Как только ишачит «лаборатория X»: фабрика сумасшедших проектов, на которой производят «новый Google»

    В 6:40 утра три раза звучит клаксон. «Газ!», орет человек в каске и люминесцентном жилете. Раздается шипящий шум, и гелий начинает течь. Из баллонов, уложенных бревнами на ближнем грузовике, газ перетекает сквозь ряд шлангов, пока что и не окажется на высоте 14 погонных метров, а уж потом сквозь медную трубку в высшую часть пластмассовой трубки, нависающей над планетой земля как только отброшенная поверхность тела змеи, ожидающая выделки.

    Эдак начинается среда в финале июня в Виннемукке, одиноком шахтерском городе на севере штата Невада, который чудом избежал забвения, расположившись на шоссе I-80. Посреди малочисленных достопримечательностей в Виннемукке присутствует испытательный полигон для ProjectLoon, потрясающего проекта, запущенного в 2011 году, который обязан обеспечить вебом те самый пространства на планете земля, куда заурядно тяжело пробраться с сотовыми вышками и проводами. Заместо тамошнего, дабы возводить и поддерживать наземные структуры с дальностью деяния всего в несколько км, Loonзапустит несколько воздушных шаров с антеннами на высоту 18 000 погонных метров, любой из которых будет проливать благие кб на площадь порядка 3000 киловаттом. киллометрах.

    Что проделывают в конфиденциальной лаборатории Гугл?

    И не то дабы в северной Неваде что-то существовало. Однако конкретно это же и надо, ежели вы желаете запускать гигантские, лучащиеся Вебом воздушные шары на 18 км в небо.

    Loonпроходит испытание в Виннемукке по наибольшей части по причине незапятнанного неба и так как вблизи существуют аэропорт, который может принять личные авиалайнеры из Пало-Альто. На этот момент команда испытывает новейшую итерацию собственной системы коммуникации.

    Спустя полчаса воздушный шар уже готов отчаливать. Он удерживается на месте бордовой горизонтальной панелью и защищен от ветров стенками с трех сторон. По команда инженера вся эта структура, популярная как только «Большая птица», поворачивается на 90 градусов налево. Как будто Рафики, держащий новорожденного Симбу в стартовой сцене «Короля-льва», несколько манипуляторов-кранов выталкивают воздушный шар ввысь. Так как он уносит с собой ценный груз — ассортимент солнечных панелей, антенн и всевозможной электроники — на одну секунду он замирает. А уж потом уносится вверх, поднимаясь со скоростью 300 погонных метров за минуту.

    Невзирая на происходящую рутину, смотрится это же эффектно. «Никогда и не надоедает», разговаривает Ник Если. «Ни-ког-да».

    Когда Если присоединился к зарождающемуся Project Loon в 2012 году, его работа заключалась в фолиант, дабы находить по миру и коллекционировать упавшие воздушные шары, от пустыни Мохаве, сельской Бразилии и перед началом берегов Новейшей Зеландии. Loon был частью Гугл X, ответвлением поискового сервера, задачей коего существовала технология неспецефических проектов, кои обязаны были предпринимать исконные трудности заного. Одним из этаких проектов были самоуправляемые авто. (В 2015 году, опосля реструктуризации Гугл, в процессе которой возникла родительская корпорация Alphabet, Гугл X переименовали в X).

    Если — не самый обыкновенный «гуглер» — необычным образом пережил этот апокалипсис. Он и не сумел поступить в школу медицины, потому обучился на техника в отделении неотложной помощи — фактически, конкретно этот навык в купе с лицензией пилота и восемью годами эксперимента поисково-спасательных операций в Сьерра-Неваде и посодействовал ему же попасть в Loon. Этот практический комплект и оперативные способности создали его одним из числа тех граждан, кои умеют не совсем только посиживать за персональным компьютером и жать клавиши, как только большая часть в Alphabet.

