Киты и инопланетяне: структура инопланетного языка возможно неведомой

    «Если бы инопланетяне посадились из космоса и заговорили на языке, который нарушает всепригодную грамматику, мы бы ординарно и не сумели бы выучить них язык эдак, как только учим британский либо суахили. Мы по природе задуманы для лондонского, китайского и остальных языков граждан. Однако мы и не задуманы для безупречного исследования языков, нарушающих всепригодную грамматику».

    Сторонники поиска инопланетного ума (SETI) делают оценок, что мы можем столкнуться с инопланетянами уже в течение последующих пары десятилетий. Даже ежели придерживаться наиболее ограниченных оценок — скажем, что возможность встречи с внеземным умом в последующие 50 лет будет 5% — ставки для нашего образа будут высоченными. Познание тамошнего, что мы и не одни во Вселенной, будет глубочайшим опытом, и контакт с внеземной нацией может произвести умопомрачительные технологические инновации и культурные конфигурации.

    Итак, нам надо задать вопросец.

    Как только задумываются инопланетяне?

    И по правде, как только? Владеют ли они сознанием? Как только они разговаривают?

    «Самые сложноватые нации будут постбиологическими, в образе форм искусственного ума (ИИ)», разговаривает философ Сюзан Шнайдер из Колледжа передовых исследовательских работ. Потом внеземные нации будут воспринимать форму сверхинтеллекта: ума, намного превышающего ум людского уровня по хоть каким характеристикам — социальным способностям, общих познаний, научного творчества.

    Встречаясь с образами ИИ, можем ли мы исследовать внеземной язык? Первым препятствием будет его среда. Люди разговаривают в спектре звуковых частот 85-255 Гц и 430-770 ТГц световых. Это же навряд ли будет справедливо для инопланетян, кои эволюционировали и не эдак, как только люди. И тем не менее, эта неполадка по наибольшей части техно. К примеру, песни китов в ускоренном проигрывании (кои в гадком случае и не слышны для граждан) отображают, что некие «инопланетные» сигналы тем не менее можно направить в форму, которую умеют принимать люди.

    Вобщем, инопланетяне могли бы обходиться и без языка. Полностью может быть, что внеземная нация могла развиваться только с неязыковой коммуникацией либо протоязыком.

    Узнаваемый языковед Ноам Хомский частенько рассказывал, что если б марсиане посетили Планету земля, они бы поразмыслили, что мы все говорим на диалектах единого языка, так как у любых земных языков одна структура в глубине, помечает Дуг Вакоч. «Но если б у инопланетян был язык, был бы он похож на наш? Это же объемной вопрос».

    Позарез маловероятно, что внеземные облики будут владеть таковыми же параметрами, как только люди. По словам Хомского, ведущего приверженца данной точки зрения:

    «Многие ученые полагают, что внеземная нация бытует. Для их вопросец в фолиант, встретимся мы с ней в ближнем грядущем либо в дальнем, а уж и не в фолиант, встретимся ли вообщем. Потому давайте предположим, что мы неожиданно столкнулись личиком к личику с представителями внеземных сортов. Что нам предпринять сперва? Конечно же, пообщаться и придти к мирному соглашению существовало бы ценностью. Однако сможем ли мы когда-нибудь осознать друг дружку?».

    Последующее, чем нам хотелось бы поменяться с инопланетянами, это же научная информация. Ежели законы Вселенной всюду схожи, то и различные описания этих законов, в принципе, обязаны быть эквивалентными. От сего отталкивается, к примеру, инициатива SETI либо METI, задачка которых поиск и взаимосвязь с инопланетянами.

    В случае с языком все труднее, так как это же один-единственный важнейший фактор для сотрудничества меж людьми. Конкретно коммуникация дозволяет нам ишачить в поразительно большенных группах. По данной причине неважно какая технологически развитая и эластичная нация практически наверняка будет иметь язык.

