Искусственный ум. Часть первая: путь к сверхинтеллекту

    Причина, по которой эта (и альтернативные) статья возникла на свет, ординарна: может быть, искусственный ум — не ординарно значимая тематика для обсуждения, а уж важнейшая в контексте грядущего. Все, кто хоть малость просачивается в сущность потенциала искусственного ума, признают, что оставлять без внимания данную тему нельзя. Некие — и посреди их Элон Маск, Стивен Хокинг, Билл Гейтс, и не самые малоумные люди нашей планетки — считают, что искусственный ум воображает экзистенциальную опасность для населения земли, сопоставимую по масштабам с тотальным вымиранием нас как только образа. Что ж, усаживайтесь поудобнее и расставляйте себе все точки над i.

    Искусственный ум. Часть первая: путь к сверхинтеллекту

    «Мы стоим на пороге конфигураций, сопоставимых с зарождением людской жизни на Земле» (Вернор Виндж).

    Что означает стоять на пороге этаких конфигураций?

    Искусственный ум. Часть первая: путь к сверхинтеллекту

    Как бы ничего такого особенного. Однако вы обязаны держать в голове, что присутствовать на графике в этаком месте значит то, что вы и не понимаете, что присутствует справа от вас. Вы обязаны чувствовать себя приблизительно эдак:

    Искусственный ум. Часть первая: путь к сверхинтеллекту

    Чувства полностью обычные, полет проходит удачно.

    Содержание

    • 1 Будущее приближается
    • 2 Путь к сверхинтеллекту: что этакое ИИ (искусственный ум)?
    • 3 Где же мы в этом потоке?
    • 4 Путь от УИИ к ОИИ: посему эдак мудрено?
    • 5 Первый этап к созданию ОИИ: повышение вычислительной мощи
    • 6 Второй этап к созданию ОИИ: отдать ему же ум
      • 6.1 1. Повторить головной мозг
      • 6.2 2. Постараться пройти по следам эволюции
      • 6.3 3. Предоставить компы самим самому себе
    • 7 Все это же может случиться максимально вскоре
    • 8 Дорога от ОИИ к ИСИ
      • 8.1 Оборудование
    • 9 Программное обеспечение
    • 10 Взрыв ума

    Будущее приближается

    Представьте, что машинка времени перенесла вас в 1750 год — во времена, когда мир испытывал константные перебои с поставками электро энергии, взаимосвязь меж городками планировала выстрелы из пушки, а уж весь транспорт функционировал на сене. Допустим, вы попадаете туда, забираете кого-нибудь и приводите в 2015 год, отобразить, как только оно здесь все. Мы и не в состоянии осознать, каково ему же существовало бы узреть все эти хромированные капсулы, парящие по дорогам; побеседовать с людьми на той стороне океана; взглянуть на спортивные игры за тыщу км от него; услышать музыкальное выступление, записанное 50 годов назад; поиграть с колдовским прямоугольником, который в состоянии сделать снимок либо запечатлеть жив момент; выстроить карту с паранормальной светло-голубой точкой, обозначающей его положение; глядеть на чье-то личико и разговаривать с ним за не мало км и т.д.. Все это же — не поддающееся объяснению чудо для практически трехсотлетних граждан. И не говоря уже о Вебе, Интернациональной галлактической станции, Огромном адронном коллайдере, ядерном оружии и общей теории относительности.

    Этакий эксперимент для него и не будет необычным либо шокирующим — эти слова и не транслируют всей сущности мысленного коллапса. Наш путник вообщем может дать дуба.

    Однако существуют увлекательный момент. Ежели он возвратится в 1750 год и ему же станет завидно, что мы захотели посмотреть на его реакцию на 2015 год, он может завоевать с собой машинку времени и попытаться сделать то же самое, скажем, с 1500 годом. Прилетит туда, отыщет человека, заберет в 1750 год и все отобразит. Юноша из 1500 года будет шокирован непомерно — но навряд ли умрет. Хотя он, конечно же, будет удивлен, разница меж 1500 и 1750 годом куда все меньше, чем меж 1750 и 2015. Человек из 1500 года изумится неким моментам из физики, поразится тамошнему, какой же предстала Европа под твердой пятой империализма, нарисует в голове новейшую карту мира. Однако ежедневная жизнь 1750 года — транспорт, взаимосвязь и т. п. — навряд ли изумит его перед началом погибели.

    Нет, дабы юноша из 1750 года повеселился эдак же, как только мы с ним, он обязан отправиться куда далее — возможно, год эдак в 12 000 перед началом н. э., гораздо перед началом тамошнего, как только первая сельскохозяйственная революция дозволила зародиться первым городкам и понятию нации. Если б кто-нибудь из мира охотников-собирателей, со времен, когда люди в основном были гораздо еще одним зверям общим видом, заметил гигантские людские империи 1750 года с них высоченными церквями, судебными процессами, пересекающими океаны, них понятие быть «внутри» строения, все эти познания — он бы погиб, вероятнее всего.

    Тогда и, опосля погибели, он бы позавидовал и возжелали предпринять то же самое. Возвратился бы на 12 000 годов назад, в 24 000 год перед началом н. э., забрал бы человека и притащил его в свое время. И новейший путник произнес бы ему же: «Ну этакое, ладно, спасибо». Так как в том случае человеку из 12 000 год перед началом н. э. надо существовало бы возвратиться на 100 000 годов назад и отобразить здешним туземцам огнь и язык впервой.

    Ежели нам надо перевезти кого-либо в будущее, дабы тамошний был перед началом погибели удивлен, прогресс обязан пройти определенное расстояние. Обязана быть достигнута Точка Летального Прогресса (ТСП). Другими словами, ежели во времена охотников-собирателей ТСП занимала 100 000 лет, последующая остановка свершилась уже в 12 000 году перед началом н. э. За ней прогресс шел уже скорее и кардинально преобразил мир к 1750 году (приблизительно). Впоследствии пригодилось пару сотен лет, и вот мы тут.