    Заручившись поддержкой и ресурсами Alphabet, Если (который сейчас руководит летными операциями) следил, как только развивается Loon, первым делом ординарно смотря на воздушные шары, пролетающие сотки км, а уж потом и запуская них, как только ни в чем же не случалось. Это же очередной этап на пути к продажи сложноватой системы Loonв грядущем.

    Сейчас X выполняет объемной этап вперед в данной миссии, объявляя, что Loon «выпускается» — становится самостоятельной фирмой под зонтом Alphabet. Вместе с Wing, очередной инициативой X по доставке продуктов силами автономных дронов, Loonначнет выстраивать свою команду, HRи PR. Руководители получат бейджики CEO, а уж сотрудники поучаствуют в доле предприятия, ежели она преуспеет. Наконец, генерировать подмогу и извлекать прибыль эдак же немаловажно, как только поменять мир.

    Loonи Wingдалеко и не первые проекты, получившие дипломы из рук X (сотрудники на деле приобретают эти дипломы). В 2015 году производство контактных линз для наблюдения за уровнем глюкозы в крови дозволило выполнить огромнейший скачок вперед. А уж в декабре 2016 года прорыв выполнили самоуправляемые авто имени Waymo. Проект кибербезопасности Chronicleполучил автономию в январе.

    Удвоенной выпуск Loonи Wing­– большенных, принципиальных проектов – является переломным для X и, может быть, знаменует момент, когда конфиденциальное подразделение исследовательских работ и конструирования начинает ладно делать собственную цель. Для технологического великана, который изготовил млрд баксов на рекламе, X– это же не попросту мусоросборник неспецефических проектов, кои и не вписываются в корпоративную структуру. Это же попытка  определить формулу выпуска революционных товаров, кои не попросту отображаются на дисплее, однако ведут взаимодействие с физическим миром. Запуская Loonи Wingв мир, X обязана будет осознать, сумеет ли она высидеть новейшие Google– и поместить Alphabet во главу отрасли, которой гораздо и не бытует даже.

    Однако попытка Alphabet сделать новое поколение компаний-фриков вызывает два вопросца. Может ли это же чудище расти экспоненциально? А уж кому это же надо?

    Лаборатория Loonв штаб-квартире X в Маунтин-Вью практически набита плодами поколений взлетов и падений. Loonоснован на простейший идее – поменять наземные сотовые вышки летающими воздушными шарами – однако эта элементарная мысль раскрывает ряд технических неурядиц. В 2013 году, опосля года работы, воздушные шары все гораздо имели дурную привычку взрываться либо ниспадать на планету земля сквозь пару дней. (Они несли парашюты, кои смягчали удар электроники об планету земля, а уж команда предупреждала центр руководства полетами об падении шара). Перед началом тамошнего, как только инсталляция пуска предстала похожа на ту самую, что окрестили «Большой птицей», процесс пуска был похож на то, как только кучка детишек пробует запустить воздушного змея, однако произвольный порыв ветра ставит крест на затее.

    Сейчас разработанная специально «мать любых ящиков» сохраняет систему в сохранности во время транспортировки. Главные ингридиенты движутся в серебряном коробе из металлизированного пенополистирола, который отражает солнечный свет и сохраняет тепло. 30-метровый тонкий сканер обследует полиэтиленовое полотное на предмет микроскопичных изъянов, кои умеют уменьшить выживание воздушного шара на высоте 18 км с пары месяцев перед началом нескольких дней. Картографическое ПО выслеживает движение потоков воздуха над материками и океанами, и машинное обучение измеряет потоки ветра, кои надо применять для заслуги данной цели. Все эти инструменты дозволили команде запускать по воздушному шару каждые полчаса и поддерживать них в воздухе шесть месяцев либо все больше.

