Каким возможно безуглеродный мир грядущего?

    Давайте взглянем истине в очи: ежели мы собираемся спасти эту планетку от нас самих, нам придется создать наиболее незапятнанные технологии. И вот каким будет будущее, когда мы перейдем к сверхтехнологичному миру с низкорослым содержанием углерода во всех отношениях попорядку. Наш мир, вобщем, мал-помалу и стабильно перебегает к низкоуглеродной экономике. И дело не совсем только в конфигурациях климата. Посреди остальных обстоятельств рост издержек энергии, рост мирового населения, стремительный рост неурядиц сохранности и расширение всемирной экономической активности.

    Каким возможно безуглеродный мир грядущего?

    Заглядывая в будущее, тяжело сообщить с конкретной уверенностью, какой же будет низкоуглеродная, либо «зеленая экономика», когда мы перед началом нее доберемся, однако мы можем быть убеждены, что переход к ней от нашей текущей, нестабильной, зависимой от углерода экономики будет максимально громоздким. Может быть, мы ни разу и не поборем выбросы углерода, однако будем стремиться к достижению углеродной нейтральности. ИСТИНА, так как наши привычки употребления навряд ли поменяются, нужны особенно ощутимые инвестиции и технологическая изобретательность.

    Футуролог Рамез Наам эдак пояснил это же ресурсу Gizmodo: «Говоря о энергии, пище, транспорте, жилых домах и схожем: максимально минимальная часть нашего прогресса будет идти сквозь добровольческое мечтание потреблять все меньше. Люди отчаянно этому сопротивляются. Ежели мы желаем преуспеть, нам надо предоставить все больше незапятнанных, и не загрязняющих окружающую среду, неопасных для климата вариаций сего всего».

    Содержание

    • 1 Современный пример
    • 2 Самораспределяющиеся ресурсы
    • 3 В поиске низкоуглеродной энергии
    • 4 Безоблачное (практически) будущее
    • 5 От минимального к наибольшему
    • 6 Как только поменяется выкармливание еды
    • 7 Производство мяса
    • 8 Надежда на грани отчаяния

    Современный пример

    К счастью, достижение низкоуглеродного состояния мира не получается за рамки наших способностей. Как только поведала футуролог Мадлен Эшби, у нас уже существуют настоящий пример: Исландия.

    Каким возможно безуглеродный мир грядущего?

    Исландская IDDP-1, первая во всем мире геотермальная система, действующая на магме

    Эта крохотная северная цивилизация уже генерирует 85% своей энергии устойчивым, хотя не целиком, углеродно-нейтральным методом. Все больше 65% исландской энергии поступает из геотермальных источников, большая часть которых обеспечивают страну теплом и электричеством.

    Эшби разговаривает, что большая часть остальных источников энергии в Исландии полагаются на гидроэлектростанции. Гидроэлектричество составляет 72% от общей наработки электроэнергии в Исландии, потому она даже может малость продавать — то существуют отыскала метод перевоплотить светло-зеленую энергию в выгодную и жизнестойкую ветвь.

    В Исландии по большому счету существуют только четверо отрасли: рыбалка, пастушество, энергетика и туризм. Эшби помечает, что с популяцией в 330 000 человек и с консервативным местом для развития, «они обязаны были предстать наилучшими во любых этих вещах».

    В розничном контексте это же означает, что них вещи стоят собственных денежек. «В Исландии дороговато, — разговаривает Эшби. — Свитера из овечьей шерсти ручной работы по 250 баксов. Чаша тушеной рыбы — 40 баксов. Пинта здешнего пива — 14 баксов. Шот здешнего джина? 7 баксов. Бензин? Бензин стоит ли столько, сколько обязан стоить бензин — в мире, пристрастившемся к нефти, исландцы выпячивают на бензин кокаиновые цены».

