Как только это же существовало: восемь отчаянных недель, кои выручили SpaceX от провала

    Они ночевали в двухстороннем прицепе, ютились на матрасах и в спальных мешках, кемарили по десять человек в комнате. По утрам пировали омлетом. Ночами, под самыми черными небесами на Планете земля, они поджаривали стейки и задавались вопросцем, можно ли добраться перед началом небес. Многие они лишь только получились из юношеского возраста и оказались на богом позабытом полуострове посередине Тихого океана. Вокруг их и не существовало ничего. И они ишачили. Они ишачили отчаянно: мастерили, пытались, руководили, надеясь, что в сей раз все определенно удастся. Них маленькая ракета уже три раза сплоховала. Очередной плохой пуск и Space Exploration Technologies пришел бы финал.

    Три раза, в 2006, 2007 и 2008 годах, SpaceX пробовала запустить ракету Falcon 1 с острова Омелек в Тихом океане, коралловый сберегал коего высился на погонный метр над морем и был размером с три футбольных поля. Все меньше чем за два месяца опосля крайней беды финансовые средства почти прекратились. SpaceX могла запустить очередную ракету, после этого на фабрике в Калифорнии остались бы лишь запчасти.

    «Мы все знали, что ставки неописуемо высоки», вспоминает тамошний лихорадочный период 2008 года Зак Данн. На тамошний раз Falcon 1 существовала вынуждена взлететь. И все о этом знали. Данн, который год как только перестал аспирантуру и был всего двадцати шести лет, служил в участия старшего инженера первой ступеньке ракеты. «Напряжение существовало мощным. Существовало не мало давления».

    Сейчас тяжело предположить аэрокосмический мир без SpaceX. United Launch Alliance, Arianespace, «Роскосмос», Китай — все они с наслаждением доминировали бы в ракетном пространстве, подробно охраняя свои стоимости. Гораздо десять годов назад эти титаны отрасли лицезрели в Илоне Маске еще одного комара, коего можно существовало прихлопнуть, как только хоть какого, кто был перед началом него. Мысль повторного пользования орбитальной ракеты для понижения цене выхода в космос существовала смехотворной. Марс?! Этот шутник из Южной Африки даже и не может вывести крохотную ракету с одним движком на орбиту.

    Это же и почти все альтернативное висело в воздухе 28 сентября 2008 года, когда SpaceX, в конце концов, удалось предстать первой фирмой, которая в личном порядке разработала ракету, которая удачно достигнула орбиты.

    «Прежде этакое производили лишь целые государства, так как барьер для входа был максимально высок», разговаривает Чад Андерсон из вкладывательной группы Space Angels. «От нуля перед началом единицы максимально и максимально тяжело перейти. Однако SpaceX это же удалось. Тамошний юноша и его корпорация поплыли против течения и сражались с ним эдак длительно, что им же удалось запустить эту махину».

    За десять лет аэрокосмическая ветвь перетерпела конструктивную реструктуризацию. Титаны аэрокосмической индустрии зашевелились, дабы поменяться либо дать дуба в новейшем мире, где героем — уже и не претендентом — предстал Маск. На волне фуррора SpaceX наиболее 100 личных корпораций во всем мире постарались и продолжают пробовать повторить этот подвиг с ракетами различных объемов.

    Все началось в тихоокеанских тропиках. За некоторое количество дней перед началом четвертой и, может быть, крайней пробы запустить ракету Falcon 1 Данн отплыл с Омелека на лодке, направляясь на Квадж, как только именуют полуостров Кваджалейн. Он тоже крохотный, всего четверо километра в длину и несколько сотен погонных метров в ширину. Однако по сопоставлению с Омелеком он был материком. А также на нем присутствовал центр руководства полетом SpaceX.

    В то утро Данн уселся за консоль на Квадже, дабы наблюдать за состоянием мотора «Мерлин-1» и топливных баков первой ступеньке. Когда ракета взлетела, он пристально наблюдал, надеясь, что тамошняя и не взорвется. Сквозь три минутки полет в бункере взорвались лишь овации, и от ракеты отделилась вторая ступенька. Потом наступили истязающие шесть минут, когда движок верхней ступеньке Falcon под заглавием Kestrel был должен прожечь горючее. Это же существовало нужно, дабы отобразить возможным пациентам, что ракета сумеет выводить спутники на подходящую орбиту. И он прожег.