    Этакого рода разработками занимается лаборатория X. В течение шести лет инженеры и конструкторы Loon и операторы по восстановлению воздушных шаров и не волновались об потоках финансирования либо поиске граждан, кои будут выжимать все из HRили PR. Они получили доступ к экспертным познаниям машинного обучения Googleи к «кухне дизайнеров» — большому месту для прототипирования хоть какого механического прибора, об котором лишь можно грезить. У их и не существовало подробного бизнес-плана, выручки либо прибыли. Им же существовало позволено пробовать опять и опять, переживая беды, всякий раз приобретая малость познаний.

    Первостепенный босс X Астро Теллер выполняет из X пространство, в каком будут облагораживать мир, но он и не прячет достоинства для Alphabet, включая новейшие поток доходов, стратегические достоинства и приоритет для HR. И хотя он и не открывает бюджеты либо издержки на служащих «лунной» лаборатории, он а также безоблачно предлагает осознать, что, независимо от тамошнего, сколько, по вашему воззрению, растрачивает лаборатория X, это же мелочевки в сопоставлении с приоритетом, которую она образовывает.

    Все команды в лаборатории X, кои борются за производство умопомрачительных проектов, ошибаются по-своему, но имеют неприкосновенный статус. Приветствуются любые идеи, предлагающие новейшие методы решения древних неурядиц. Идеи приходят отовсюду. Некие появляются в безоблачных разумах разрабов. Альтернативные подкидывают Теллер, Ларри Пейдж либо Сергей Брин. Сотрудники X рыщут в академических работах и коллекционируют конференции в поисках благодатной земли, в которую можно погрузить семя идеи. Один из неназванных проектов родился в процессе интервью ученого с NPR: кто-то в X услышал и предложил присоединиться к работе.

    Откуда бы они ни являлись, большая часть мыслях первым делом проходят сквозь команду стремительной оценки. Эта маленькая группа собирается несколько раз в недельку, однако и не для тамошнего, дабы предохранять идеи, а уж для тамошнего, дабы уничтожать. «Первое, об чем мы спрашиваем: вероятна ли реализация данной идеи с технологиями, кои будут доступны в последнее время, и предпринимает ли она подходящую часть настоящей трудности?», разговаривает Фил Уотсон, управляющий команды. Нарушение законов физики – конкретный отказ. «Вы и не представляете, сколько нескончаемых движков нам предлагали», разговаривает он.

    На этих встречах беспрепятственные раздумия в наполненных дымом общежитиях смешиваются с твердой строгостью защиты диссертации. Команда разглядывала выработку энергии из лавин (неисполнимо), позиционирование медного кольца вокруг Северного полюса для наработки электро энергии из магнитного поля Почвы (очень дороговато) и возведение прибрежных портов для упрощения судоходной логистики (ужас регуляторов). Обсуждали даже работу над прибором для сотворения невидимости. Технологии как бы дозволяли. «Мы разговаривали: да, давайте создадим это же, это круто, однако нет, мы и не можем предпринять сего, так как от него будут лишь трудности, но и решения неурядиц оно и не предоставит», разговаривает Уотсон. «Толькопреступникампомоглибы».

    Идеи, кои прорываются сквозь бюро первичной оценки, проникают в «литейную», где глава гораздо и не оперившегося проекта прорабатывает вопросцы и опции бизнеса, который образовывает; привычно инженеры над сиим и не ишачят. На данной стадии вопросцы предпринимает Оби Фелтен, которая пришла в X в 2012 году, проработав годы над выпуском товаров Googleв Европе.

    В первую собственную встречу с Теллером Фелтен познала все, что готовит скрытая команда X, включая воздушные шары и дроны доставки. И она начала задавать вопросцы, кои ждешь от человека, который запускает товары. Как юридически обусловлен залет воздушного шара на местность альтернативный государства? Какие вопросцы по части сохранности? Будете ли вы сотрудничать с сотовыми компаниями либо соперничать с ними?

    «Астро взглянул на меня и произнес: ух ты, на деле никто и не думает над этими дилеммами. Здесь лишь инженеры и ученые, кои лишь и задумываются об фолиант, как только вынудить шары летать».