    Эшби разговаривает, что недорого там стоит ли только недорогой китайский импорт — как раз тамошнего типа, который оборачивается абсурдными количествами углерода в ходе изготовления и перевозки — и «безделушки для туристов». Здешнее создание тоже находится, однако исландцы живут как только белоснежные люди — а потные работники из Бангладеша нет — поэтому стоимости отражают прожиточный минимум. И люди платят. Так как в размеренной экономике вы платите людям ровно то, чего же они намерены, дабы они могли содержать собственную семью, разговаривает Эшби.

    Самораспределяющиеся ресурсы

    Альтернативный узнаваемый пример настоящего мира — то, что писатель-фантаст и футуролог Карл Шредер именует самораспределяющимися ресурсами; это же течение становится мощнее с развитием «Интернета вещей» и блокчейновых технологий вроде Etherium.

    Каким возможно безуглеродный мир грядущего?

    Bixi Bike Share в Торонто: чем все больше этакого, тем самым все меньше углерода в атмосфере

    Шредер показывает на Uber в качестве примера. Хотя мы привыкли полагать Uber фирмой, он разговаривает, что это же быстрее посредник меж людьми и ресурсом минимального использования: авто. «Нет ничего, что воспрепядствовало бы присоединенным [к Вебу вещей] карам и возможным водителям условиться меж собой, без посредника — и это же касается любых остальных ресурсов».

    Альтернативный пример — смиренная бытовая дрель — инструмент, которым мы в посредственном пользуемся пару минут в течение всей собственной жизни. Шредер полагает, что «инструментные кооперативы» умеют предстать возможным ответом на недоиспользование этих изумительных вещей, однако на этом все и не остановится.

    «Представьте присоединенную дрель, — разговаривает Шредер. — Ежели она покоится без отношения, она может предложить свои сервисы доверенным соседям — с разрешения хозяина — и доставить себя наряду с дроном в руки тамошних, кто внутри нее нуждается, за считанные минутки. В итоге у нас будет все меньше дрелей, однако все больше проделанных с ними работ».

    Сила этакого подхода и не станет тривиальной, пока что мы и не начнем перечислять все излишества вокруг себя. В то же время вконец и не неукоснительно решать суперобщинный подход либо отрешаться от принадлежности наших вещей. Поделиться и не означает отрешиться.

    Заглядывая в будущее, он задумывается, что нам и не придется иметь в принадлежности настолько не мало вещей, «но спецэффекты будут теми самыми же, как только если б мы ими обладали; и наши рвения поделиться будут субъективными, из рук в руки и совсем добровольческими — и куда наименее углеродсодержащими».

    Думаю, в данной статье вы отыщите не мало производных от углерода слов, с которыми ранее отношения и не имели.

    В поиске низкоуглеродной энергии

    Разделяться ресурсами и жить припеваючи — это же, конечно же, ладно и забавно, однако дабы освободить наш мир от зависимости от углерода, надо а также определить оптимальный метод приобретать энергию.

    «Сегодня электричество в подавляющем большинстве выполняется из ископаемого горючего, — разговаривает Рамез Наам. — Если мы желаем побороть конфигурации климата, придется сконфигурировать и это».

    Каким возможно безуглеродный мир грядущего?

    600-мегаваттная ветряная ферма Fantanele-Cogealac в Румынии

    По воззрению Наама, у нас существуют четверо главных технологии, дабы двигаться вперед: солнечная, ветряная, ядерная и хранение энергии. «Солнечная энергия преодолела точку, обеспечив 1% мирового электро энергии, — разговаривает он. — Хранение отстает от солнечной энергии на 20 лет. Однако у данной сферы существуют привилегию — цены резво снижаются и наблюдается активное развитие».

    Ветер (исходя из убеждений энергии) уже стоит ли все меньше природного газа в большинстве государств (в каких дует ветер) и продолжает ниспадать в стоимости. Солнце дороже, однако ниспадает в стоимости гораздо скорее и в итоге будет стоить в два-три раза все меньше ископаемого горючего исходя из убеждений электроэнергии. Ключом к развитию обоих является хранение энергии. С дешевеньким хранением, мы могли бы хранить энергию солнца и ветра перед началом того времени, пока что и не стемнеет и ветер и не уляжется. И стоимости на хранение энергии тоже резво понижаются.