    «Когда Kestrel отключился, все вокруг ординарно взорвалось», вспоминает Данн. «Мы ординарно сошли с разума. Прыгали. Обымались. Орали. Это же существовало заслуженное празднование».

    Вечеринка в Тихом океане длилась всю ночь. На последующий денек SpaceX опять примется за пробы захватить аэрокосмический мир. И сейчас и не подведет.

    Содержание

    • 1 SpaceX: начало
    • 2 Три провала
    • 3 Потаенная революция
    • 4 Четвертый полет
    • 5 Удар по отрасли
    • 6 «Орбита»

    SpaceX: начало

    Ганс Кёнигсманн присоединился к SpaceX четвертым коллегой. Он попал в SpaceX в 2002 году из альтернативный аэрокосмической предприятия в Южной Калифорнии, Microcosm. (Президент SpaceX Гвинн Шотуэлл перейдет прямо за ним из той самой же предприятия сквозь несколько месяцев). Максимально вскоре Кёнигсманн приступил к работе над системами авионики для ракеты — мозгами, кои держут под контролем ее во время полета.

    Получив указание от Маска сокращать расходы, Кёнигсманн был должен предпринимать, что брать и что возводить на месте, а также ему же пришлось нанять команду инженеров. Покидая уже «вставшую на ноги» организацию, потомственный германец Кёнигсманн шел на объемной риск — он уходил с комфортабельной работы в совсем новое предприятие, основоположник коего мечтал полетами на Марс.

    Кёнигсманн присоединился к SpaceX и не поэтому, что поверил в эту цель. «Я ординарно жаждил создать ракету с маленький командой, а уж и не с 15 000 человек, как только это же приходилось выполнять в минувшем, — вспоминает он. — Я жаждил отобразить, что это же можно предпринять и силами 200 человек».

    Вначале SpaceX жаждила запускать ракеты с основы ВВС Ванденберг, расположенной в пары часах езды к северу от штаб-квартиры предприятия в Южной Калифорнии. Однако заглавные ракетные предприятия, Boeing и Lockheed Martin, запускали с данной площадки свои ракеты, а уж военные и подрядчики максимально и не обожают разделяться с выскочками.

    Потому SpaceX обратилась на запад. Далековато на запад, к армейской основе в 8000 километрах, окруженной обширными широтами синего океана. Никого иного вблизи и не существовало. Когда SpaceX нуждалась в приоритете, она его получала. «Мы и не были в тени остальных больших корпораций, и это же нам помогало», разговаривает Кёнигсманн.

    Даже сейчас он помнит дорогу на Квадж из Лос-Анджелеса. Вылетаете в полдень либо вечерком из Лос-Анджелеса на Гавайи. Проводите там ночь, а уж в 7 утра летите на Маршалловы острова с 14 терминала. На пути у сего рейса существовало несколько остановок, одной из которых был Квадж.

    Оказавшись там, сотрудники SpaceX перемещались по острову в большей степени на байках, посреди песка, прибоя и пальмовых деревьев. Ежели нежелательно существовало находиться на Омелеке, они оставались в отеле Кваджалейна — «Мэйси». «Звучит эдак, как будто это же тропический полуостров, однако это же армейская версия тропического острова», разговаривает Кёнигсманн. «Поэтому отель был армейской версией отеля. На каждом предмете мебели стоял национальный номер США».

    На то, дабы при помощи лодки добраться перед началом острова Омелек, уходил час. Там SpaceX возвела свою стартовую площадку и ангар для ракеты Falcon 1. Привычно, ракета приезжала за три-четыре месяца перед началом пуска и добивалась долгосрочной цепочки обработок и тестовых испытаний перед утром пуска.

    «Это существовало достаточно неповторимо, и людям это же или нравилось, или вконец напротив; никто и не оставался безразличным», разговаривает Кёнигсманн, памятуя островную жизнь. Хоть он и германец, оказавшийся за полмира от собственного особняки, ему же нравилось под черными тихоокеанскими небесами. Полуостров напоминал ему же, для чего он приехал туда сначала. «Он подзаряжал меня ощущением удаленности и напоминал, как объемная у нас планета».

