Ежели мы сделаем жизнь в лаборатории, как только нам к ней относиться?

    Что существуют жизнь? В протяжении наибольшей части 20 века этот вопросец и не очень тревожил биологов. Жизнь — это же термин для поэтов, а уж и не ученых, полагал синтетический биолог Эндрю Эллингтон в 2008 году, который начал собственную карьеру с исследования, как только началась жизнь. Невзирая на слова Эллингтона, связанные области исследовательских работ происхождения жизни и астробиологии обновили focus на значении жизни. Дабы распознать другую форму, которую жизнь могла воспринимать четверо млрд годов назад, либо форму, которую она могла бы принять на остальных планетках, ученые обязаны осознавать, что конкретно, по большому счету, выполняет нечто — живым.

    Жизнь, но, является передвигающейся мишенью, как только издавна увидели философы. Аристотель полагал «жизнь» и «живое» различными концепциями — последнее, в его случае, существовало совокупой имеющихся созданий, кои населяют наш мир, вроде собак, соседей и микробов на поверхности тела. Дабы познать жизнь, мы обязаны обследовать живое; однако живое все время изменяется в пространстве и времени. В попытке обусловить жизнь, мы обязаны учесть жизнь, которую мы знаем и которую и не знаем. Как только полагает исследователь происхождения жизни Пьер Луиджи Луизи из Вуза Рома Тре, бытует жизнь-какая-она-сейчас, жизнь-какой-она-могла-бы-быть и жизнь-какой-она-когда-то-была. Эти категории указывают на проблему, к которой обращались средневековые философы-мистики. Жизнь, как только увидели они, это же все время намного все больше, чем живое, и по данной причине, как только это же ни феноминально, она ни разу и не будет доступна живому. За счет этого разрыва меж реальной жизнью и потенциальной жизнью, почти все распознавания жизни фокусируются на ее навыки изменяться и эволюционировать, а уж и не сводятся к определению фиксированных качеств жизни.

    Можно ли сделать жизнь в лаборатории?

    Сначала 1990-х, консультируя NASA об способностях жизни на остальных планетках, биолог Джеральд Джойс, в текущее время действующий в Колледже био исследовательских работ Солк в Калифорнии, посодействовал создать одно из более обширно расходуемых терминов жизни. Оно понятно как только хим дарвиновское распознавание: «Жизнь — это же самоподдерживающаяся электрохимическая система, могущая к дарвиновской эволюции». В 2009 году опосля десятков лет работы группа Джойса опубликовала работу, в какой описана РНК-молекулу, могущую катализировать свою реакцию синтеза для сотворения заглавного цифры своих копий. Эта электрохимическая система удовлетворила определению жизни по Джойсу. Однако никто и не осмелился именовать ее жив. Неполадка в фолиант, что она и не выполняла ничего новенького либо удивительного.

    «Однажды этот геном сумеет изумить собственного автора словом — уловкой либо новейшим этапом в игре практически жизни — которое он и не ждет услышать», эдак писал New York Times об разработке. «Если бы это же вышло, если б это же вышло со мной, я был бы счастлив», разговаривает целитель Джойс. И прибавляет: «Не берусь утверждать, однако оно живое».

    Джойс пробует осознать жизнь, генерируя ординарные проживающие системы в лаборатории. В ходе сего он и альтернативные синтетические биологи воплощают в жив форме новейшие облики жизни. Любая попытка синтезировать новейшие формы жизни показывает на тамошний факт, что существуют намного все больше, может быть даже нескончаемо все больше, потенциальных форм жизни. Синтетические биологи умеют сконфигурировать сам процесс развития жизни либо возможностей, кои она развивает. Них работа поднимает новейшие вопросцы о определнии жизни на базе эволюции. Как только категоризовать жизнь, которая существовала модифицирована, которая предстала товаром переломного момента эволюции, товаром разрыва эволюционной цепочки?