    Что касается ядерной энергии, она предоставляет безобидное безуглеродное электричество 24 часа 7 дней в недельку, однако присутствует в неудаче. «Частично она оттого, что ужас перед катастрофами привел к закрытию энных реакторов, и отчасти оттого, что наша политика и не дает ядерную энергию как только безуглеродную кандидатуру. За исключением тамошнего, ядерная индустрию следит рост, а уж и не падение цен. Они и не умеют определить метод проводить инновации во имя понижения цен. Потому можно только уповать, что они сработаются и проделают какие-нибудь маленькие модульные реакторы, кои можно будет коллекционировать на конвейерах. Однако пока будущее ядерной энергетики кажется туманным».

    Альтернативный вопросец, когда дело доходит перед началом энергии, это же как только все отразится на общей экономике и как только отдельные компании и домовладельцы приспосабливаются к меняющемуся технологическому ландшафту.

    По словам Патрика Ханна, консультанта Enshift Power и IGES Canada Ltd., в последнее время внимание будет сосредоточено на КПД (efficiency), так как на сегодня это же более действенная по затратам тактика для применения. «С данной позиции, пока что мы перебегаем к микро- либо публичным подходам к генерации и хранения энергии, мы будем решать нужные шаги для контроля потраченных впустую ресурсов», — объясняет он.

    Останется вопросец, будем ли мы двигаться в сторону громоздких централизованных станций, или перейдем к безсеточной энергетической фотомодели. «Интригующей частью для меня будет то, будет ли будущее возобновляемой энергии зависеть от наших крупномасштабных проектов и полагаться на текущую инфраструктуру паутине либо же мы выберем микросетевой подход, — говорит Ханна. — В случае крайнего мы получим солнечное сообщество, которое будет добывать и хранить свою энергию не будет кормиться от паутине, ну либо целиком автономную генерацию и хранение».

    Каким возможно безуглеродный мир грядущего?

    Энергонезависимый домик

    Ханна разговаривает, что это же будет решаться, пока что индустрию, правительства и потребители будут драться за энергетическое господство. Наконец, в данной отрасли будет изготовлено — и потеряно — не мало денежек зависимо от избранного направления. Поставщики энергии будут сопротивляться. Солнечные предприятия умеют предстать сами самому себе господами, или заключить партнерство с здешними общинами.

    Безоблачное (практически) будущее

    Наам и Ханна оба переживают, что солнечная энергия будет играться большую участие по мере перехода к низкоуглеродной экономике. Эта тенденция красиво сбудется, и по всему миру предпринимаются огромные инициативы. Все это же массивно показывает в направлении тамошнего, какой же будет энергия грядущего.

    Каким возможно безуглеродный мир грядущего?

    Солнечные фермы на окраине Дуньхуана в северо-западной китайской провинции Ганьсу

    Взять первую крупномасштабную электрическую станцию Китая, которая в текущее время строится в пустыне Гоби. Эта солнечная ферма вытянулась на не мало миль, ее можно узреть из космоса, и она втрое все больше той самой, что существовала три года обратно. NASA поясняет, что это же значит исходя из убеждений добавленной мощности:

    «По сообщениям China Daily, установленные солнечные мощности в провинции Ганьсу в 2014 году достигнули 5,2 гигаватт. Clean Technica сказала, что Государственная администрация энергии Китая поставила миссию прирастить мощности провинции на добавочные 0,5 гигаватта в 2015.

    По всей стране общественная мощность инсталляций в 2014 году составила 28,05 гигаватта, согласно PV Magazine. Из их все больше 10 гигаватт были не так давно добавлены к мощности в 2014 году, что привело к 200-процентному повышению киловатт-часов электро энергии, произведенного при помощи солнечных ферм по сопоставлению с предшествующим годом.

