Кому принадлежат права, ежели создатель изобретения… машинка?

    Что общего у зубной щетки Oral-B CrossAction, тыщи музыкальных комбинаций и пары свежайших рецептов изготовления еды? Они были придуманы персональными компьютерами. Однако вы и не сумеете определить титров, принадлежащих и не людям, посреди патентов в США. И один патентный поверенный жаждил бы это же сконфигурировать. Райан Эбботт ходатайствует, на первый взор, об фолиант, что может появиться необычным в работающем законодательстве, однако является причем его базовым дефицитом и может иметь далековато идущие последствия в областях патентной юриспруденции, экономики и всего прочего, ежели ходатайство будет общеустановлено.

    Кому принадлежат права, ежели создатель изобретения… машинка?

    Аргумент, на деле, может появиться смешным.

    «Я считаю, что надо признавать персональный компьютер изобретателем, так как это же провоцирует развитие творческих компов и приведет к наибольшему количеству нововведений для общества», разговаривает Эбботт, доктор права и мед наук в Школе права при Суррейском институте и адъюнкт-доцент медицины в клинической школе Дэвида Геффена в Калифорнийском институте.

    В статье, не так давно размещенной в Boston College Law Review, Эбботт дает базу для пересмотра подхода патентного бюро к изобретателям-не-людям. Действенные руководила устарели не признают, что компы создают патентоспособные изобретения, полагает Эбботт.

    В статье «Я мыслю, означает я изобретаю: творческие компы и будущее патентного права» Эбботт пишет, что первые версии искусственного ума, начиная с 1990-х годов, независимо образовывали различные вещи, вроде новеньких сверхпрочных материалов и механизмов, кои прочесывают Веб на предмет сообщений от террористов.

    Компы все больше и не являются примитивными инструментами — такая позиция правительства де-факто — но автономными изобретателями, разговаривает он. В течение двадцати лет вычислительная мощность возрастала и продолжает расти в геометрической прогрессии.

    «Творческая сингулярность, в какой компы догонят людей-изобретателей, готов стать главным родником новеньких открытий в обозримом будущем», пишет Эбботт. «Творческие компы умеют востребовать переосмысления главных эталонов изобретательства и, может быть, всей патентной системы».

    Бытует три аспекта, по воззрению ученого, кои дозволяют обусловить, является ли изобретение патентоспособным.

    Оно обязано быть новейшим, неочевидным (предлагаемое изобретение обязано быть довольно отдаленным от хоть какой имеющейся технологии, и это же обязано быть явно) и полезным. Едва наиболее 50% патентных заявок в США были одобрены в 2015 году, по заданным USPTO.

    «Нетрудно получить патент, ежели у вас существуют что запатентовать», помечает Эбботт. Он а также полагает, что за конкретной толикой этих патентов уже стоят компы.

    Нежелание хозяев компа признавать участие ИИ в изобретении обосновано, обычно, неопределенностью концепции. Есть опаски, что изобретение ИИ может попасть в руки сообщества.

    На кону суровые суммы. McKinsey Global Insitute в 2013 году предсказывал, что базар «автоматизации знаний», включая искусственный ум и компьютерное обучение, может повлиять на глобальную экономику в 5,2–6,7 триллиона баксов к 2025 году.

    Решение Эбботта — присваивать патенты хозяину компа, что приблизительно похоже на собственность программного обеспечения. Иная вероятность — присваивать права разрабу либо юзеру ИИ — более проблемна. Например, дозволить юзеру компа обладать патентом может заставить хозяев ужесточить ограничения либо доступ к собственному программному обеспечению.

    Ярчайший пример — Watson от IBM.

    Watson, по большому счету, многозадачный искусственный ум, действующий в разнообразных областях, от денежного планирования перед началом мед услуг. Гарантирование тамошнего, что IBM будет иметь долю в любом патентоспособном изобретении, содействует открытости и сотрудничеству, что нужно для нововведений.

    Патентное право — только одна область из числа тех, в каких, по воззрению Эбботта, будет нужно нешуточное обновление. Например, работающие на ИИ технологии обязаны нести ответственность за несчастливые случаи и травмы граждан. Мы а также обязаны создать законы, дозволяющие ботам твердить нам «нет».