    И гораздо он обучил его тамошнему, как катастрофически тяжело вырваться из земного гравитационного колодца.

    Три провала

    Основанная в 2002 году SpaceX вывезла ракету на стартовую площадку всего сквозь четверо года. Днем 24 марта Falcon 1 отправилась в собственный целомудренный полет с Омелека. Первым делом маленькая ракета устойчиво подымалась над миниатюрным островком. Однако уже сквозь полминуты, благодаря утечке горючего снутри ракеты, аппарат практически спалил себя в ходе подъема. Куски ракеты Falcon 1 рухнули на Планету земля.

    Сквозь несколько часов инженеры выехали из Кваджа на Омелек, дабы спасти все, что осталось. Для малолетних удачных выпускников, кои собрались в SpaceX с крупными надеждами, это же был ожесточенный отрезвляющий момент.

    «Спускался и коллекционировал куски тамошнего, над чем я субъективно мучился несколько месяцев», вспоминает Кёнигсманн. «Я и не привык к бедам. Однако это же часть отношения, и лично мне пришлось к этому привыкнуть. С сиим приходится биться, и максимально очень, так как по другому вы проиграете».

    Практически сквозь год, поборов бесов первого полета, Кёнигсманн и альтернативные инженеры возвратились на Омелек со второй ракетой Falcon 1. Этот полет оказался наиболее многообещающим. Ракета-носитель достигнула высоты 289 км, получилась в космос и легла на данный маршрут. Опосля выгорания первой ступеньке, отделилась и вторая. Однако сквозь 265 секунд полета начались гармоничные колебания, кои нарастали перед началом 474 секунды, пока что движок Kestrel и не отключился заблаговременно. Команду повеселила лишь работа первой ступеньке.

    «Эта миссия воображает собой объемной этап вперед для SpaceX и ракеты-носителя Falcon 1», говорится в летном обзоре предприятия. «Несмотря на неполный фуррор, изрядная часть задач миссии существовала выполнена как только с программной, эдак и с технической точек зрения».

    Перспективный второй полет заложил базу для третьей миссии, и ценный груз, избранный для сего полета, отражал уверенность SpaceX и ее клиентов. NASA, Министерство обороны и личная корпорация Celestis — они все полетят в сей раз.

    SpaceX провела 17 месяцев, подготавливая ракету Falcon 1, усовершенствуя ее первостепенный движок и проверяя его, дабы убедиться, что все пройдет гладко во время августовского пуска 2008 года. SpaceX а также начала комплект новеньких служащих, предвосхищая красивые грядущие дни. Данн был официально принят на работу в 2007 году, будучи интерном в протяжении целого года. Опосля тамошнего, как только старший менеджер над ним уволился, Данн обнаружил внутри себя довольно ответственности, дабы отвечать за первую ступенька, и занял пространство у консоли в бункере на Квадже.

    Сидя в диспетчерской с Кёнигсманном и 10 иными операторами во время третьего полета, Данн давал противоположный отсчет и следил за пуском на дисплее компа. На нем виднелись заданные, отображающие состояние движков и давление в видеокамере сгорания. Данн был взбудоражен и напряжен сразу.

    Данн вспоминает, как только растерял счет времени во время подъема Falcon 1, хотя работу первой ступеньке Маск потом обрисовал как только «кинематографически идеальный» полет. Но опосля тамошнего, как только первая ступенька отделилась от второй, новейший движок «Мерлин» проработал едва подольше, чем ожидалось и выдал остаточные выхлопы, что привело к столкновению двух ступеней.

    «Когда случилась аномалия, моя голова существовала опущена», вспоминает Данн. «Я следил на заданные. И услышал этот протяжный вздох. Я поднял голову и осознал, что все и не потому что обязано быть. Это же предстало известно сразу же. Это же существовало неописуемо разочаровывающим. Команда вокруг меня тоже существовала разбита». Некие рыдали.

    Для Кёнигсманна, который ни разу и не переживал так уничтожающего провала, однако сейчас практически скачком ворачивался в реалии галлактических полетов, третий пуск был в особенности болезненным.