    «Литейная» употребляет этот насыщенный допрос, дабы искоренить все, что может погубить проект дальше по течению, до того как X вольет в него груды денежек и массу времени. Взять, например, Foghorn, попытку X сделать безуглеродное горючее из морской жидкости. Разработка существовала превосходной, неполадка, которую она предпринимала – большая, однако прошло два года и команда поняла, что нет никакого метода соперничать с бензином по цене, а уж технологии были поближе к стадии исследовательских работ, ежели разработки. X уничтожила Foghorn, выдала всем в команде призы и произнесла им же ишачить над чем-нибудь иным. В эталоне, «Литейная» обязана гарантировать, что неспособные проекты будут задушены как только можно скорее.

    Предпосылка элементарная: чем быстрее вы убьете одну идею, тем самым скорее потратите время и финансовые средства на последующую. Попытка сконфигурировать мир и сделать гигантские новейшие предприятия значит отказ от классических признаков прогресса. Единственное, что поможет достигнуть фуррора – это же найти, что из тамошнего, что вы делаете, более возможно обречено. Так как как вы от него избавитесь, остается лишь движение вперед.

    Хоть какой проект, который уповает пройти квалификацию в лаборатории X, обязан попасть в центр диаграммы Венна из трех кругов. Он обязан предпринимать большую неурядицу. Он обязан представлять радикальное решение. Он обязан включать прорывную технологию.

    Это же распознавание, которое X употребляет для отделения дронов доставки от плащей-невидимок, и не было в 2010 году, когда лаборатория лишь обретала форму. Все началось с опыта: Ларри Пейдж попросил Стэнфордского доктора информатики Себастьяна Труна предпринять ему же самоуправляемый седан. Тогда Трун знал о данной технологии все больше хоть какого иного: он посодействовал Стэнфорду переиграть Darpa Grand Challenge 2005 года, гонку посреди автономных сортов транспорта на 200 с излишним км по пустыне Мохаве около штата Невада. Когда Darpaобъявила об новейшей гонке в 2007 году, Urban Challenge, агентство усложнило задачку, заставив транспорт плутать по прототипу городка, где ему же надо существовало соблюдать ПДД, разметку и парковаться. Стэнфорд занял второе пространство, и Трун, который уже функционировал с Гугл, поступил на работу в организацию на полную ставку и посодействовал создать Street View.

    Соревнования Darpaдоказали, что авто умеют ездить без помощи других, однако все больше гонок и не проводилось. Южноамериканские автоконцерны сосредоточились на фолиант, вроде бы пережить экономический коллапс, куда уж твердить об создании технологий, кои умеют убить них деловую. Googleбыла компанией-производителей ПО, однако у нее были скалы налички, и существовало известно, что эта мысль владеет потенциалом спасения жизней, генерации размеренного притока выручки и расширения владений Googleза пределы мобильных технологий.

    Потому Трун тихо собрал команду и отказался от броских академиков в пользу малолетний команды, ветеранов Darpa Challenge, с наименее твердыми понятиями неосуществимого. Пейдж поставил перед командой собственное условие, отметив 2,5 тыщи км калифорнийских дорог, на которых он жаждил созидать авто с самостоятельным руководством.

    Этот переход в физический мир отдал Гугл свежайшую почву для работы, так как основными проектами предприятия за пределами ее центрального бизнеса были Gmail, Гугл Maps и Гугл Books — высококлассные штучки, однако все гораздо программные. А уж нахальные Тоета Prius, рассекающие без помощи других по улицам Маунтин-Вью, лишь подливали масла в огнь нулей и единиц. Однако самоуправляемые авто все-же возникли в рядах Гугл. Поиск же схожих по трудности, нешуточных неурядиц добивался конкретной инфраструктуры. Пейдж изготовил Труна первым в предприятия «директором по остальному», дабы тамошний занимался всем тем самым, что и не заинтересовывало инвесторов. Так как Трун сосредоточился на самоуправляемых карах, его со директор Астро Теллер принял на себя бразды правления корабля без особенного пт следования.