    Эту картинку — когда человечий прогресс движется скорее по мере течения времени — футуролог Рэй Курцвейл именует законом ускоряющейся отдачи людской истории. Это же происходит, так как у наиболее развитых коллективов существуют вероятность двигать прогресс наиболее стремительными темпами, ежели у наименее развитых коллективов. Люди 19 века знали все больше, чем люди 15 века, потому логично, что прогресс в 19 веке шел наиболее быстрыми темпами, ежели в 15 веке, и т.д..

    На наименьших масштабах это же тоже ишачит. Кинофильм «Назад в будущее» получился в 1985 году, и «прошлое» существовало в 1955 году. В кинофильме, когда Майкл Джей Фокс возвратился в 1955 год, его застали врасплох новизна телевизоров, стоимости на содовую, отсутствие любви к гитарному звуку и варианты в сленге. Это же был альтернативный мир, непременно, однако если б кинофильм утоляли сейчас, а уж прошедшее существовало в 1985 году, разница существовала бы куда наиболее глобальна. Марти Макфлай, попавший в прошедшее из времени индивидуальных компов, Веба, мобильников, был бы еще наиболее неприемлимым, чем Марти, отправившийся в 1955 год из 1985.

    Все это же благодаря закону ускоряющейся отдачи. Посредственная скорость развития прогресса меж 1985 и 2015 годами существовала свыше, чем скорость с 1955 по 1985 годы — потому что в первом случае мир был наиболее развитым, он был насыщен достижениями крайних 30 лет.

    Таким макаром, чем все больше достижений, тем самым скорее происходят конфигурации. Однако разве это же и не обязано оставлять нам конкретные намеки на будущее?

    Курцвейл подразумевает, что прогресс всего 20 века мог бы быть пройден всего за 20 лет при уровне развития 2000 года — другими словами в 2000 году скорость прогресса существовала в пять раз свыше, чем посредственная скорость прогресса 20 века. А также он полагает, что прогресс всего 20 века был эквивалентен прогрессу периода с 2000 по 2014 год, и прогресс очередного 20 века будет эквивалентен периоду перед началом 2021 года — то существуют всего за семь лет. Спустя несколько десятков лет весь прогресс 20 века будет проходиться по пару раз в год, а уж далее — всего в месяц. В итоге закон ускоряющейся отдачи доведет нас перед началом тамошнего, что за весь 21 век прогресс будет в 1000 раз превосходить прогресс 20 века.

    Ежели Курцвейл и его сторонники правы, 2030 год изумит нас эдак же, как только парня из 1750 года изумил бы наш 2015 — другими словами последующая ТСП займет всего пару десятков лет — а мир 2050 года будет эдак очень различаться от современного, что мы лишь только ли его узнаем. И это же и не фантастика. Эдак считает огромное количество ученых, кои умнее и образованнее нас с вами. И ежели вы взглянете в историю, то поймете, что это же пророчество вытекает из незапятанной логики.

    Посему же, когда мы сталкиваемся с заявлениями вроде «мир сквозь 35 лет поменяется перед началом неузнаваемости», мы скептически пожимаем плечами? Существуют три факторы нашего скептицизма относительно прогнозов грядущего:

    1. Когда дело доходит перед началом истории, мы думаем прямыми цепочками. Пытаясь предположить прогресс последующих 30 лет, мы следим на прогресс предшествующих 30 как только на индикатор тамошнего, сколько всего, по всей вероятности, произойдет. Когда мы думаем об фолиант, как только поменяется наш мир в 21 веке, мы берем прогресс 20 века и добавляем его к 2000 году. Этакую же ошибку совершает наш юноша из 1750 года, когда достает кого-либо из 1500 года и пробует его изумить. Мы интуитивно думаем линейным образом, хотя обязаны бы экспоненциальным. По существу, футуролог обязан пробовать предусмотреть прогресс последующих 30 лет, не смотря на прошлые 30, а уж судя по текущему разряду прогресса. Тогда-то прогноз будет вернее, однако все равно мимо врат. Дабы мыслить об грядущем корректно, для вас надо созидать движение вещей в куда наиболее стремительном ритме, чем они едут ныне.

    Искусственный ум. Часть первая: путь к сверхинтеллекту

    2. Линия движения недавнешней истории часто смотрится искаженно. Во-первых, даже кульная экспоненциальная кривенькая кажется линейной, когда вы видите маленькие ее части. Во-вторых, экспоненциальный рост и не все время гладкий и однородный. Курцвейл полагает, что прогресс движется змееподобными кривенькими.

    Искусственный ум. Часть первая: путь к сверхинтеллекту

    Такова кривенькая проходит сквозь три фазы: 1) неспешный рост (ранешняя фаза экспоненциального увеличения); 2) стремительный рост (взрывная, поздняя фаза экспоненциального увеличения); 3) стабилизация в образе заядлой парадигмы.

    Ежели вы взглянете на последнюю историю, часть S-кривой, в какой вы на этот момент находитесь, может скрывать от вашего восприятия скорость прогресса. Часть времени меж 1995 и 2007 годами ушла на взрывное развитие Веба, представление Microsoft, Гугл и Facebook публике, рождению соц сетей и развитию сотовых смартфонов, а уж потом и телефонов. Это же существовала вторая фаза нашей кривенький. Однако период с 2008 по 2015 год был наименее прорывным, по последней мере на технологическом фронте. Те самый, кто задумываются об грядущем сейчас, умеют взять крайние несколько лет для оценки общего темпа прогресса, однако они и не лицезреют наибольшей картины. На самом деле же новенькая и сильная фаза 2 может назревать уже ныне.