    «Мы направились домой, и Илон ординарно произнес: у нас еще есть одна ракета, давайте запустим ее как только можно быстрее», разговаривает он. «Было этакое в целом чувство, что эта ракета отобразит себя предпочтительнее либо у нас будут проблемы».

    На минувшей недельке, на пороге 10-летия четвертого пуска ракеты Falcon 1, Маск признал это же сполна. «Если бы мы и не достигнули орбиты с данной пробы, SpaceX бы и не было», разговаривает он. «Это был максимально тяжкий пуск эмоционально».

    Потаенная революция

    В то время не достаточно кто осознавал это же, однако на южноамериканском континенте государство начинало готовить почву под революцию в области галлактических полетов. Она практически наверняка и не осуществилась бы, потерпи SpaceX провал.

    Во время президентства Джорджа Буша, агентство NASA запустило свои пальцы в коммерческие галлактические полеты, подчеркнув несколько сотен миллионов баксов SpaceX и иным личным предприятиям на разработку ракет и галлактических аппаратов для доставки грузов на Международную галлактическую станцию. Однако Конгресс, чувствуя опасность имеющейся правительственной програмке, наотрез отрешался выделять бюджет на приватизацию этакого рода сервисов. Вереница неудач SpaceX подтверждала заявления об фолиант, что лишь правительственные аппараты вроде галлактических шаттлов способны на суровые полеты в космос.

    Галлактическая политика существовала и не уже готова к этаким переменам на момент президентских выборов, однако к сентябрю 2008 года Лори Гарвер уже ишачила над подготовительными пт президентской програмки Барака Обамы. Потом она воплотит них в команде галлактической политики и станет заместителем админа NASA. Она поддерживала те самый коммерческие инициативы, кои предлагал Буш, и жаждила, дабы ее непринужденный шеф а также них поддерживал. Однако существовало позарез тяжело качать на руках ракету Falcon 1, которая продолжала ниспадать.

    «Я уже растолковала значимость развития коммерческих галлактических запусков главным советникам по науке и технологиям Обамы, и мы сдвигались благодаря чему пути», разговаривает он. «Но если б и не фуррор [SpaceX], существовало бы еще сложнее дать коммерческим исполнителям доставку грузов и экипажей».

    В первые годы правления Обамы разразилась война меж Белоснежным жилым домом, который жаждил приватизировать главные части NASA для понижения затрат, и Конгрессом, который отрешался решать шаги, кои привели бы к потере классических рабочих мест поблизости полевых центров NASA.

    Целенаправленная кампания от пригревшихся у кормушки аэрокосмических корпораций подогревала битву за финансирование в Конгрессе. За пару лет эти атаки понизили финансирование коммерческих грузовых, а уж потом и пилотируемых инициатив на 50%. Однако эти атаки происходили не совсем только за пределами галлактического агентства, разговаривает Гарвер.

    «Внутри NASA предпринимались пробы саботировать эту программку, и это же существовало сложнее всего преодолеть», разговаривает он. Максимально немногие переходили на обратную сторону медали.

    С течением времени эти стратегии ведения боя потухали. Посреди их были пробы дать програмки по доставке грузов и экипажей единому оператору. Иногда позитивные заданные об коммерческих компаниях прятались, или гиперболизировали успехи своей ракеты агентства Space Launch System. Коммерческие договоры зарастали требованиями. Саботаж был всюду и везде, включая свою администрацию NASA, директоров центров, уполномоченных представителей и даже иногда во наружном консультативном совете.

    «Если бы Falcon 1 и не получился на орбиту с данной миссией, силы, кои пробовали столкнуть нас с курса, скорее всего, преуспели бы», разговаривает она.

    Четвертый полет

    В назначенный денек старта на берегу Тихого океана инженеры Кваджа пробудились за длительное время перед началом рассвета. И не то, дабы Данну и не спалось. Он ассоциировал беспокойство той самой ночи с выпускными экзаменами. Для команды SpaceX этот полет был экспериментом с двумя вариациями ответов: провалиться и отправиться находить наименее нервную работу; преуспеть и продолжить покорять мир.