    История происхождения синтетической биологии уходит корням в 1977 год, когда Дрю Энди, один из основоположников синтетической биологии, а уж сейчас доктор биоинженерии в Стэнфордском институте в Калифории, пробовал сделать вычислительную фотомодель простейшей формы жизни, которую сумел определить: бактериофага Т7, вируса, который инфицирует бациллу пищеварительной палочки. Хрустальная головка на изогнутых ножках сего вируса похожа на посадочный модуль, который садится на Луну и хватает бактериального обладателя. Этот бактериофаг так простейший, что по неким распознаваниям его даже живым и не назовешь. (Как только и все вирусы, он полагается на молекулярную инженерию собственной клетки-хозяина для воспроизводства). Бактериофаг Т7 имеет всего 56 генов, и Энди поразмыслил, что можно сделать фотомодель, которая учитывает каждую часть фага и как только эти части ишачят совместно: безупречное представление, которое предсказывает, как только поменяется фаг, ежели один из этих генов устранить либо удалить.

    Энди возвел серию мутантов бактериофага Т7 систематически выбивая гены либо меняя них положение в крохотном геноме Т7. Однако мутантные фаги соответствовали фотомодели максимально недолгое время. Изменение, которое обязано существовало привести к них ослаблению, приводило к тамошнему, что них потомство разрывало клеточки пищеварительной палочки вдвое скорее, чем до этого. И не ишачило. Наконец, Энди понял: «Если мы желаем смоделировать природный мир, мы обязаны переписать естественный мир, эдак дабы он предстал моделируемым». Заместо поиска наилучшей карты сконфигурировать местность. Эдак родилась область синтетической биологии. Заимствуя способы из программирования, Энди начал «рефакторить» геном бактериофага Т7. Он сделал бактериофага Т7.1, форму жизни, спроектированную для упрощения интерпретации людским умом.

    Фаг Т7.1 — пример эдак именуемой сверхдарвиновской жизни: жизни, которая вынуждена собственным существованием людскому плану, а уж и не естественному отбору. Биоинженеры, этакие как только Энди, разглядывают жизнь двойственно: как только физическую структуру, с одной стороны, и как только информационную структуру с альтернативный. В теории, безупречное представление жизни обязано активизировать невидимый переход меж информацией и материей, планом и реализацией: изменение пары букв ДНК на дисплее вашего компа, распечатка организма по вашему плану. С этаким подходом эволюция грозится попортить проект инженера. Сохранение био оформления может востребовать, дабы ваш загаданный организм и не мог воспроизводиться либо эволюционировать.

    Наоборот, мечтание Джойса, дабы его молекулы его восхищали, разговаривает об фолиант, что способность к открытой эволюции — «изобретательной, всевластной, безграничной» — является важным аспектом жизни. В согласовании с данной мыслью Джойс сейчас измеряет жизнь как только генетическую систему, которая содержит все больше бит инфы, чем число, нужное для начала ее работы. Однако в согласовании с сиим распознаванием, ежели взять две схожие системы с различными историями — одна спроектированная и иная развившаяся — лишь крайняя будет считаться жив; правильно спроектированная система, вне зависимости от ее трудности, будет ординарно «технологическим артефактом».

    Художественный дизайн и эволюция и не все время противопоставлены. Почти все проекты синтетической биологии используюсь эмульсия оптимального оформления и ориентированной эволюции: они конструируют обладателя мутантных клеток — в различных случаях — и выбирают оптимальный. Хотя новое представление Джойса об жизни включает эволюцию, оно а также просит неожиданного возникновения, ежели длительного дарвиновского развития. Эмерджентная жизнь вписывается в культуру неожиданных инновацией, идеи которых включают магическое возникновение рабочей почки из 3D-принтера. Художественный дизайн и эволюция а также совместимы, ежели биоинженеры будут глядеть на генетическое обилие как только на сокровищницу дизайнерских частей для грядущих форм жизни.

    Для энных синтетических биологов путь к тамошнему, что мистики именуют жизнью за пределами жизни — которая превышает жизнь, какой же мы ее знаем — проходит сквозь биологическую инженерию. Энди определяет свое призвание исходя из убеждений желания внести собственный вклад в жизнь, породить новейшие облики «невероятных моделей, кои будут процветать и существовать». Джойс противопоставляет жизнь и технологии базовой термодинамической тенденции к кавардаку и распаду. Какие новейшие формы получит жизнь? Время отобразит.

    Нам немаловажно ваше воззрение. Поведайте в нашем чате в Телеграме.