    3. Наш свой эксперимент выполняет нас ворчливыми стариками, когда речь входит об грядущем. Мы основываем свои идеи об мире на своем эксперементе, и этот эксперимент установил темпы увеличения в недавнешнем минувшем для нас как только «само собой разумеющееся». А также и наше воображение ограничено, так как употребляет наш эксперимент для прогнозирования — однако в большинстве случаев у нас ординарно нет инструментов, кои дозволяют определенно представить будущее. Когда мы слышим прогнозы на будущее, кои расползаются с нашим ежедневным восприятием работы вещей, мы подсознательно считаем них доверчивыми. Если б я произнес для вас, что вы доживете перед началом 150 либо 250 лет, а уж возможно, и совсем и не умрете, вы подсознательно подумаете, что «это тупо, я знаю из истории, что за этот период времени дохнули все». Эдак и существуют: никто и не доживал перед началом этаких лет. Да и ни один авиалайнер и не летал перед началом изобретения авиалайнеров.

    Таким макаром, хотя скептицизм кажется для вас обоснованным, в большинстве случаев он ошибочен. Нам стоит ли принять, что ежели мы вооружаемся незапятанной логикой и ждем обычных исторических зигзагов, мы обязаны признать, что максимально, максимально и максимально почти все обязано поменяться в наиблежайшие десятилетия; намного все больше, чем можно представить интуитивно. Логика а также дает подсказку, что ежели самый продвинутый общий вид на планетке продолжает выполнять огромные скачивания вперед, скорее и скорее, в конкретный момент скачок будет так нешуточным, что он кардинально видоизменит жизнь, какой же мы ее знаем. Нечто схожее случилось в ходе эволюции, когда человек предстал так умен, что целиком видоизменил жизнь хоть какого иного образа на земле. И ежели вы потратите малость времени на прочтение тамошнего, что происходит ныне в науке и технике, вы, может быть, начнете созидать конкретные подсказки об фолиант, каким будет последующий циклопический скачок.

    Путь к сверхинтеллекту: что этакое ИИ (искусственный ум)?

    Как только и почти все на данной планетке, вы привыкли полагать искусственный ум неумной мыслью научной фантастики. Однако за ближайшее время сильно много нешуточных граждан изъявило обеспокоенность данной неумной мыслью. Что и не эдак?

    Существуют три факторы, кои приводят к неразберихе вокруг термина ИИ:

    1. Мы ассоциируем ИИ с фильмами. «Звездные войны». «Терминатор». «Космическая Одиссея 2001 года». Однако как только и боты, ИИ в этих фильмах — вымысел. Таким макаром, голливудские ленты разбавляют уровень нашего восприятия, ИИ становится обычным, родным и, непременно, злостным.
    2. Это же обширное поле для внедрения. Оно начинается с калькулятора в вашем мобильнике и разработки самоуправляемых каров и доходит перед началом чего-то дальнего в дальнейшем, что кардинально видоизменит мир. ИИ обозначает все эти вещи, и это же сбивает с толку.
    3. Мы используем ИИ каждый денек, однако часто даже и не отдаем самому себе в этом отчета. Как только рассказывал Джон Маккарти, изобретатель термина «искусственный интеллект» в 1956 году, «как лишь он зафункционировал, никто все больше и не именует его ИИ». ИИ предстал все больше как только сказочное пророчество об грядущем, ежели что-то реальное. В то же время существуют в этом заглавии и привкус чего-то из минувшего, что ни разу и не предстало действительностью. Рэй Курцвейл разговаривает, что он слышит, как только люди сравнивают ИИ с фактами из 80-х годов, что можно сопоставить с «утверждением, что веб погиб наряду с доткомами сначала 2000-х».

    Давайте проясним. Во-первых, перестаньте мыслить об ботах. Бот, который является контейнером для ИИ, время от времени имитирует людскую форму, время от времени нет, однако сам ИИ — это же персональный компьютер снутри бота. ИИ — это головной мозг, а уж бот — тело, ежели у него вообщем существуют это же тело. Например, программное обеспечение и заданные Siri — это искусственный ум, дамский глас — персонификация сего ИИ, и никаких ботов в данной системе нет.

    Во-вторых, вы наверное слышали термин «сингулярность» либо «технологическая сингулярность». Этот термин употребляется в арифметике для описания причудливой ситуации, когда нормальные руководила все больше и не ишачят. В физике он употребляется для описания нескончаемо минимальной и плотной точки темной прорехи либо изначальной точки Немалого Взрыва. Снова же, законы физики внутри нее и не ишачят. В 1993 году Вернор Виндж написал известное эссе, в каком применил этот термин к моменту в дальнейшем, когда ум наших технологий затмит наш свой — и в этот момент жизнь, какой же мы ее знаем, поменяется навечно, а уж нормальные руководила ее существования все больше и не будут ишачить. Рэй Курцвейл в будущем уточнил этот термин, указав, что сингулярность будет достигнута, когда закон ускоряющейся отдачи достигнет экстремальной точки, когда технологический прогресс будет двигаться эдак резво, что мы перестанем замечать его заслуги, практически нескончаемо резво. Тогда-то мы будем жить в совсем новейшем мире. Но почти все специалисты закончили применять этот термин, потому давайте и мы и не будем частенько к нему обращаться.