    В одной из первых бесед с Пейджем, Теллер попробовал прояснить ситуацию. «Я спросил: мы инкубатор?», разговаривает Теллер, откинувшись в кресле. И не вконец. Да и и не исследовательский центр. Они образовывали новейший деловую, однако это же существовало и не самое четкое распознавание них работы.

    В конце концов, Теллер подобрал нежданное слово. «Мы тычем пальцем в небо?», спросил он Пейджа. «Да, конкретно так», ответил Пейдж.

    Производство исследовательского подразделения для сотворения новаторских товаров является главный корпораций, приоритет которых неделима с них способностью к инновациям. Эта традиция всходит гораздо к Bel lLabs, основанной в 1925 году AT&T и Western Electric. Сделанная огромным количеством гениальных ученых в стране, лаборатория Белла знаменита изготовлением транзистора, базы современной электроники. Она а также посодействовала в создании первых лазеров и отдала начало полю информационной теории, которое сделало математический фреймворк для осознания телепередачи и обработки инфы. Восемь Нобелевских премий, три заслуги Тьюринга, операционная система Unix и язык программирования C++ тоже достижения Bell Labs.

    Обширный подход был ключом к успеху Bell Labs. И не существовало никакого метода познать, как только будет высмотреть последующий прорыв, потому и не существовало целесообразности добиваться подробного замысла воздействий. Его управляющих полностью устраивала «неопределенность в отношении целей», пишет Джон Гертнер. «Сотрудники Bell Labsбыли уже готовы учить все, что отдаленно  сопряжен с людскими коммуникациями, будь они завязаны на проводах, на радио либо на записанных звуках, зрительных изображениях».

    И тем не менее Bell Labs ишачила по конкретным правилам. Ее самым ценным инвентарем были фундаментальные научные исследования. Ученые Bell Labsпровели годы, изучая базы химии, физики, металлургии, магнетизма и остальных дисциплин в поисках тамошнего, что можно существовало бы монетизировать. И хотя «человеческие коммуникации» это же обширное распознавание, них работа и не вынянчила далековато за границы тамошнего, что могло бы оптимизировать деловую AT&T, который воображали смартфоны.

    Кремниевая равнина получила собственную первую крупную инноваторскую лабораторию в образе исследовательского центра Xerox в Пало-Альто, в каком ученые выделялись не совсем только собственными научными достижениями, да и способностью покупать имеющиеся технологии и адаптировать них под новейшие цели, кои никто ни разу и не развивал. PARCсоздала первый лазерный принтер и Ethernetв 1970-х – начале 80-х и заложила базу для современной вычислительной техники, возглавив переход от перфокарт к распределенным интерактивным машинкам – индивидуальным компам.

    Однако в Кремниевой равнине идеальнее всего вспоминается, посему Xerox и не пользовалась данной работой. Лаборатория практически изобрела графические пользовательские интерфейсы – те же иконки на дисплее, кои справляются мышью – однако конкретно Стив Джобс вывел них в массы. Шефы Xerox и не проталкивали технологии, они ординарно и не соображали, как только это же них касается, разговаривает Генри Чесбро, исследующий корпоративные инновации в бизнес-школе Хаас при Калифорнийском институте в Беркли. «Xerox находила вещи, кои подступают к бизнес-модели копира и принтера».