    Опосля скорого перекуса в армейском отеле следовала 45-минутная поездка на байке в контрольный центр навстречу ветру. Константные ветры продували Маршалловы острова с востока на запад, а уж по причине положения Кваджа это же означало, что путь к контрольному центру был с поддувом.

    Ночная дежурная группа подготовила ракету к запуску — к примеру, загрузила гелий в аппарат. Однако Данн, Кёнигсманн и альтернативные были в контрольном центре за пять-шесть часов перед началом пуска. Дабы понаблюдать за крайними заправочными операциями на Омелеке.

    Все время бывали технические трудности, кои добивались возни, однако все пока что укладывалось в график. В 11:15 по здешнему времени, за 15 минут перед началом старта, Кёнигсманн, первостепенный инженер, и Тим Буцца, директор пуска, придали добро на пуск Falcon 1. Финишное решение поступило от Маска, который был в Калифорнии с прочий частью команды.

    Потом она взлетела. «После сего вы и не сможете ничего сделать», разговаривает Кёнигсманн. «Вы ординарно наблюдаете. Мы посиживали за консолью, однако и не могли воздействовать на результат».

    Инженеры следили за тем самым, как только ракета выполняет то, что в точности от нее жаждили. Первая ступенька хорошо прожглась, неурядиц с отделением и не появилось. Опосля тамошнего, как только включился движок Kestrel, он а также планово прогорел. Обтекатель отделился. «На тамошний момент это же существовало самым красивым зрелищем в мире», разговаривает Кёнигсманн.

    Потом они обязаны были глядеть за собственной птичкой подле получаса. Очередной прожиг был запланирован сквозь 45 минут, привычно нужный для размещения спутников на финальную орбитальную линию движения. Станция слежения на полуострове Вознесения в Атлантике схватила сигнал Falcon, и второй прожиг а также прошел гладко. После чего аккумулятор второй ступеньке обязана существовала дать дуба, однако она выдержала довольно длительно, дабы наземный контроль в Кваджалейне опять ее поймал.

    «Было замечательно созидать, как только ворачивается нечто, что вы запустили полутора часами ранее», разговаривает Кёнигсманн. «Это красиво иллюстрировало понятие земной орбиты».

    Удар по отрасли

    Первый удачный полет Falcon 1 послужил стимулятором для коммерческой галлактической отрасли. Финансируемая личными родниками технология новеньких ракет и галлактических аппаратов, также коммерческий деловую в космосе за пределами телекоммуникаций годами следили взлеты и падения, однако длительного фуррора — ни разу. Второй удачный пуск ракеты Falcon 1 в 2009 году, когда она вывела на орбиту коммерческий спутник, зафиксировал фуррор.

    «Влияние, которое на галлактическую ветвь оказал первый удачный коммерческий пуск ракеты, нереально переоценить», разговаривает Андерсон, руководивший вкладывательной группой Space Angels, которая плотно сплетена с муниципальными и личными инвестициями в космос. (Он инвестировал в SpaceX пару раз за эти годы).

    Эти первые два пуска были так изрядными и поэтому, что SpaceX запустила маленький спутник для личного клиента намного дешевле, чем могла неважно какая иная корпорация: 7 миллионов баксов. Что наиболее немаловажно, корпорация опубликовала свои ценый онлайн. Об этакий прозрачности ранее не желали.

    «Она приоткрыла занавес в черный уголок», разговаривает Андерсон. «До нее существовало несколько корпораций, обслуживающих нужды правительства и коммерческих клиентов, однако это же существовало все больше похоже на картель».

    По большому счету, ежели корпорация жаждила запустить спутник, старший мог прилететь в Париж и повстречаться с Arianespace — потолковать. Обсудив требования, спутниковая корпорация могла отправиться домой дожидаться, пока что корпорация по запуску и не обсудит эти требования в устном темном ящике не назовет стоимость.

    «Чтобы запустить спутник перед началом возникновения SpaceX, финансовые средства и не обязаны были быть неувязкой. Это же могло стоить 90 миллионов, либо 170 миллионов, либо сколько они захочут. Неописуемо высочайший барьер для новенького предприятия».