    Китай прибавил все больше 5 гигаватт новейшей мощности в первом квартале 2015 года. Это же происходит в рамках большого замысла государства по уходу от угля в сторону возобновляемых и поболее надежных источников энергии».

    Аналогичные вещи происходят и в США, включая Topaz Plant с 9 миллионами панелей, площадью 9,5 квадратных миль (едва все больше 15 киловаттом. киллометрах) и мощностью выше 500 мегаватт, также 579-мегаваттный проект Solar Star. Станции вроде этаких будут употребляться эдак же, как только опреснительные фабрики по производству изобильного количества питьевой жидкости.

    Каким возможно безуглеродный мир грядущего?

    Фактически, Topaz Plant

    Говоря об середине 21 века, можно допустить, что мы будем добывать солнечную энергию прямо в космосе. Перспективы галлактических солнечных батарей наметили гораздо в 1960-х годах; некие специалисты полагают, что они владеют потенциалом решить все наши энерго нужды.

    Возглавляет это же движение Япония со собственной системой SBSP. Ее галлактическое агентство JAXA уповает получить целиком работоспособную систему перед началом 2030 года. Оказавшись на месте, система будет ишачить на стационарной орбите в 39 000 километрах над экватором, собирая солнечный свет. Потом она будет отправлять энергию на Планету земля, используя лазерные лучи, с эффективностью конвертации солнечной энергии в лазерную приблизительно в 42%. Каждый добывающий энергию спутник будет посылать энергию на трехкилометровую в поперечнике принимающую станцию, могущую производить гигаватт электро энергии — довольно, дабы отдать энергию полумиллиону домов.

    Каким возможно безуглеродный мир грядущего?

    Концепция галлактической солнечной аккумуляторы

    От минимального к наибольшему

    И не все согласны с тем самым, что за солнечной энергией будущее. Эксперт по нанотехнологиями Дж. Сторрс Холл скептично глядит на то, что ветряные либо солнечные фермы когда-нибудь будут покрывать значимый процент энергии, в какой мы нуждаемся, утверждая, что обе технологии противоречат исторической тенденции, которая понижает, а уж и не наращивает следы изготовления.

    Заместо сего он показывает на нанотехнологии, кои определяет как только «расширение биотехнологий за счет остальных средств».

    «Вероятнее всего, что у нас покажутся настольные, ежели и не карманные, синтезаторы, кои поменяют огромную часть централизованного фабричного изготовления и транспортной системы, кои мы имеем сейчас», — разговаривает Холл. Он разговаривает об молекулярных ассемблерах, мини-фабриках — святом Граале технологий.

    Каким возможно безуглеродный мир грядущего?

    Настольный молекулярный ассемблер очами художника

    «Это будет похоже на то, как только индивидуальные компы поменяли централизованные мэйнфреймы компьютерных центров за крайние десятилетия, — разговаривает Холл. — Единственное, об чем стоит ли переживать, эдак это же об фолиант, что индивидуальные синтезаторы будут извлекать очень не мало углерода из воздуха».

    Холл разговаривает, что с нанотехнологиями мы сможем заполучить совсем безуглеродную топливную систему. Например, мы могли бы получить вероятность возделывать аммиак в качестве горючего, по сопоставлению с и не этаким уж примитивным в пользовании водородом. Как этакий топливный наноэлемент получится предпринять, он будет осуществлять водяной пар и азот. Такова технология так сократит выбросы углекислого газа, кои происходят при транспортировке, что понизит выбросы любых парниковых газов на 14%.

    Одних лишь нанотехнологий будет довольно, дабы выполнить огромную часть этаких трансформаций, по воззрению Холла, однако в итоге позолоченным эталоном безуглеродной энергии будет тем не менее ядерная.

    «Чтобы понять, посему эдак, довольно вспомянуть, что в ядерном горючем в миллион раз все больше энергии, чем в хим, — говорит он. — В миллион раз все меньше добычи ресурсов, в миллион раз все меньше обработки и транспортировки, в миллион раз все меньше пепла. За ту самую же произведенную энергию реактор будет добиваться все меньше горючего, чем ветряная мельница — масла для смазки, что возможно наиболее пригодным?».

