Как только изменяется галлактическое право: можно ли предстать обладателем астероида?

    Угольные шахтеры добывают уголь; алмазодобытчики добывают алмазы; золотодобытчики добывают золото; галлактические горняки проделают шахтой космос — и будут добывать там все, от драгметаллов перед началом стыков, кои можно пустить на ракетное горючее. Однако, как только и первые три образа «добычи ресурсов», небесный общий вид столкнется со огромным количеством философских, денежных и правовых осложнений.

    Как только изменяется галлактическое право: можно ли предстать обладателем астероида?

    24 ноября президент США Барак Обама подписал «Акт конкурентоспособности галлактического права США» в качестве закона. Посреди остального (вроде тамошнего, что сейчас правительство и не будет доставать SpaceX), в нем говорится, что хоть какой гражданин США, который отщипнет от астероида, будет обладателем сего щипка.

    Этот закон а также распространяется на альтернативные небесные туловища, благословенные «ресурсами» вроде Луны, остальных планет и минимальных небесных тел, ведь «ресурсы» — это же очень неопределенное слово. Гражданин США — или, что наиболее возможно, группа людей, являющихся частью предприятия вроде Planetary Resources либо Deep Space Industries, — может «обладать, обладать, транспортировать, применять либо продавать» эти ресурсы.

    Фавориты двух корпораций по добыче ресурсов на астероидах, кои уповают извлекать драгметаллы и влагу из галлактических пород, взволнованы перспективами.

    «Это единственное большое признание прав принадлежности в истории, — разговаривает Эрик Андерсон, соучредитель и сопредседатель Planetary Resources (хотя некие с сиим бы поспорили). — Этот закон устанавливает те самые подходящие условия, в каких возникали исторически величавые экономики, и будет содействовать устойчивому развитию галлактической сферы».

    Рик Тамлинсон, председатель Deep Space Industries, разговаривает последующее: «В грядущем население земли будет оглядываться на этот законопроект и вспоминать его как только один из краеугольных камешков, открывающих космос для граждан. В потоке этакого богатства нехороших новостей, в перспективе истории это же будет собственного рода положительное движение, которое видоизменит нацию, и хотя пока что никто сего и не осознает, когда мы начнем открывать обилия Галлактики для обитателей Почвы, этот момент будет рассматриваться как только поворотный».

    Них удовлетворенность и не лишена смысла: без сего закона они и не сумели бы выполнять финансовые средства, если б решились отправиться к галлактическому валуну добывать на нем титан. Они бы и не обладали сиим сплавом, потому и не могли бы продавать. Сейчас умеют. И это же ключ, которым может пользоваться новое поколение галлактического бизнеса.

    Обе предприятия сначала планируют применять свои галлактические ресурсы для строительства заглавного количества галлактических штучек, вроде жилищ для грядущих космонавтов, массивов солнечных батарей и ракетного горючего. Они уповают сделать галлактику, в какой они будут продавать ресурсы для сотворения (либо готовы) инопланетных гостиниц, орбитальных диагностических станций и ракет глубочайшего космоса — прямо из космоса. Некие полагают это же базаром на триллион баксов.

    Однако материализуется ли этот базар — и будет ли он легитимным, даже с сиим актом — остается открытым вопросцем. Базар и не может материализоваться, пока что и не покажется технологическая вероятность, однако у данной способности и не будет прямого потока инвестиций без базара.

    Это же часть тамошнего, посему новейший акт эдак важен для корпораций вроде Deep Space и Planetary Resources. Прежде них способность обладать определенными кусочками космоса существовала нечеткой, и инвестор и не мог быть уверен, что получит прибыль от реализации ресурсов. Сейчас они хотя бы умеют инвестировать на легальных основаниях, ежели будут веровать, что когда-нибудь этот базар будет существовать.

    Однако хотя это же первый этап, это же и не финал пути.

    Как только изменяется галлактическое право: можно ли предстать обладателем астероида?

    Интернациональный контракт об космосе, заключенный в 1967 году, воспрещает хоть какой стране иметь претензии на «суверенную территорию» в космосе. И когда президент подписал законопроект, он объяснил, что ярый астероид и не возможно вашим — только кусок его возможно вашим куском, ежели вы отделите этот кусок от немалого валуна и ежели этот кусок будет считаться «ресурсом».

    То есть, вы и не сможете обладать астероидом: это же существовало бы нелегально в согласовании с новенькими и старенькыми законами — но вы сможете обладать его ценной частью, когда она и не будет являться частью астероида. Это же малость запутанно (и частично противоречиво). За исключением тамошнего, международное общество имеет тотальное право и не полагать этот закон добросовестным: ныне сограждане США являются единственными людьми, имеющими право на владение этими ресурсами, в то время как только предшествующее соглашение об галлактической принадлежности орудует по всему миру.

    За исключением тамошнего, невнятно, как только будет ишачить экономика всего сего. И ежели добывающие предприятия будут продавать свои орбитальные колонии иным предприятиям, нет никакой гарантии, что это же достояние будет стекать вниз к и не ведущим деловую согражданам Почвы.

    В длительной перспективе добыча нужных ископаемых и жизнь в космосе видоизменит жизнь на Планете земля (даже ежели не изготовит среднего человека богаче), так как наше сообщество разделится на тамошних, кто прогуливается по планете земля, и тамошних, кто плавает в вакууме.

    И оптимальный метод к этому придти, скорее всего, заключается в личной индустрии — или хотя бы промышленно-государственных сплочениях — поскольку коммерческие организации ишачят скорее, рискуют все больше не зависят от отчислений от федеральных агентств. Ежели они умеют обосновать, что проделывают финансовые средства за счет единого, то проделают и альтернативное.

    Planetary Resources утверждает, что присутствует в десяти годах от продажи собственных замыслов. И пока что мы ждем от их строительства галлактического харвестера, США полностью умеют сыграть ведомую участие в поощрении интернациональной обсуждению и консенсуса. Космос никому и не принадлежит — и и не обязан. Однако, возможно, мы обнаружим метод поделить его на части для любых нас. Наконец, космоса не мало, всем хватит.