    Ценовая прозрачность и представление ракеты Falcon 9 в 2010 году за 60 миллионов баксов посодействовало понизить эти барьеры перед началом разумного уровня. С течением времени эта новенькая волна нововведений принесет космос в руки машистого круга бизнесменов.

    Андерсон рассказывал, что перед началом тамошнего, как только SpaceX начала летать с ракетой Falcon 1, существовало несколько десятков финансируемых в личном порядке корпораций, кои были глобально задействованы в галлактическом деле. Сейчас них 350 и они завлекли 15 млрд баксов личного капитала.

    Это же а также облегчило путь для Гарвера и остальных приверженцев личных галлактических полетов, дабы уверить Белокурый особняк поддержать финансирование доставки коммерчеких грузов на галлактическую станцию, а уж потом и экипажей. NASA а также открыло вероятность применять станцию коммерческими предприятиями, дабы альтернативные предприятия сумели опробовать новейшие концепции в космосе, проверить них работоспособность и в один прекрасный момент извлечь прибыль.

    Одна из корпораций, которая сиим пользовалась, это же Мейд in Space, корпорация 3D-печати. Ее первостепенный исполнительный директор Эндрю Раш связывает перевоплощение Интернациональной галлактической станции в национальную лабораторию с пуском Falcon 1. По его словам, наиболее недорогой доступ к космосу  посодействовал запустить хрупкую экономику на малорослой околоземной орбите.

    «Эта коммерческая инфраструктура максимально немаловажна для корпораций вроде Мейд in Space», разговаривает Раш. «Нам нежелательно отчаливать и изобретать недорогие ракеты. Мы можем полагаться на недорогие ракеты. Я бы произнес, что в ретроспективе это же существовало отправной точкой».

    «Орбита»

    Опосля тамошнего первого пуска Данн и альтернативные инженеры контрольного центра мчались на собственных мотоциклах как только слабоумные сквозь Квадж, дабы повстречаться с командой, которая заправила днем ракету в Омелеке и потом возвратилась на объемной полуостров. Наконец, они повстречались на пляже около дока. Потом скандировали «Ор-би-та!» опять и опять.

    Этот начальный фуррор посодействовал заключить многомиллиардный договор на доставку грузов на галлактическую станцию с NASA и разжег буйное десятилетие, в течение коего SpaceX перекочевала от ракеты с одним движком к ракете с 9, а уж потом и 27 движками. Корпорация а также разработала два галлактических аппарата, Dragon 1 и 2, и посадила дюжину первых ступеней.

    Ежели и не покупать в расчет СССР с 1957 по 1967 год и NASA с 1961 по 1971 год, тяжело определить организацию либо страну, у которой существовало бы наиболее оживленное десятилетие в космосе, чем эта.

    Для первых служащих вроде Кёнигсманна и пары хромированных инженеров, кои присоединились к предприятия в то время, этот очень ожидаемый фуррор вселил а также уверенность в принципиальных замыслах Маска на Марс. Поселить там граждан существовало бы прелестной целью, сейчас — возможной.

    «Должен сообщить, мое видение существовало очень ограниченным», разговаривает инженер. «Я осознал, что обязан ставить цели едва свыше. Как только насчет Марса? Что ж, полностью. У Илона все красиво выходит. Он по большому счету расширяет горизонты граждан и поясняет, посему Марс обязан быть нашей последующей целью, посему мы обязаны ишачить и не покладая рук, дабы это же сделать».

    Две третьих из тридцати инженеров Кваджа и Омелека, который были в предприятия в тамошний первый удачный пуск, и доныне ишачят в SpaceX. Схожий эксперимент, от разрушительного провала третьего полета, все эти ночи в тропиках, и прежде исхода, бесспорного фуррора, для любых максимально важен. Это же существовало полноценное приключение.

    Опосля тамошнего, как только слабоумные команды повстречались на пляже Кваджа, они нашли один из двух баров острова. Весь Кваджалейн знал про SpaceX и что она пробовала предпринять. Они знали, что SpaceX существовало нелегко, и почти все военные поддерживали эту настырную организацию. Потому почти все обитатели острова присоединились к празднеству.

    В ту самую ночь в баре испили всё.

    Последующая миссию — Марс? Поведайте в нашем чате в Телеграме.