Глубочайший сон опосля травмы головы может защитить головной мозг

    На минувшей недельке высокопоставленный представитель NFL в первый раз признал взаимосвязь меж травмами головы в талантливом футболе и дегенеративным расстройством головного мозга под заглавием приобретенная травматическая энцефалопатия. Это же признание — которое уже сравнили со известным табачным заявлением 1997 года, что курение вызывает рак — возникло практически в то же время, когда наименее суровые травматические повреждения головного мозга, включая сотрясения, тоже начали подозревать в взаимосвязи с вышеупомянутой заболеванием. Новое изучение, проводимое на крысах, может в один прекрасный момент посодействовать людям, страдающим от неврологических неурядиц, связанных с скоплением ненужных белков в головном мозге, в фолиант числе с травматическими повреждениями головного мозга и заболеванием Альцгеймера.

    Глубочайший сон опосля травмы головы может защитить мозг

    Ученые пока что и не соображают био механизмы, лежащие в базе отрицательных спецэффектов травматических поражений головного мозга — и потому действенное исцеление оных останется труднодоступным. Обсуждению вызывает даже вопросец взаимодействия с мягенькими сотрясениями: некие медики предписывают отдых на несколько недель, альтернативные говорят, что пациенты обязаны оставаться активными, потому что пассивность повлечет нехорошие последствия.

    Сейчас же выясняется, что ИСТИНА на стороне отдыхающих пациентов. В изучении, проведенном на крысах, результаты коего были размещены на минувшей недельке в The Journal of Neuroscience, группа ученых из Институтского лазарета Цюриха нашла, что усиление медленноволнового цикла сна опосля черепно-мозговых травмп (ЧМТ) сохраняет процедуру головного мозга и минимизирует повреждения аксонов, длинноватых цилиндрических отростков нервной клеточки, кои отправляют сигналы иным клеточкам в головном мозге.

    Прошлые научные исследования продемонстрировали, что ЧМТ вызывают повреждения аксонов и скопление нейротоксических молекулярных отходов, кои появляются в итоге травмы. В новейшем изучении ученые изучали два разнообразных метода погружения в медленноволновое состояние сна — глубочайшую стадию сна, которая характеризуется низкочастотными и высокоамплитудными волнами. На этом шаге головной мозг убирает белковые отложения, что привело ученых к вопросцу, может ли это же посодействовать в лечении крысам, пострадавшим от черепно-мозговой травмы.

    На первых парах ученые повредили префронтальную кору у 25 крыс. Потом разделили зверях на три группы. Первой группе придали оксибат натрия, продукт, который употребляется для вызова медленноволновой опции головного мозга у граждан, страдающих нарколепсией. (Четкий механизм деяния сего антибиотики неизвестен, однако превалирует догадка, что оксибат натрия оптимизирует дневную внимательность, вызывая глубочайший сон, когда люди набираются сил). Второй группе ограничивали сон, и не давая крысам кемарить в течение долговременного периода времени. Прошлые научные исследования продемонстрировали, что опосля лишения сна медленноволновая активность повышается в фазе «быстрого движения глаз» (БДГ-фаза). Третья группа получала инъекции плацебо.

    Ученые приименяли электроэнцефалографию для записи электромагнитной активности мозга, дабы подтвердить, что удачно усиливают неспешный сон у крыс в первых двух группах. Потом они оценили когнитивные навыки крыс, исследовав то, как только они постигают новейшие объекты, и узнали, что обе группы крыс, получавших расширенные процедуры сна, отображают фаворитные результаты в распознавании объектов, чем крысы, которых и не трогали. Крысы с глубочайшим сном а также продемонстрировали наименьшее ухудшение памяти.

    Потом ученые проверили кору и гиппокамп на повреждения, окрашивая мозги крыс белком-предшественником амилоида, биомаркером, который употребляется для выявления травм аксонов. Крысы, сон которых был модулирован, имели изрядно сниженные уровни белка — практически на 80% все меньше при сопоставлении с контрольной группой. Ученые сделали вывод, что немедленное исцеление неспешным сном — с внедрением физиологических и фармакологических способов — может посодействовать сохранить опции головного мозга и предупредить повреждение нейронов у крыс, страдающих от повреждений мозга.

    Приобретенные результаты являются перспективными, однако до этого надо ответить на не мало вопросцев, до того как использовать них в лечении граждан. С одной стороны, распознавание основного механизма этих спецэффектов просит последующих исследовательских работ. «Эти результаты могли бы что-то предпринять с увеличением метаболического клиренса, — разговаривает Марта Моравска, к.дюйма.н. в неврологии в Институтском институте Цюриха и один из создателей научные исследования. — Или могли бы препятствовать предстоящему скоплению этих метаболитов. Нужны добавочные научные исследования, дабы распутать все».

    Ученые планируют провести разделительную черту в будущем изучении. Они а также сотрудничают с иными учреждениями, дабы определить другую нехирургическую технику улучшения неспешного сна — которая и не будет зависеть от лишения сна либо оксибата натрия. (Это же соединение хотя и употребляется без рецепта для исцеления ряда расстройств, вроде кластерных болей в голове и фибромиалгии, и не употребляется у пациентов с ЧМТ, потому что может вызвать сноподобное состояние, в ходе коего пациента нельзя следить неврологически). Ученым немаловажно подтвердить, что неспешный сон сначала ишачит на чистку мозга, в фолиант числе и от амилоидов.

    Узма Самадани, нейрохирург из Мед центра Хеннепин в Миннеаполисе, и не принимавший роли в изучении и предпринимающий другой подход к изучению исцеления пациентов с ЧМТ, полагает выводы Моравской увлекательными, однако утверждает, что нам придется оставаться консервативными с научной точки зрения.

    «Это изучение увлекательно, так как поддержка идеи модуляции сна возможно принципиальной для исцеления повреждений головного мозга, — разговаривает она. — Но я бы и не предстала гиперболизировать значимость научные исследования. Часто нейроисследования на мышах и не переносятся на людей». К этому можно отнести уровни метаболизма и порядок сна у крыс, также рассредотачивание неспешного и скорого сна — все это же различается от людского.

    С сиим Моравска соглашается. «Я жаждила бы выделить, что это же и не лечущее средство, — говорит она. — Необходимо разрабатывать последующие способы для пользования в медицинской практике». Все же она уповает, что ее команда отыщет новейшие способности. Может быть, это же изучение подогреет энтузиазм граждан к научным исследованиям в данной сфере. Исцеление неспешным сном возможно действенным и неинвазивным.