Галлактические зонды «Вояджеры» продолжают совершать умопомрачительные открытия

    Альфа Центавра b и a – две наиблежайшие к нам звезды-соседки

    В августе 2012 года галлактический зонд «Вояджер-1» предстал первым рукотворным галлактическим аппаратом, добравшимся туда, куда раньше никто и ни разу и не добирался: он достигнул эдак именуемой «гелиопаузы» — наружных границ гелиосферы Солнца — и вошел в межзвездное место. Перед тем самым как только «Вояджер-1» покинул «пузырь» Солнечного влияния, он собрал много увлекательных заданных.

    Сейчас галлактический аппарат «Вояджер-2» совершает то же самое путешествие – проходит сквозь наружный слой нашей гелиосферы, направляясь в неизвестность. Но сквозь пять лет он сумеет предоставить вконец другие по сопоставлению с «Вояджером-1» заданные.

    «Тот участок границы, где «Вояджер-2» покидает гелиосферу, несколько различается от тамошнего участка, где был «Вояджер-1». Потому ассоциировать и экстраполировать заданные тут и не имеет смысла», — начал разъяснение Эд Стоун, прошлый директор Лаборатории реактивных движений NASA, выступая на Конференции геофизического союза на минувшей недельке.

    Все же Стоун тем не менее привел энное сопоставление, ИСТИНА без каких-то утверждений. Ишачить в проекте галлактической миссии «Вояджер-1» он начал гораздо с 1972 года, потому красиво осознает, как собранные зондами заданные неповторимы для науки. В рамках собственного выступления он поведал об разнице меж тем самым, что заметил «Вояджер1» и «Вояджер-2», проходя наружные границы гелиосферы и предоставляя беспримерно ни на что непохожие заданные об наружной структуре «пузыря», который мы называем собственным жилым домом.

    Посередине сего «пузыря» присутствует наше Солнце, излучающее потоки высокозаряженных частиц, именуемых солнечным ветром. Как эти потоки стают наиболее рассеянными, они сформировывают вокруг нашей системы что-то вроде «планетарной атмосферы», волдыря, оболочки, ежели желаете, которая именуется гелиосферой.

    Как только и в случае атмосферы Почвы, гелиосфера отделяет благодаря магнитному полю те самый объекты и материю, кои присутствуют снутри сего волдыря, от тамошних объектов и материи, кои присутствуют за ее пределами. В том случае идет речь об межзвездном ветре, состоящем из разнообразных частиц, оставленных опосля себя нежизнеспособными звездами. Грубо говоря – магнитное поле Солнца образовывает циклопический волдырь размером подле 100 астрономических единиц (1 а уж. е. = дистанция меж Солнцем и Планетой земля).

    Диаграмма гелиосферы с ориентировочной траекторией движения галлактических аппаратов «Вояджер-1» и «Вояджер-2»

    Но гелиосфера и не герметична. Межзвездное место и гелиосфера присутствуют в константном содействии, обычно, на уровне практически неизученного нами региона, носящего заглавие «гелиощит». Конкретно этот отрезок места в истинный момент преодолевает галлактический зонд «Вояджер-2». В рамках собственного выступления на конференции и в следующих интервью Стоун поведал об фолиант, что приобретенная от зонда информация дозволяет заного посмотреть на то, что происходит в этом отрезке космоса.

    Когда «Вояджер-1», двигаясь к северу от солнечного экватора, пересек гелеощит меж 2004-2012 годами, он предстал очевидцем возросшего количества высокозаряженных частиц, именуемых галактическими галлактическими лучами. Но когда «Вояджер-2» предстал пересекать гелеощит с южной части солнечного экватора, этих лучей он и не заприметил.

    «В случае с «Вояджером-1» размер галактических галлактических лучей возрос в два раза, как мы пересекли крайний предел. В случае «Вояджера-2» — интенсивность частиц всегда оставалась на одинаком уровне», — разговаривает Стоун.

    Стоун подразумевает, что такова разница может разъясняться тем самым, что в истинный момент мы находимся в наиболее активной фазе солнечного цикла. Галактические галлактические лучи очень активны. И них число, пересекающих границы нашей системы, порывисто растет со понижением активности солнечного ветра. Полностью возможно, что очевидцем конкретно этакого явления и оказался «Вояджер-1», когда пересекал границу.

    «Когда «Вояджер-1» присутствовал в среде гелиощита, то тут наблюдалась относительно низкорослая солнечная активность. Когда к гелиощиту подобрался «Вояджер-2», эта активность существовала свыше. Благодаря сиим заданным мы сейчас все больше знаем об фолиант, как мощным возможно барьер нашего пузыря», — разделяется Стоун.

    Факт тамошнего, что наше Солнце способно снижать собственный максимум активности, может в итоге посодействовать растолковать очередное несоответствие. Дело в фолиант, что заданные «Вояджера-2» указывают на то, что снутри гелиощита солнечный ветер может получать закрученную форму и отклоняться от общего потока, образуя максимально долгий хвост, схожий на хвост кометы.

    Диаграмма гелиосферы, сделанная в июне 2013 года, в какой включены наблюдения «Вояджера-1»

    По последней мере конкретно это же и ждали узреть ученые, согласно нашему теоретическому осознанию тамошнего, что происходит с солнечным ветром, когда он сталкивается с межзвездным ветром. Но «Вояджер-1» этаких конфигураций в направлении солнечного ветра и не следил.

    «Когда «Вояджер-1» попал в зону застоя, скорость ветра замедлилась, однако причем его направление и не изменилось. Но «Вояджер-2» следил вконец иную картину», — разговаривает Стоун.

    Галлактический аппарат «Вояджер-1», находящийся на расстоянии 137 астрономических единиц от Солнца, направляется в сторону созвездия Змееносца, что на севере от солнечного экватора. «Вояджер-2» присутствует на расстоянии 113 астрономических единиц от родной суперзвезды и ускоряется в сторону созвездия Павлина, что на юге. Стоун подозревает, что «Вояджер-2» войдет в межзвездное место в течение года либо двух, но в этом пока что никто и не уверен.

    «Мы ожидаем быстрое скрещение «Вояджером-2» гелиопаузы, но зная то, что существовало с «Вояджером-1», мы осознаем, ныне второй аппарат присутствует вконец в ином месте, и не схожем на то, что существовало в случае с первым зондом», — разговаривает Стоун.

    Но ожидания Стоуна, кажется, вконец и не тревожут, и он уже готов дождаться результатов.

    «Мы изучаем взаимодействие кинозвезд с тем самым, что присутствует извне них систем. Ранее у нас были лишь идеи и фотомодели, однако сейчас существуют настоящие данные».

    Ежели вас интересует вопросец об фолиант, как длительно зонды сумеют держать с нами взаимосвязь, то объясним. РИТЭГи обоих галлактических аппаратов ишачят на основе плутония-238, чей период полураспада составляет 88 лет. Беспощадная действительность состоит в том, что с каждым годом у зондов останется все меньше питания для работы, по сопоставлению с каждым предшествующим годом.

    «Мы уже целиком отключили огромное количество вещей и продолжим выключать другие перед началом того времени, пока что зонды будут в состоянии продолжать свое движение», — разговаривает Стоун.

    Ежели все пойдет, как только существовало запланировано, то у обоих зондов в припасе гораздо пара десятков лет перед началом того времени, пока что они и не канут в пустоту. А уж пока что перед началом этих дней миссия галлактических аппаратов «Вояджер-1» и «Вояджер-2» будет продолжать даровать нам новейшие познания об нашем галлактическом «пузыре» и нескончаемой неизвестности, что покоится за его пределами.