболее положительный результат при лечении заболевания Паркинсона, чем альтернативные способы.

    Вскоре мы можем узреть схожее позитивное воздействие в случае с депрессией и даже ожирением, ежели за Анной последуют альтернативные пациенты. Жилинский, к примеру, лицезрел практику, выходящую за рамки исцеления единого Паркинсона – в его отделении провели все больше 2500 процедур с 1990-х годов – и ориентированную на патологическую злость, синдром Туретта и обсессивно-компульсивное расстройство.

    Он а также исцелял трех человек с ожирением, используя глубокую стимуляцию головного мозга в качестве последней меры, когда никакая иная техника и не помогала совсем. Как только и с Анной, ожирение вылечивали как только компульсивное расстройство. Ожирение у единого из пациентов существовало сопряжено с младенческой травмой, которая повредила область в головном мозге девицы, ответственную за руководство голодом и насыщение.

    Мысли пациентки были целиком зафиксированы на еде. «Следовательно, мы представили, что бариатрическая хирургия и не помогла», поясняет Жилинский. Хотя ее результаты по потере веса и не были кардинальными, жизнь поменялась. Стимуляция головного мозга дозволила ей же существовать независимо. Сейчас она может обучаться и «думать об кое-чем альтернативном, кроме еды», разговаривает он. «Она закончила воровать пищу из холодильника родителей».

    Пристрастившийся головной мозг

    При этом Мюнте подчеркивает, что мы пока что далеки от пользования стимуляции головного мозга как только обширно часто встречающегося способа лечении ожирения, в особенности в качестве последней меры. Это же дорогущая инвазивная методика, потому она и не подойдет большинству граждан с ожирением.

    Она все больше подойдет части жирных пациентов, кои показывают пристрастие по отношению к пище. Соня Йокум, нейробиолог, исследующий ожирение в Орегонском колледже, занимается как только раз сиим. Она продемонстрировала, что пища может стимулировать процессы привыкания в головном мозге, кои похожи на нейронные симптомы остальных зловредных привычек, к примеру, алкоголизм и наркомания. Этакие люди рискуют все больше остальных по причине прибора собственных мозгов.

    Йокум продемонстрировала, что дети с областями головного мозга, кои «тянутся» к пище, рискуют набрать объемной вес. «Одно из потенциальных разъяснений заключается в том, что отдельные люди владеют усиленным ответом зоны вознаграждения (что возможно обусловлено на биологическом уровне), по причине чего же наиболее уязвимы к перееданию, набирают вес и поглощают очень не мало калорий». Это же дает разъяснение тамошнему, посему классические програмки по сбросу веса изредка предлагают долгосрочные спецэффекты.

    Анна существовала безупречным пациентом для тесты глубочайшей стимуляции головного мозга по причине ее депрессии и привычки существуют. Она существовала из класса граждан с ожирением, кои владеют больной страстью к пище. Им же мудрено держать под контролем себя, когда они остаются наедине с пищей, эдак же, как только пьянице тяжело пройти минуя предложения испить.

    Дальше, хотя эти люди показывают объемной барьер активации головного мозга в ответ на пищу, чем люди со здоровым весом, когда они в конце концов приобретают собственную заслугу (пищу), активация ниспадает. Люди приобретают, что они жаждили, радуются, однако удовлетворенность проходит и становится гораздо ужаснее. Рождается элементарная взаимосвязь: надо существуют все больше, дабы приобретать этакую же удовлетворенность, как только до этого.

    С пищей это же мудрено – она востребована нам, дабы жить. Толстые люди с больным пристрастием к пище и не умеют держать под контролем, что используют вовнутрь, поэтому они и не умеют вообщем целиком воздерживаться от еды.

    Хотя глубочайшая стимуляция головного мозга точно и не подарит ответ большинству, почти всегда экспериментальное исцеление может поменять жизни.