    Предоставляя собственным обитателям практически неограниченные права и, может быть, и не этакое уж неограниченное финансирование, X полагает, что может производить товары и сервисы, кои альтернативные лаборатории ни разу бы и не нашли – либо же откинули. Она и не проводит базовых исследовательских работ, полагаясь заместо сего на альтернативные учреждения (в большей степени правительственные и академические) для сотворения инструментов, применение которых она может предположить. Она и не пробует собрать гениальных граждан во всем мире в четверых стенках и узреть, что у их удастся. И, что немаловажно, она хочет расширять диапазон бизнеса Alphabet, а уж и не облагораживать то, что уже существуют. При любых этих нобелевских лауреатах, BellLabsимела приоритет для собственных хозяев поэтому, что выполняла телефонные зазвонисты предпочтительнее и дешевле. Акционеры Xeroxприняли PARC, так как она принесла им же млрд баксов за счет лазерного принтера.

    X и не совершит этаких ошибок, так как ее задачка и не в фолиант, дабы предпринять поиск предпочтительнее. Она обязана гарантировать, что материнский корабль – Alphabet– ни разу и не закончит расширяться.

    Таким макаром, проект X состоял и не в фолиант, дабы первым во всем мире сделать самоуправляемые авто, либо запустить воздушные шары с вебом, либо развернуть автономные беспилотники. Его реальная миссию состояла в разработке подразделения, могущего воплощать этакий деловую. Фетишизация беды и возлюбленная к идеям, кои принуждают любых глядеть ввысь, даже ежели они ниспадают вниз, они все служат данной единой цели: ежели вы и не ошибаетесь всегда и время от времени даже по-дурацки, вы недостаточно стараетесь.

    Это же прекрасно подходит для Alphabetи граждан, которым нравится мысль самоуправляемых каров (в особенности тем самым, кто и не умеет водить), либо отслеживания здоровья с помощью неинвазивных датчиков, либо чизбургеров и зубной пасты, кои и не заносят собственный вклад в выбросы в атмосферу.

    Однако Alphabet, сквозь Гугл, уже оказывает большущее воздействие на наши жизни: как только мы общаемся вместе, как только приобретаем анонсы, как только прокладываем самому себе путь сквозь пробки на дорогах. Для большинства граждан жизнь будет намного труднее без бесплатной электрической почты, подробных карт и бесплатного доступа к практически и не консервативной инфы. X отыскивает вероятность помножить это же воздействие за счет вывода его за границы виртуального мира. Критики все время называли Googleмонополистом. А уж сейчас представьте, что его преобладание перейдет и на авто, на пищу, на продукты, в целом на физические вещи – в этакий же степени, в которой мы зависимы от Googleв Вебе. Уже готовы ли мы принять Googleв каждом нюансе собственной жизни?

    Андре Прагер заходит в комнату, толкая впереди себя телегу с кое-чем, схожим на спам. В большей степени это же вырезанные из картона куски, плюс несколько мешков пластмассовых древесных опилок. Прагер функционировал над движками Porsche. В вакантное время он изготовил цепную пилу с реактивным движком и Vespa с турбонаддувом. Ныне он инженер-механик Wing, проекта по доставке силами дронов в X. В телеге – его беды.

    Скоро опосля тамошнего, как только Wingзапустили в 2012 году, команда сообразила, что приземление дронов на планету земля значит трату энергии на скупой к энергии отвесный взлет. Нет, летательный аппарат заместо сего обязан парить и опускать собственный груз на планету земля – хоть как-то эдак.

    Первой попыткой команды существовала система на базе катушки, когда груз крепился к шнуру, который отстегивался бы от беспилотника. «Идея звучала красиво, так как просто», разговаривает Прагер. Однако на поверку все оказалось слоне: адекватно замотать пакет максимально тяжело. Каждому пакету востребована существовала своя собственная система обмотки, и так как шнур шел в привесок к пакету, это же был и не оптимальный пользовательский эксперимент.

    Они экспериментировали с наименее сложноватыми механическими системами, однако ничего и не выходило: или пакеты и не отцеплялись, или крючок срывался, или что-то ломалось. «И тогда-то мы сообщили: а уж что, ежели устранить передвигающиеся части в принципе», разговаривает Тревор Шэннон, альтернативный инженер-механик из Австралии, где испытывают Wing.