    В конце концов, хотя существуют не мало типов либо форм ИИ, кои вытекают из машистого понятия ИИ, главные категории его зависят от калибра. Существуют три главных категории:

    1. Узконаправленный (слабенький) искусственный ум (УИИ). УИИ практикуется в одной области. Посреди этаких ИИ существуют те самый, кто может обыграть чемпиона мира по шахматам, однако на этом все. Существуют этакий, который может предложить оптимальный метод хранения заданных на твердом диске, и все.
    2. Общий (мощный) искусственный ум. Время от времени а также именуют ИИ людского уровня. ОИИ относят к персональному компьютеру, который умен, как только человек — машина, которая способна делать хоть какое умственное воздействие, присущее человеку. Сделать ОИИ намного труднее, чем УИИ, и мы пока что прежде и не дошли. Доктор Линда Готтфредсон определяет ум как только «в общем смысле психологический потенциал, который, вместе с иными вещами, включает способность рассуждать, планировать, предпринимать трудности, думать абстрактно, осознавать сложноватые идеи, резво обучаться и извлекать опыт». ОИИ обязан уметь выполнять все это же эдак же ординарно, как только делаете вы.
    3. Искусственный сверхинтеллект (ИСИ). Оксфордский философ и теоретик ИИ Ник Бостром измеряет сверхинтеллект как только «интеллект, который еще умнее топовых человечьих интеллектов в почти хоть какой сфере, включая научное творчество, общую мудрость и социальные навыки». Искусственный сверхинтеллект содержит в себе как только персональный компьютер, который малость умнее человека, эдак и тамошний, который в триллионы раз умнее в любом направлении. ИСИ и существуют причина тамошнего, что возрастает энтузиазм к ИИ, также тамошнего, что в этаких дискуссиях частенько рождаются слова «вымирание» и «бессмертие».

    В текущее время люди уже сразили самую первую ступенька калибра ИИ — УИИ — во почти всех смыслах. Революция ИИ — это же путь от УИИ сквозь ОИИ к ИСИ. Этот путь мы можем и не пережить, однако он, точно, видоизменит все.

    Давайте пристально разберем, как только лицезреют этот путь ведущие мыслители в данной области и посему эта революция может произойти скорее, чем вы могли бы поразмыслить.

    Где же мы в этом потоке?

    Узконаправленный искусственный ум — это машинный ум, который равен либо превосходит человечий ум либо эффективность в исполнении конкретной задачки. Несколько примеров:

    • Авто битком набиты системами УИИ, от компов, кои формулируют, когда обязана заработать антиблокировочная тормозная система, перед началом компа, который измеряет характеристики системы впрыска горючего. Самоуправляемые авто Гугл, кои в текущее время проходят тесты, будут содержать надежные системы УИИ, кои будут принимать и реагировать на мир вокруг себя.
    • Ваш смартфон — маленькая фабрика УИИ. Когда вы используете приложение карт, зарабатываете советы по скачке приложений либо музыки, проверяете погоду на завтрашний день, разговаривайте с Siri либо делаете что-либо гораздо — вы используете УИИ.
    • Спам-фильтр вашей электрической почты — классический тип УИИ. Он начинает с выяснения тамошнего, как только отделить мусор от годных писем, а уж потом учится в ходе обработки ваших писем и предпочтений.
    • А уж это же неудобное ощущение, когда гораздо вчера вы отыскивали шуруповерт либо новейшую плазму в поисковом сервере, а уж сейчас видите предложения услужливых магазинов на остальных веб-сайтах? Либо когда в социальной паутине для вас советуют добавить увлекательных граждан в друзья? Все это же системы УИИ, кои ишачят совместно, определяя ваши предпочтения, выуживая из Веба заданные об вас, подбираясь к для вас все поближе и поближе. Они анализируют поведение миллионов граждан и проделывают выводы на базе этих анализов эдак, дабы продавать сервисы больших корпораций либо выполнять них услуги предпочтительнее.
    • Гугл Translate — очередная традиционная система УИИ, впечатляюще неплоха в конкретных вещах. Определение голоса — тоже. Когда ваш авиалайнер садится, терминал для него измеряет и не человек. Стоимость билета — тоже. Фаворитные во всем мире шашки, шахматы, нарды, балды и остальные игры сейчас представлены узконаправленными искусственными умами.
    • Поиск Гугл — это же один циклопический УИИ, который употребляет неописуемо хитроумные способы для ранжирования страничек и распознавания результатов поисковой выдачи.

    И это же исключительно в потребительском мире. Сложноватые системы УИИ обширно употребляются в военных, производственных и денежных отраслях; в мед системах (вспомяните Watson от IBM) и т.д..

    Системы УИИ в реальном образе и не воображают опасности. В худшем случае глючный либо никудышно запрограммированный УИИ может привести к внутрисетевому бедствию, сделать перебои в энергоснабжении, обвалить денежные базары и тамошнему схожее. Однако хотя УИИ и не владеет возможностями для сотворения экзистенциальной опасности, мы обязаны созидать вещи обширнее — нас ожидает сокрушительный ураган, предвестником коего выступают УИИ. Любая новенькая инновация в сфере УИИ прибавляет один блок к дорожке, ведущей к ОИИ и ИСИ. Либо как только ладно заприметил Аарон Саенц, УИИ нашего мира похожи на «аминокислоты первичного бульона юной Земли» — пока неживые ингридиенты жизни, кои в один прекрасный момент проснутся.

    Путь от УИИ к ОИИ: посему эдак мудрено?

    Ничто эдак и не открывает сложность людского ума, как только попытка сделать персональный компьютер, который будет эдак же умен. Возведение небоскребов, полеты в космос, секреты Немалого Взрыва — все это же ерунда по сопоставлению с тем самым, дабы повторить наш свой головной мозг либо хотя бы ординарно осознать его. В текущее время головной мозг человека — самый непростой объект в знаменитой Вселенной.

    Может быть, вы даже и не подозреваете, в чем сложность сделать ОИИ (персональный компьютер, который будет умен, как только человек, в общем, а уж не совсем только в одной области). Сделать персональный компьютер, который может перемножать два десятизначных цифры за долю секунды — проще элементарного. Сделать этакого, который сумеет посмотреть на собаку и кошку и сообщить, где собака, а уж где кошка — неописуемо мудрено. Сделать ИИ, который может обыграть гроссмейстера? Изготовлено. Сейчас попытайтесь вынудить его дочитать абзац из книжки для шестилетних детишек не лишь осознать слова, да и них значение. Гугл растрачивает млрд баксов, пытаясь это же предпринять. Со сложноватыми вещами — вроде вычислений, расчета стратегий денежных рынков, перевода языка — с сиим персональный компьютер совладевает с легкостью, а уж с примитивными вещами — зрение, движение, восприятие — нет. Как только выразился Дональд Кнут, «ИИ ныне выполняет почти все, что просит «мышления», однако и не может совладать с тем самым, что проделывают люди и звери и не задумываясь».