    Холл разговаривает, что наши ядерные технологии как и раньше присутствуют в зачаточном состоянии, что можно сопоставить с ламповыми персональными компьютерами.

    «Примените нанотехнологии к разнообразным технологическим дилеммам, и вы получите только чистую и максимально дешевенькую энергетическую основу, — говорит он. — Добавьте производственные способности нанотехнологий, и вы получите революцию в каждом физическом экономическом сегменте, сравнимую с той самой, что мы лицезрели во всем мире информационных технологий. Это же значит индивидуальные синтезаторы, летающие авто, коммерческие путешествия в космос и персональное бессмертие. Ежели захотите».

    Как только поменяется выкармливание еды

    Опосля изготовления электроэнергии и тепла (25% от всемирных выбросов парниковых газов) идет сельское хозяйство, которое отрезает последующий по величине фрагмент пирога — 24%.

    Каким возможно безуглеродный мир грядущего?

    По словам Рамеза Наама, «производство пищи, дабы покушать, это же самое разрушительное воздействие по отношению к окружающей среде, которое производят люди». Это же воздействие затмевает конфигурации климата исходя из убеждений вреда, который наносит нашей планетке. По воззрению Наама, 85% обезлесения происходит по вине сельского хозяйства, а уж перелов в океане приводит к коллапсу для почти каждого образа рыбы, которую мы едим, уничтожает коралловые рифы и жилище, которое они предоставляют.

    Один-единственный метод двигаться далее — интенсификация сельского хозяйства. «Это значит все больше еды на фолиант же либо на наименьшем обрывке почвы, — говорит Наам. — Мы можем это же сделать». Однако дабы прежде дойти, нам придется на генном уровне усовершенствовать культуры.

    «Правильная генетика может дозволить культурам обходиться наименьшим количество пестицидов (либо вообщем от их отрешиться), эффективнее расходовать влагу, удобрять себя азотом из атмосферы, применять действенный фотосинтез для включения заглавного количества солнечного света в еду и почти все альтернативное. Это же большущее дело для каждой государства, однако еще больше большущее для развивающихся государств, где сбор на квадратный акр намного ниже, так как у их нет тракторов, искусственных удобрений либо систем ирригации. Потому я считаю, что ГМО нам максимально понадобится, в особенности в беднейших районах мира».

    Каким возможно безуглеродный мир грядущего?

    AeroFarms возводит крупнейшую во всем мире отвесную ферму в Ньюарке, штат Нью-Джерси

    Альтернативное возможное решение приходит в образе сельского хозяйства с контролируемой средой и связанной с сиим практикой отвесного сельского хозяйства. Оно и не безупречно, однако может решить огромное количество неурядиц, связанных с классическими путями ведения сельского хозяйства. Президент IGES Canada Ltd., Мишель Аларкон пояснил ресурсу io9, что сельское хозяйство с контролируемой средой имеет ряд нешуточных преимуществ:

    «По сопоставлению с стандартными фермами (зависимо от четкой изменения и расходуемых технологий), они в 100 раз эффективнее исходя из убеждений пользования места, на 70-90% наименее зависимы от жидкости и оставляют все меньше углекислого газа. Еда выращивается без пользования пестицидов, зажиточна питательными субстанциями и вакантна от хим загрязнений. И так как них можно возводить практически всюду, этакие фермы умеют обеспечить сообщество едой, которая у их оптимально и не растет».

    Патрик Ханна, действующий с Аларконом, полагает, что в конкретный момент нам пригодится наиболее высокопрочная взаимосвязь с нашими поставщиками еды, что будет означать, вероятнее всего, переход к мелкомасштабным фермерским подходам, и ячейки сообщества будут ишачить над здешним созданием и скотными инициативами. «Будем уповать, все пойдет по тамошнему пути, когда люди будут ишачить совместно, дабы накормить друг дружку и всю планетку, — говорит он. — Я чувствую, что это же приведет к тамошнему, что мы и не будем относиться к здоровенной еде как только к чему-то само собой разумеющемуся».