    Наиболее непростой вопросец состоит в том, сможем ли мы когда-нибудь познать внутридомовую структуру чужого языка. Психолингвистика пока что предлагает два совсем различных ответа.

    Генеративистский подход, по которому структура языка закодирована в головном мозге, подразумевает, что это же нереально. Из нее следует, что люди рождаются со вмонтированное всепригодной грамматикой, у которой существуют конкретный комплект инсталляций — каждая соответствует применимому порядку слов, в каком слова и части слов укладываются в всякую заданную систему языка. Язык, который мы слышим в первый раз в жизни, активирует одну из этаких инсталляций, и она потом дозволяет нам отличать правильные и неверные методы совмещения слов.

    Главным моментом будет то, что число различных грамматик максимально ограничено. Хотя руководила языков граждан умеют отличаться, сторонники генеративистской фотомодели говорят, что они отличаются исключительно в серьезных рамках. К примеру, порядок построения предложения измеряет, будет ли сказуемое идти следом за подлежащим либо напротив. В англоязычном языке строго первый случай («Bob gave a cake to Alice»), в японском строго второй («Боб Алисе пирожное дал»).

    Когнитивистский подход, с альтернативный стороны, разглядывает семантику (структуры смысла) как только наиболее важную, чем синтаксис (структуры грамматики). Благодаря чему подходу, предложения вроде «квадратура пьет прокрастинацию» синтаксически ладно сформированы, однако семантически глупы. По данной причине сторонники когнитивистского подхода рассказывают, что одной грамматики недостаточно, дабы осознать язык. Заместо сего ее следует поженить на осознании концепций, кои употребляет юзер языка.

    Мы а также можем посмотреть на наш свой мир и узреть, что организмы имеют поразительные сходства, даже ежели развивались по-разному и в различных средах. Это же именуется «конвергентной эволюцией». Крылья и очи, к примеру, независимо возникали у самых различных зверях по пару раз за эволюцию, а уж птицы в экологически изолированной Новейшей Зеландии обзавелись поведением, которое наблюдается у млекопитающих всюду. Когнитивистский подход предлагает надежду, что языки граждан и инопланетян умеют быть взаимопонятными.

    Некие а также полагают, что самые развитые людские концепции собираются из базисных архитектурных блоков, кои имеются у любых сортов, к примеру, осознания минувшего и грядущего; сходства и разницы; объекта и субъекта. Ежели внеземной общий вид манипулирует объектами, ведет взаимодействие с самому себе аналогичными и совмещает понятия, когнитивистский подход гарантирует, что у нас будут сходные ментальные архитектуры, дабы осознать друг дружку. Но может быть и то, что внеземные облики, кои воспроизводятся небиологическим методом, ординарно и не постигнут, что этакие на генном уровне связанные не связанные группы.

    Какой же подход наиболее верный? Научные исследования нейронных сетей отображают, что языки можно учить и без особых структур в голове. Это же немаловажно, так как, может быть, нежелательно никакой внутренней всепригодной грамматики, дабы растолковать приобретение языка. За исключением тамошнего, есть языки граждан, кои и не вписываются в рамки всепригодной грамматики. Хотя эти результаты далеки от бесповоротных (к примеру, они и не умеют растолковать, посему язык существуют лишь у граждан), все идет к когнитивистскому взору.

    Таким макаром, существовало бы логично представить, что люди умеют учить языки инопланетян. Явно, некие критерии чужого языка все время будут труднодоступны для нас (вроде поэзии). В одинаковой мере, некие облики умеют присутствовать в так альтернативный мысленной Вселенной, что она будет только перед началом конкретной степени эквивалентна людской. Все же, мы можем с оптимизмом уповать, что всепригодные структуры физики, биологии и социологии будут довольно похожи, дабы связать языки граждан и инопланетян в общую семантическую основу.

    Жаждили бы познать, как только разговаривают инопланетяне? Поведайте в нашем чате в Телеграме.