    Когда вы задумаетесь об причинах сего, вы поймете, что вещи, кои кажутся нам простейшими в выполнении, лишь кажутся таковыми, так как были оптимизированы для нас (и зверях) в процессе сотен миллионов лет эволюции. Когда вы протягиваете руку к объекту, мускулы, суставы, кости ваших плеч, локтей и кистей одномоментно делают длинноватые цепочки физических операций, синхронных с тем самым, что вы видите, и движут вашу руку в трех измерениях. Для вас это же кажется примитивным, так как за эти процессы отвечает безупречное программное обеспечение вашего головного мозга. Этот простейший трюк дозволяет предпринять функцию регистрации новенького аккаунта с вводом криво напечатанного слова (капчи) примитивным вам и адом для вредного робота. Для нашего головного мозга в этом нет ничего трудного: надо ординарно уметь созидать.

    С альтернативный стороны, перемножение больших чисел либо игра в шахматы — новейшие облики активности для био созданий, и у нас и не существовало довольно времени, дабы совершенствоваться в их (и не миллионы лет), потому персональному компьютеру нетрудно нас победить. Ординарно задумайтесь о этом: что бы вы предпочли, сделать программку, которая может перемножать заглавные цифры, либо программку, которая познает буковку Байтам в миллионах ее сортов написаний, в самых непредсказуемых шрифтах, от руки либо палкой на снегу?

    Один простейший пример: когда вы следите на это же, вы и ваш персональный компьютер знаете, что это же чередующиеся квадратики двух различных колеров.

    Однако ежели вы уберете темное, вы сразу же опишете полную картину: цилиндры, плоскости, трехмерные углы, а уж вот персональный компьютер и не сумеет.

    Он обрисует то, что лицезреет, как только обилие двумерных форм в различных колерах, что, в принципе, ИСТИНА. Ваш головной мозг делает тонну работы, интерпретируя глубину, игру теней, свет на картинке. Ниже на картинке персональный компьютер обнаружит двумерный бело-серо-черный коллаж, тогда-то как только в реальности там трехмерный валун.

    Искусственный ум. Часть первая: путь к сверхинтеллекту

    И все, что мы только-только обозначили, это же гораздо вершина айсберга, касающаяся осознания и обработки инфы. Дабы выйти на один уровень с человеком, персональный компьютер обязан осознавать разницу в тоненьких выражениях личика, разницу меж наслаждением, печалью, ублажение, радостью, и посему Чацкий молодец, а уж Молчалин — нет.

    Что все-таки выполнять?

    Первый этап к созданию ОИИ: повышение вычислительной мощи

    Одна из нужных вещей, которая обязана произойти, дабы ОИИ предстал вероятным, это же повышение мощности компьютерного оборудования. Ежели система искусственного ума обязана быть этакий же мозговитой, как только головной мозг, ей же надо сравняться с мозгом по сырой вычислительной мощности.

    Один из методов прирастить эту способность заключается в общем числе вычислений за секунду (OPS), которое может осуществлять головной мозг, и вы сможете обусловить это же число, выяснив наибольшее число OPS для каждой структуры головного мозга и сведя них воедино.

    Рэй Курцвейл сделал вывод, что довольно взять талантливую оценку OPS одной структуры и ее вес относительно веса всего головного мозга, а уж потом помножить пропорционально, дабы получить общую оценку. Звучит малость непонятно, однако он сделал это же не мало раз с различными оценками различных областей и все время приходил к единому и тамошнему же числу: порядка 10^16, либо 10 квадриллионов OPS.

    Самый стремительный суперкомпьютер во всем мире, китайский «Тяньхэ-2», уже обошел это же число: он в силах проделывать порядка 32 квадриллиона операций за секунду. Однако «Тяньхэ-2» занимает 720 квадратных погонных метров места, сжирает 24 мегаватта энергии (наш головной мозг потребляет всего 20 ватт) и стоит ли 390 миллионов баксов. Об коммерческом либо обильном применении речь и не идет.

    Курцвейл подразумевает, что мы оцениваем состояние компов по тамошнему, как только не мало OPS можно выкупить за 1000 баксов. Когда это же число достигнет людского уровня — 10 квадриллионов OPS — ОИИ полностью готов стать частью нашей жизни.

    Закон Мура — исторически надежное царило, определяющее, что наибольшая вычислительная мощь компов множится в два раза раз в пару лет — подразумевает, что развитие компьютерной техники, как только и движение человека по истории, возрастает по экспоненте. Ежели сопоставить это же с правилом тыщи баксов Курцвейла, мы ныне можем дозволить самому себе 10 триллионов OPS за 1000 баксов.

    Искусственный ум. Часть первая: путь к сверхинтеллекту

    Экспоненциальный рост вычислительной техники: 20-21 век. Справа логарифмическая линейка и на ней — головной мозг насекомого, грызуны, человека и любых граждан; слева — вычислений за секунду за 1000 баксов; снизу — год

    Компы за 1000 баксов по собственным вычислительным возможностям обходят головной мозг грызуны и в тыщу раз слабее человека. Это же кажется неполноценным показателем, пока что мы и не вспомним, что компы были в триллион раз слабее людского головного мозга в 1985 году, в млрд — в 1995, и в миллион — в 2005. К 2025 году мы обязаны получить относительно доступный персональный компьютер, и не уступающий по вычислительной мощи нашему головному мозгу.