    Эта идея привела них к сегодняшнему художественному дизайну, который по объемам и форме припоминает картофелину с выступом, который накладывается на упаковку. Его не сложно прикрепить вручную, и когда ценный груз попадает на планету земля, вес крючка очевидным образом стягивает его. Прагеру нравится это же скромное прибор. «Мы измеряем свой фуррор тем самым, как безразличны люди при образе сего устройства».

    Миссию Wing – облегчить доставку для граждан, дабы и не терялось время, и сократить выбросы углерода, кои связывают с перемещением вещей в карах и фургонах. С 2014 года Wingзапускает пилотные програмки по всей Австралии, на первых парах в Квинсленде, а уж потом в Канберре, в столице. Корпорация начала давать беспилотную доставку на ранчо в отдаленные районы и ныне готовится начать полеты в пригороде поближе к городку.

    Заправдашним препятствием для масштабирования данной инициативы является и не система доставки не технологии: аккумуляторы и системы руководства аэронавигацией достигнули достаточного прогресса в крайние годы, дабы заведовать армадой дронов корпораций доставки. Неполадка в фолиант, как только выполнять это же неопасно, в особенности в переполненном, контролируемом воздушном пространстве над США и Европой.

    Потому в 2015 году команда приступила к созданию системы руководства беспилотным воздушным движением, которая объединила бы все ее авиалайнеры и предоставила бы каждому беспилотнику собственный свой коридор от пространства выдачи груза перед началом его предназначения. Самое сложноватое в этом и не технология системы, которая будет выслеживать передвижение летательных аппаратов, а уж предпринять эдак, дабы все в небе ишачили на одной и той самой же системе. Wing ишачит с FAA и проделала части собственной системы открытыми для любых, потому хоть какой может включиться.

    Самое радостное в данной неполадке то, что X образовывали и не для решения таких. Эта неполадка и не просит работы инженеров либо прототипирования с мозговым штурмом. Она просит кропотливого выстраивания взаимоотношений и общения с регуляторами и соперниками. И ежели Wingне принудит все это же ишачить, под колебанием будет долговечное выживание идеи в целом.

    Это же значит изменение, которое обязана принять новенькая корпорация, как только и Loon: выпуск из Xозначает альтернативное отношение к беде. Они стают компаниями, кои обязаны преуспеть в классическом смысле, предлагая настоящие сервисы и привлекая настоящих клиентов с настоящими финансами.

    Loonналетала наиболее 18 миллионов миль (наиболее 30 миллионов км). Она обеспечила Вебом Пуэрто-Рико опосля урагана Мария и Перу опосля разрушительного наводнения. Сейчас же предприятия предстоит предпринять кое-что посложнее. «Время вылетать из гнезда», разговаривает Аластер Вестгарт, ветеран телеком-индустрии, который пришел в Xполтора года обратно и предстал CEOLoon. Конкретно в его задачках будет сделать соглашения с провайдерами по всему миру и предпринять эдак, дабы воздушные шары соединили граждан по всему миру. Немаловажно оставаться дерзкими, продолжать внедрять инновации. В то же время, нельзя рисковать тем самым, что уже проделано.

    X будет следить за гораздо и не оперившимися Loon и Wing по мере них выхода на базар, однако максимально вскоре переключит внимание на новейшие «выстрелы из пушки на луну». Пройдут годы, до того как интернет-воздушные шары и дроны доставки сразят небо либо упадут на планету земля.

    Однако в Виннемукке запущенный воздушный шар мал-помалу подымается. Он направляется в пустыню и проведет ночь в этом районе, до того как отправиться в Денвер, а уж потом в Небраску. Ник Если разговаривает, что там уже три воздушных шара, кои были запущены несколько месяцев обратно из Пуэрто-Рико. Они присутствуют приблизительно на 0,005% пути к Луне, которая, по воззрению любых, и не так и далека.