    Каким возможно безуглеродный мир грядущего?

    Ханна предугадает низкоуглеродное будущее, в каком каждый средний человек живет в высокотехнологической, однако причем полностью многофункциональной домовой системе — в которой овощи выращиваются прямо особняки в целиком автоматической мозговитой системе. Растения можно растить и коллекционировать поэтапно, что обеспечит свежесобранные овощи и фрукты на каждый денек. Каждый особняк будет этакий маленькой экосистемой.

    «Дома будут целиком автономными и иметь деньги по пользованию и повторной переработке жидкости по мере ее движения сквозь особняк; вода из душей, раковин, туалетов и теплиц будет целиком циклизована и поновой употребляться с наименьшими отходами, — разговаривает Ханна. — Корпус особняки будет захватывать дождевую влагу и включать в эту систему».

    В наиболее широченном масштабе Ханна предсказывает, что любая община будет иметь деньги растить фрукты на деревьях либо пастбищных зверях для торговли с иными здешними обществами, подобно тамошнему, как только существовало в минувшем. Однако признает, что большинство работы будет целиком автоматизирована либо руководствоваться формой искусственного ума.

    «Со сбором дождевой жидкости и включением умственных систем питания с здешним созданием энергии, люди опять окажутся на попечении своей продовольственной и энергетической продукции. Целиком автоматическая мозговитая система проложит для нас путь в будущее, а уж мы в ответ отдадим ей же часть собственного почтения, как только это же выполняли в прошлом».

    Производство мяса

    Очередной большой сдвиг, по воззрению Наама, произойдет в сфере аквакультуры, либо рыбоводства. Однако когда дело дойдет нашего ненасытного желания покушать мясца, этот момент будет отмечен самым большим конфигурацией. «Есть зверях позарез неэффективно», — разговаривает Наам, однако потребление «продолжает расти по всему миру». Это же означает, что нам придется растить все больше еды на той самой же планете земля, ежели мы желаем продолжать употреблять в еду мясо.

    Каким возможно безуглеродный мир грядущего?

    «Я и не вижу настоящего метода решить этот вопросец в последнее время. Нам придется повысить урожайность на акр, в изрядной части поэтому, что эти культуры будут больше преобразовываться в мясо».

    В качестве решения Наам снова же показывает в сторону генетики. «Мы знаем, что некие альтернативные млекопитающие создают все меньше метана, чем скотины и свиньи, — говорит он. — В частности: кенгуру-валлаби, в желудке которых живут симботические микробы, потребляющие метан. Будь то прямое введение необходимых пищеварительных микробов либо ровная модификация генов скотин и свиней, я думаю, придется предпринять что-то этакое — определить метод всасывать метан, а уж и не выпускать его».

    Альтернативный вариант — мясо из колбы. Хотя звучит это же страшно и аппетита и не вызывает, перспектива искусственного мяса наиболее чем действительна, и несколько нешуточных компаний занимаются поисками конкретно этакого товара. Это же не совсем только уберет массовый забой скота, да и будет неизмеримо наиболее этичным.

    Пока что же останется задачка понизить цена (в текущее время одна котлетка для гамбургера, созданная таким макаром, обходится в 330 000 баксов) и определить метод скорого и действенного изготовления. Да и, конечно, предпринять его лакомым.

    Надежда на грани отчаяния

    Это же только маленький пример тамошнего, что можно существовало бы ждать в наиблежайшие десятилетия.

    Можно а также ждать разнообразных усилий со стороны геоинженеров и попыток связать углерод, дабы понизить спецэффекты всемирного потепления. Может быть, наши политики и фавориты производств, в конце концов, условятся и установят действенные и результативные ограничения.

    Наконец, впадать в отчаяние и не стоит ли.