    Таким макаром, сырая мощь, нужная для ОИИ, уже на техническом уровне доступна. В течение 10 лет она выйдет из Китая и распространится по миру. Однако одной вычислительной мощи недостаточно. И последующий вопросец: как только нам обеспечить всей данной мощью ум людского уровня?

    Второй этап к созданию ОИИ: отдать ему же ум

    Эта часть достаточно сложновыполнимая. В самом деле говоря, никто толком и не знает, как только предпринять машинку здравомыслящей — мы до сего времени пытаемся осознать, как только сделать ум людского уровня, могущий отличить кошку от собаки, подчеркнуть Байтам, нарисованную на снегу, и проанализировать второсортный кинофильм. Но существуют горстка предусмотрительных стратегий, и однажды одна из их обязана сработать.

    1. Повторить головной мозг

    Этот случай похож на то, как будто ученые посиживают в одном классе с подростком, который максимально умен и ладно отвечает на вопросцы; и даже ежели они усердно пробуют постигать науку, они и близко и не догоняют умницу-ребенка. В итоге они предпринимают: к черту, ординарно спишем ответы на вопросцы у него. В этом существуют смысл: мы и не можем сделать сверхсложный персональный компьютер, эдак посему бы и не взять за базу один из топовых прототипов вселенной: наш головной мозг?

    Научный мир трудится в поте личика, пытаясь узнать, как только ишачит наш головной мозг и как только эволюция сделала этакую сложноватую вещь. По самым оптимистичным оценкам, удастся это же у их лишь к 2030 году. Однако как мы усвоим все секреты мозговой деятельности, его эффективности и мощности, мы сможем вдохновиться его способами в разработке технологий. Например, одной из компьютерных архитектур, которая имитирует мозговую деятельность, является нейронная паутину. Она начинает с паутине транзисторов «нейронов», соединенных вместе входом и выходом, не знает ничего — как новорожденный. Система «обучается», пытаясь делать задания, распознавать рукописный текст и тамошнему схожее. Взаимосвязи меж транзисторами укрепляются в случае правильного ответа и ослабляются в случае ошибочного. Спустя не мало циклов вопросцев и ответов система образует мозговитые нейронные переплетения, оптимизированные для исполнения конкретных задач. Головной мозг учится схожим образом, однако в куда наиболее сложноватой манере, и пока что мы продолжаем учить его, мы открываем новейшие неописуемые методы оптимизировать нейронные паутине.

    Еще больше экстремальный плагиат включает тактику под заглавием «эмуляция тотального мозга». Миссию: порезать истинный головной мозг тонкими пластинками, отсканировать каждую из их, потом определенно нормализовать трехмерную фотомодель, используя программное обеспечение, а уж потом реализовать ее в массивном персональном компьютере. Тогда-то у нас будет персональный компьютер, который официально сумеет выполнять все, что может выполнять головной мозг: ему же ординарно надо будет учиться и коллекционировать информацию. Ежели у инженеров удастся, они сумеют эмулировать истинный головной мозг с этакий неописуемой точностью, что опосля загрузки на персональный компьютер реальная персона головного мозга и его память останутся нетронутыми. Ежели головной мозг принадлежал Вадиму перед тем самым, как только он погиб, персональный компьютер проснется в участия Вадима, который сейчас будет ОИИ людского уровня, а уж мы, в собственную очередь, займемся перевоплощением Вадима в неописуемо разумный ИСИ, чему он наверное обрадуется.

    Как мы далеки от тотальной эмуляции головного мозга? В самом деле говоря, мы только что эмулировали головной мозг миллиметрового плоского червяка, который содержит 302 нейрона в общей трудности. Головной мозг человека содержит 100 млрд нейронов. Ежели для вас пробы добраться прежде цифры кажутся никчемными, вспомяните о экспоненциальных темпах увеличения прогресса. Последующим этапом станет эмуляция головного мозга муравья, потом будет мышь, а уж там и перед началом человека рукою подать.

    2. Постараться пройти по следам эволюции

    Что ж, ежели мы решим, что ответы мозговитого подростка очень сложноваты, дабы них списать, мы можем постараться пройти по его следам обучения и подготовки к экзаменам. Что мы знаем? Выстроить персональный компьютер этакий же массивный, как только головной мозг, полностью может быть — эволюция нашего своего головного мозга это же обосновала. И ежели головной мозг очень сложноват для эмуляции, мы можем постараться эмулировать эволюцию. Дело в фолиант, что даже ежели мы сможем эмулировать головной мозг, это же возможно похоже на попытку выстроить авиалайнер методом несуразного махания руками, повторяющего движения крыльев птиц. В большинстве случаев нам удается сделать хорошенькие машинки, используя машинно-ориентированный подход, а уж и не четкое подражание биологии.

    Как только имитировать эволюцию, дабы выстроить ОИИ? Этот способ под заглавием «генетические алгоритмы» обязан ишачить приблизительно эдак: обязан быть производительный процесс и его оценка, и это же будет повторяться опять и опять (определенно эдак же био существа «существуют» и «оцениваются» по них навыки воспроизводиться). Группа компов будет делать задачки, а уж самые удачные из их будут делить свои параметры с иными персональными компьютерами, «выводиться». Наименее удачные будут нещадно выбрасываться на свалку истории. Сквозь много-много итераций этот процесс естественного отбора дозволит вывести фаворитные компы. Сложность заключается в разработке и автоматизации циклов выведения и оценки, дабы процесс эволюции шел сам по самому себе.

    Дефицитом копирования эволюции будет то, что эволюции требуются млрд лет, дабы что-то предпринять, а уж нам надо на это же всего несколько десятилетий.

