Как только поменялась Вселенная за 2016 год?

    Сквозь две недельки 2016 год закончится, и кажется, что Галлактика, галактика и Вселенная вконец и не поменялись по прошествии годового срока. Мы окончили очередную орбиту вокруг Солнца, однако ведь них существовало все больше 4,5 млрд. И хотя мы могли заприметить некие большие действия, кои происходят во Вселенной каждый год, в частности:

    прибытие комет,

    красота метеоритного дождика,

    мигание наиблежайшей суперзвезды,

    разрушительные сверхновые,

    это же все только самые явные конфигурации.



    Обычно, мы представляем год как только достаточно долговременный период времени. В людском замысле почти все может произойти за 365 дней (либо подле тамошнего). Однако по сопоставлению со Вселенной, которой 13,8 млрд лет, год — это же практически мгновение. Всерьез, если б мы ассоциировали возраст Вселенной с одним годом, это же существовало бы сопоставлением людской жизни с 0,2 секунды. И даже за этакий маленький период, как только год, в нашей Солнечной системе, нашей галактике и Вселенной происходят лишь только приметные конфигурации, из которых складываются заглавные, неспешные конфигурации на величайших временных масштабах.

    Вращение Почвы замедлилось. Конечно же, вы навряд ли это же увидели. Время, которое уходит на то, дабы Планета земля единожды провернулась вокруг собственной оси — день — на 14 наносекунд все больше тамошнего, что уходило на этакое вращение годом ранее. Однако ежели ожидать довольно длительно, оно повышается. За четверо млрд лет наше вращение замедлится довольно, дабы мы могли отрешиться от високосных годов: в году будет определенно 365 дней. Из сего а также следует, что на заре Галлактики денек на Планете земля был короче: Планета земля совершала оборот за 6-8 часов, так как год состоял из наиболее тыщи дней. Однако замедленное вращение — это же лишь начало.



    Луна в этом году присутствует далее, чем в минувшем. Снова же, вы навряд ли это же заметите, однако бытует базовый закон сохранения, который выполняет это же нужным: закон сохранения углового момента. Представьте систему Планета земля — Луна: они крутятся вокруг собственных осей, в то время как только Луна крутится вокруг Почвы. Ежели вращение Почвы замедляется, это же означает, что надо кое-чем уравновесить эту утрату. Это же что-то и существуют Луна, крутящаяся вокруг Почвы: Луна удаляется, дабы сохранить систему. За год вы, конечно же, и не заметите это же удаление даже с помощью хитроумного лазера — разница в орбите Луны вытекает в см в год. Однако с течением времени, когда пройдет 650 миллионов лет, все больше и не будет этакий вещи, как только тотальное солнечное затмение, так как Луна будет довольно далековато, дабы даже безупречно выровненные солнечные затмения были в наилучшем случае кольцевыми.



    Солнце предстало горячее, чем существовало годом ранее. Однако исключительно в посредственном, прошу заприметить, так как варианты Солнца все больше даже, чем общий спецэффект потепления. Они точно и не умеют ухудшить массовое потепление, которое испытывает Планета земля, так как светимость Солнца повышается на год приблизительно на пять миллиардных процента, 0,0000000005%. Пройдет довольно времени, и это же станет приметно. Как видите, Солнце преображает материю в энергию, теряя приблизительно 1017 килограммов массы в год по формуле Эйнштейна E = mc2. Выжигая горючее, Солнце становится горячее, начинает выжигать горючее скорее, и это же приводит к общему повышению выхода энергии. Сквозь два млрд лет Солнце станет довольно жарким, дабы вскипятить океаны Почвы и положить финал знаменитой нам жизни. В итоге всемирное потепление, вызванное Солнцем, положит финал всем нам.

    И все это же исключительно в нашей Солнечной системе; галактика и все, что за ее пределами, тоже поменялось за год.



    В нашей галактике родилась новенькая кинозвезда, едва все меньше Солнца. В Млечном Пути новейшие суперзвезды образуются на константной базе в туманностях, что приводит к возникновению накоплений малолетних кинозвезд. Наша текущая скорость образования кинозвезд — в меру наших умеренных познаний — 0,68 солнечной массы в год в нашей галактике. Это же, конечно же, в посредственном: за сто лет может сформироваться одна кинозвезда в 100 солнечных масс либо же пять крохотных кинозвезд за один год. В действительности формирование кинозвезд происходит мал-помалу и занимает миллионы лет. Однако в посредственном у нас возникает новенькая кинозвезда, едва наименее громоздкая, чем Солнце, каждый год.



    Мы прибавили несколько шансов к взрыву сверхновой в нашей галактике. Мы привыкли полагать, что сверхновые — очень редчайшие действия, ведь крайние, что мы лицезрели, это же сверхновая Тихо в 1572 году и две Кеплера в 1604 году, кои астрологи лицезрели безоружным глазом. Однако с того времени мы отыскали и альтернативные, кои поочередно лопались в нашей галактике, включая Кассиопею в финале 1600-х и Стрельца в финале 1800-х. Ныне понятно, из наблюдений за иными галактиками, что наша галактика обязана содержать вчетверо все больше типов сверхновых Ia и что мы ожидаем от двух перед началом семи сверхновых каждый век. Вобщем, перед началом финала это же и не утверждено. Процент ожидания возможно еще свыше, и даже ежели мы и не лицезреем любых сверхновых, существуют возможность, что они были, а уж одна даже в минувшем году. Шансы свыше с каждым годом.

    А уж в масштабах Вселенной…



    В этом году Вселенная предстала холоднее, чем в минувшем. Послесвечение Немалого Взрыва страшно прохладное: всего 2,725 К свыше абсолютного нуля. И все же эта температура сложилась лишь опосля 13,8 млрд лет охлаждения; прежде же она существовала довольно высочайшей, дабы ионизировать атомы, разрывать ядра, даже и не давала кваркам и глюнам сформировывать отдельные протоны и нейтроны. Это же охлаждение и расширение будет длиться, пока что и не достигнет абсолютного нуля. За год мы навряд ли заметим разницу, однако вода валун точит. Гораздо несколько десятков возрастов Вселенной — и мы уже и не узнаем, что галлактический микроволновый фон вообщем когда-либо существовал.



    20 000 кинозвезд стали недосягаемыми для нас. Черная энергия продолжает набирать мощь и повышать расширение Вселенной, ускоряя разбегание дальних галактик. Кое-где за 15 млрд световых лет эти галактики удаляются от нас скорее, чем сумеет путешествовать свет, излучаемый нами. Из любых наблюдаемых галактик во Вселенной, 97% стали потеряны для нас навечно. Однако оставшиеся 3% не попросту ютятся под боком, они тоже удирают все скорее. С каждым прошлым годом 20 000 новеньких кинозвезд, кои были достижимы (при движении на скорости света), стали недосягаемы. Чем подольше мы оттягиваем путешествия к звездам, тем самым все меньше нам останется для посещения.



    Жизнь Вселенной возможно долгой, а уж год возможно коротеньким в величавой схеме вещей, однако все же все течет, все изменяется. Ежели мы поглядим довольно близко и довольно определенно, мы тоже почувствуем течение времени. Не совсем только тут, в нашем родном мире, да и в Солнечной системе, галактике, Вселенной кое-где там.