Фридайверы нарушают законы науки, и мы и не осознаем, как только они это же проделывают

    Фридайверы умеют окунаться на большую глубину под водой (текущий рекорд составляет 214 погонных метров) без аппаратов для дыхания. Фавориты умеют удерживать свое дыхание на максимально длительное время, рекорд посреди дам — девять минут, посреди мужиков — одиннадцать. Ученые и практикующие фридайвинг, обычно, и не пересекаются. Однако при ближнем рассмотрении сего фитнеса оказывается практически неосуществимым, что люди умеют окунаться эдак глубоко. А уж они умеют.

    Без всякой поддержки, ежели дышать лишь воздухом, можно даже покорить Эверест. Разве что защитная одежка пригодится. Это же подле девяти км над уровнем моря. Однако когда вы погружаетесь в океан, все изменяется еще скорее по причине быстрого конфигурации давления.

    Погрузившись всего на 10 погонных метров в океан, вы ощутите вдвое все больше давления, чем если б вы стояли на поверхности. И на каждые 10 погонных метров далее вы будете приобретать очередную атмосферу давления. Организм, анатомия и физиология значительно изменяются, функционируя в этаких критериях, потому погружение глубоко в жидкости океана оказывается неповторимо трудным мероприятием. В вашем теле не совсем только сжимаются содержащие воздух места, да и поведение газов в кровотоке изменяется, а уж наряду с тем самым и опции нервной системы.

    В первые деньки фридайвинга физиологи были убеждены, что люди и не сумеют окунаться ниже 30-40 погонных метров. Наука и не дозволила бы этому случиться. Ученые начертили графики, изложили все познания об теле человека и воздействии давления на него и сообщили: «Ваши несложные будут раздавлены, и вы будете плеваться кровью уже на глубине 40 погонных метров. Окунуться ниже ординарно не-воз-мож-но».

    Конечно же, это же и не переубедило фридайверов — и они сумели обойти эти теоретические границы. Как только? На этот вопросец попробовала ответить Мартина Амати, фридайвер:

    «Физическая сторона точно находится, однако в большей степени все дело в голове. Конкретно умонастроение в фридайвинге неописуемое. Идет речь и не об ваших физических возможностях, а уж о интеллектуальных и интеллектуальной подготовке. Надо запамятовать все, что вы понимаете, и все, что выполняет для вас никудышно либо ладно. Это же освобождающий процесс. В одинаковой мере надо а также целиком понимать, где ваше тело и где вы, в тот же момент».

    На глубине 10 погонных метров нам надо все больше кислорода, чем на глубине 100 погонных метров, так как давление жидкости выполняет кислород сильнее. Выходит, самое первостепенное в глубочайшем погружении — это же завершающий шаг подъема, когда существуют риск, что давление свалится и кислород в тканях тоже неожиданно свалится.

    А также трудно на старте. На поверхности и в первые несколько погонных метров погружения вода выталкивает тело. Когда вы начинаете окунаться, давление жидкости выталкивает вас назад на поверхность, и лишь на глубине 13-20 погонных метров динамика изменяется.

    «Тело начинает тонуть как только валун. Мы называем эту часть вакантным падением, когда фридайвер совсем перестает двигаться. Это же самая красивая часть погружения. Когда ты возвращаешься из погружения и делаешь первый вдох, всякий раз этот вдох как только первый. Для меня это же как только поновой родиться. Я представляю влагу как только утробу».

    Дайвер чувствует изменение химии кровотока, так как увеличенное давление дозволяет газам с легкостью растворяться и эффективнее проявлять свое воздействие. Азот, к примеру, который растворен в крови, орудует как только наркотик, и вы немного пьянеете уже на глубине 30-40 погонных метров. Ежели окунуться ниже, излишний азот вызовет эйфорию.

    Когда фридайвер окунается все поглубже и поглубже, он сжимает эти крайние остатки кислорода в кровотоке и пробует выдержать на еще наиболее невысоком кислородом уровне, чем привыкли нормальные люди. Вы заходите в этакое странноватое равновесие, когда давление гораздо предлагает для вас дышать и пока что и не убивает. Это же максимально плоский баланс, который просит максимально странноватых не максимально внятных физиологических подвигов, дабы человек остался живой. Рекорды погружения фридайверов абсурдны: это же даже и не десятки, а уж сотки погонных метров.

    Можно только на глазок представлять, как только это же происходит. Нет, это же и не то, дабы вконец загадка — однако мы многого и не осознаем. Фридайверы стали бы увлекательным объектом для внимания ученых, так как физиологически них деятельность сопряжена с кислородным голоданием и гипоксией, что и не существуют ладно, но является неотъемлемой частью эксперимента фридайверов. Фридайвинг нереально предположить без сего. Это же темно-серая область меж жизнью и гибелью, когда может произойти все что угодно. В медицине эти области и не исследуются ради забавы — однако люди, кои ставят собственную жизнь на кон, занимаясь фридайвингом, воображают эту вероятность — исследовать.