    Однако у нас существуют толпа преимуществ, в отличие от эволюции. Во-первых, у нее нет дара предвидения, она ишачит случаем — выдает никчемные мутации, к примеру, — а мы можем держать под контролем процесс в рамках намеченных целей. Во-вторых, у эволюции нет цели, в фолиант числе и рвения к уму — иногда в окружающей среде некий общий вид выигрывает и не за счет ума (так как крайний потребляет все больше энергии). Мы же, с альтернативный стороны, можем нацелиться на повышение ума. В-третьих, дабы избрать ум, эволюции нужно произвести ряд посторониих улучшений — вроде перераспределения употребления энергии клеточками, — мы же можем ординарно устранить избыточное и применять электричество. Вне всяких колебаний, мы будем скорее эволюции — однако снова же, невнятно, сможем ли мы ее затмить.

    3. Предоставить компы самим самому себе

    Это же крайний шанс, когда ученые вконец отчаиваются и пробуют запрограммировать программку на саморазвитие. Но этот способ возможно окажется самым многообещающим из любых. Мысль в фолиант, что мы создаем персональный компьютер, у коего будет два главных навыка: обследовать ИИ и кодировать конфигурации внутри себя — что дозволит ему же не совсем только все больше познавать, да и облагораживать свою архитектуру. Мы можем научить компы быть компьютерными инженерами самим самому себе,дабы они саморазвивались. И них главный задачей будет узнать, как только предстать умнее. Подробнее о этом мы гораздо побеседуем.

    Все это же может случиться максимально вскоре

    Быстрое развитие аппаратного обеспечения и опыты с программным обеспечением текут параллельно, и ОИИ может возникнуть резво и непредвиденно по двум главным причинам:

    1. Экспоненциальный рост идет активно, и то, что кажется черепашьими этапами, может резво вырасти в семимильные прыжки — эта гифка ладно иллюстрирует этот концепт:

    Когда компы затмят человека в мыслительных возможностях? Размер озера Мичиган (в унциях воды) равен размеру нашего головного мозга (в операциях за секунду). Вычислительная мощь умножается каждые 18 месяцев. При этаком ритме вы длительное время и не будете созидать никаких результатов, однако потом все случится молниеносно

    2. Когда дело доходит перед началом программного обеспечения, прогресс может казаться неспешным, однако потом один прорыв одномоментно обменивает скорость продвижения вперед (добрый пример: во времена геоцентрического мировосприятия, людям существовало мудрено высчитать работу вселенной, однако открытие гелиоцентризма все изрядно упростило). Либо, когда дело доходит перед началом компа, который оптимизирует сам себя, все может казаться очень неспешным, однако время от времени всего одна поправка в системе отделяет ее от тысячекратной эффективности по сопоставлению с человеком либо прежней версией.

    Дорога от ОИИ к ИСИ

    В конкретный момент мы неукоснительно получим ОИИ — общий искусственный ум, компы с общим людским уровнем ума. Компы и люди будут жить совместно. Либо и не будут.

    Дело в фолиант, что ОИИ с этаким же уровнем ума и вычислительной мощности, что и человек, будет как и раньше иметь особенно ощутимые достоинства перед людьми. К примеру:

    Оборудование

    Скорость. Нейроны головного мозга ишачят с частотой 200 Гц, в то время как только современные процессоры (кои изрядно медлительнее тамошних, что мы получим к моменту сотворения ОИИ) ишачят с частотой 2 ГГц, либо в 10 миллионов раз скорее наших нейронов. И внутридомовые коммуникации головного мозга, кои умеют двигаться со скоростью 120 м/с, значительно уступают способности компов применять оптику и скорость света.

    Объем и хранение. Объем головного мозга ограничен объемами наших черепов, и он и не готов стать все больше, в гадком случае внутридомовым коммуникациям со скоростью 120 м/с будет нужно очень не мало времени, дабы проходить от одной структуры к альтернативный. Компы умеют расширяться перед началом хоть какого физического объема, использовать все больше оборудования, увеличивать оперативку, долгосрочную память — все это же получается за рамки наших способностей.

    Надежность и долговечность. Не совсем только память компа вернее людской. Компьютерные транзисторы вернее био нейронов и наименее склонны к ухудшению (но и вообщем, умеют быть изменены либо отремонтированы). Мозги граждан скорее устают, компы же умеют ишачить без остановки, 24 часа в день, 7 дней в недельку.

    Программное обеспечение

    Вероятность редактирования, модернизации, наиболее обширный диапазон способностей. В отличие от людского головного мозга, компьютерную программку можно не сложно поправить, обновить, провести опыт с ней. Модернизации умеют а также подвергаться зоны, в каких людские мозги малосильны. Программное обеспечение человека, отвечающее за зрение, потрясающе устроено, однако исходя из убеждений инженерии его навыки тем не менее очень ограничены — мы лицезреем исключительно в зримом диапазоне света.

    Коллективная способность. Люди превышают альтернативные облики в замысле потрясающего коллективного ума. Начиная с развития языка и формирования больших сообществ, двигаясь сквозь изобретения письмеца и печати и в текущее время активизируясь при помощи этаких инструментов, как только веб, коллективный ум граждан является принципиальной предпосылкой, по которой мы можем именовать себя венцом эволюции. Однако компы все равно будут предпочтительнее. Глобальная паутину искусственных умов, действующих на одной програмке, всегда синхронизирующихся и саморазвивающихся, дозволит одномоментно прибавлять в основу новейшую информацию, где бы ее ни дотянулись. Такова группа а также сумеет ишачить над одной целью, как только одно целое, так как компы и не мучаются от наличия особенного воззрения, мотивации и субъективной заинтригованности, как только люди.

    ИИ, который, скорее всего, станет ОИИ средством запрограммированного самосовершенствования, и не обнаружит «интеллект людского уровня» как важную веху — эта веха немаловажна лишь для нас. У него и не будет никаких обстоятельств останавливаться на этом непонятном уровне. А уж беря во внимание те самый достоинства, которыми будет владеть даже ОИИ людского уровня, достаточно явно, что человечий ум станет для него коротенькой вспышкой в гонке за приемуществом в умственном замысле.

    Этакое развитие обстоятельств может нас очень и очень изумить. Дело в фолиант, что, с нашей точки зрения, а уж) один-единственный аспект, который дозволяет нам измерять качество ума, это же ум зверях, который по дефлоту ниже нашего; байтам) для нас самые мозговитые люди Все время умнее самых неумных. Приблизительно эдак:

    Искусственный ум. Часть первая: путь к сверхинтеллекту

    Другими словами пока что ИИ ординарно пробует достигнуть нашего уровня развития, мы лицезреем, как только он становится умнее, приближаясь к разряду звериного. Когда он доберется перед началом первого людского уровня — Ник Бостром употребляет термин «деревенский дурачок», — мы будем в экстазе: «Ух ты, он уже как только дебил. Круть!». Единственное однако состоит в том, что в общем диапазоне ума граждан, от деревенского дурачка перед началом Эйнштейна, спектр невелик — потому опосля тамошнего, как только ИИ доберется перед началом уровня дурачка и станет ОИИ, он неожиданно станет умнее Эйнштейна.

    Искусственный ум. Часть первая: путь к сверхинтеллекту

    И что будет далее?

    Взрыв ума

    Надеюсь, для вас существовало увлекательно и забавно, так как конкретно отныне обсуждаемая нами тематика становится ненормальной и стршной. Нам стоит ли предпринять паузу и напомнить самому себе, что каждый обозначенный свыше и далее факт — настоящая наука и настоящие прогнозы на будущее, высказанные самыми выдающимися мыслителями и учеными. Ординарно имейте в образу.

    Итак, как только мы обозначили свыше, все наши современные фотомодели по достижению ОИИ включают случай, когда ИИ самосовершенствуется. И как он становится ОИИ, даже системы и способы, при помощи которых он вырос, стают довольно мозговиты, дабы самосовершенствоваться — если захочут. Появляется увлекательное понятие: рекурсивное самосовершенствование. Ишачит оно приблизительно эдак.

    Некоторая система ИИ на конкретном уровне — скажем, деревенского дурачка — запрограммирована на совершенствование своего ума. Развившись — скажем, перед началом уровня Эйнштейна, — такова система начинает развиваться уже с умом Эйнштейна, ей же требуется все меньше времени на развитие, а уж скачивания происходят все заглавные. Они дозволяют системе затмить хоть какого человека, стают все в большей и большей степени. По мере скорого развития, ОИИ взлетает перед началом небесных высот в собственной интеллектуальности и становится сверхразумной системой ИСИ. Этот процесс именуется взрывом ума, и это же яркий пример закона ускоряющейся отдачи.

    Ученые спорят об фолиант, как только резво ИИ достигнет уровня ОИИ — большая часть полагает, что ОИИ мы получим к 2040 году, всего сквозь 25 лет, что максимально и сильно мало по меркам развития технологий. Продолжая логическую цепочку, несложно представить, что переход от ОИИ к ИСИ тоже состоится позарез резво. Приблизительно эдак:

    «Потребовались десятки лет, до того как первая система ИИ достигнула самого малого уровня общего ума, однако это же, в конце концов, вышло. Персональный компьютер в силах осознавать мир вокруг как только четырехлетний человек. Неожиданно, практически сквозь час опосля заслуги данной вехи, система выдает величавую теорию физики, которая соединяет воединыжды общую теорию относительности и квантовую механику, чего же и не в состоянии сделать ни один человек. Спустя полтора часа ИИ становится ИСИ, в 170 000 раз умнее хоть какого человека».

    Дабы охарактеризовать сверхинтеллект этакого масштаба, у нас даже и не найдется благоприятных определений. В нашем мире «умный» значит человека с IQ 130, «глупый» — 85, однако у нас нет примеров граждан с IQ 12 952. Наши линейки на этакое и не рассчитаны.

    История населения земли разговаривает нам безоблачно и верно: наряду с умом возникает власть и сила. Это же означает, что когда мы сделаем искусственный сверхинтеллект, он будет самым сильным изготовлением в истории жизни на Планете земля, и все живы существа, включая человека, будут всецело в его власти — и это же может случиться уже сквозь двадцать лет.

    Ежели наши небогатые мозги были в состоянии выдумать Wi-Fi, то что-то умнее нас в сто, тыщу, млрд раз с легкостью сумеет высчитать местоположение каждого атома во вселенной в хоть какой момент времени. Все, что можно именовать мистикой, неважно какая сила, которую приписывают всевластному божеству, — все это же будет в распоряжении ИСИ. Производство технологии, обращающей назад старение, исцеление каких бы то ни было заболеваний, избавление от голода и даже погибели, руководство погодой — все неожиданно станет вероятным. А также вероятен и молниеносный финал всей жизни на Планете земля. Гениальные люди нашей планетки сходятся во мировоззрении, что как во всем мире покажется искусственный сверхинтеллект, это же ознаменует возникновение бога на Планете земля. И останется важнейший вопросец.

    Будет ли он хорошим богом?

    По материалам waitbutwhy.com, компиляция Тима Урбана. В статье применены материалы работ Ника Бострома, Джеймса Баррата, Рэя Курцвейла, Джея Нильс-Нильссона, Стивена Пинкера, Вернора Винджа, Моше Варди, Расса Робертса, Стюарта Армстрога и Кая Сотала, Сюзан Шнайдер, Стюарта Рассела и Питера Норвига, Теодора Модиса, Гари Маркуса, Карла Шульмана, Джона Серля, Джарона Ланье, Билла Джоя, Кевина Кели, Пола Аллена, Стивена Хокинга, Курта Андерсена, Митча Капора, Бена Герцел, Артура Кларка, Хьюберта Дрейфуса, Теда Гринвальда, Джереми Говарда.