Кто на Планете земля помогает космонавтам на Интернациональной галлактической станции?

    Как только ишачит команда, которая хранит в сохранности астронавтов (и космонавтов) Интернациональной галлактической станции, пока что те самый сталкиваются с каждодневными дилеммами ведения научных работ в космосе? Как только вы понимаете, МКС — это объединенная инициатива ряда государств, галлактическая станция, которая с 98 года ишачит на высоте порядка 400 км над Планетой земля. Поддерживать ее опции в рабочем состоянии — дело позарез сложное. Дальше от первого личика — Ричард Холлингхэм, BBC.

    Кто на Планете земля помогает космонавтам на Интернациональной галлактической станции?

    В затемненной комнате, глубоко за периметром высочайшей сохранности Арсенала Редстоун, армейской основы США в Хантсвилле, штат Алабама, восемь мужиков и дам посиживают за вогнутыми корпусами дисплеев, и потоки заданных отражаются на них личиках.

    Одна из дам время от времени что-то разговаривает в собственную гарнитуру, однако разговаривает эдак тихо, что тяжело разобрать что-то, за исключением пары слов. Вдоль стенки перед ними на экранах показываются снимки Почвы, графики, даты и — с нашей точки зрения — задняя часть космонавта, проплывающего сквозь лючок в 400 километрах над планеткой.

    Кто на Планете земля помогает космонавтам на Интернациональной галлактической станции?

    Это же действующий круглые сутки Payload Operations Integration Center NASA — центр руководства всеми научными тестами на Интернациональной галлактической станции (МКС). Тут повседневно выслеживают каждую рабочую минутку космонавтов на орбите, смотрят за ними и — при целесообразности — заносят коррективы. Все знают «Хьюстон», однако не достаточно кто знает о данной маленький комнатке руководства, части галлактического центра руководства полетами Маршалла, а уж ведь она — практически научное сердечко галлактической станции.

    «Мы собственного рода посредники, — говорит менеджер станции Сэм Шайн. — Мы интерфейс меж учеными и экипажем на борту галлактической станции».

    «Очень сложно»

    По большому счету, Шайн является одним из немногих граждан на Планете земля — наряду с Capcom (Capsule Communicator) в Хьюстоне, — кои умеют впрямую разговаривать с экипажем на МКС, следя за ним в ходе них повседневной научной рутины.

    «Это максимально мудрено, — разговаривает Шайн. — У нас языковые барьеры, различные часовые пояса — иногда ишачить с итальянским коллегой и доставать нужную ему же информацию для, скажем, немца посреди экипажа возможно очень непросто».

    С момента собственного окончания в 2011 году, МКС ценой 100 млрд баксов предстала набита наукой. Стенки, пол и потолок южноамериканской, русской, европейской и японской лабораторий наполнились тестами, и космонавтам пришлось проводить не мало времени на орбите в качестве технических профессионалов.

    Кто на Планете земля помогает космонавтам на Интернациональной галлактической станции?

    «Назовите научную дисциплину — и мы наверное проводим какой нить опыт на борту из данной области», — говорит Шайн. Научные работы в данной неповторимой лаборатории микрогравитации варьируются от исследования увеличения цветков перед началом исследования качеств водянистых металлов.

    Большинство науки, за которой смотрят из центра руководства в Алабаме, отведена исследованию спецэффектов космоса, кои появляются на самих космонавтах, вроде утраты костной и мускульной массы. Это же значимое изучение, в особенности в свете тамошнего, что людям когда-нибудь придется покинуть собственный родной особняк на длительное время.

    Ученые а также изучают психические трудности проживания вдалеке от Почвы в изолированном чугунном корпусе, питания пищей из «тюбиков», поглощения переработанной мочи — практически на собственных сотрудниках.

    Один из самых любознательных тестов — Astro Palate («звездное небо») — был разработан учеными, работающими над пищей и питанием в Институте Миннесоты. Посреди остального опыт ориентирован на исследование тамошнего, как только можно применять пищу с целью уменьшения напряжения. То есть, ежели вы будете длительно жить в космосе, что бы вы жаждили существуют?

    «Иногда наши космонавты проделывают что-то, что им же и не нравится, к примеру, уборка станции с пылесосом, — говорит Шайн. — Тогда мы проводим опрос, дабы узреть, как только они себя ощущают, а уж опосля позволяем им же покушать наглядной пищи — может быть, шоколадного пудинга — и пройти опрос лишний раз. Мы начинаем осознавать, как только отдать нашему экипажу чувство особняки, пока что они остаются в космосе на все про все большее и большее время».

    Кто на Планете земля помогает космонавтам на Интернациональной галлактической станции?

    Альтернативное изучение просит от космонавтов, дабы они вели дневники на борту станции — дабы те самый честно говорю документировали свои ощущения, стрессы, напряжения и тоску по особняку. Так как них читает лишь ученый, подбивающий результаты проекта, существуют надежда, что команда будет откровенной с ним.

    «Один из самых увлекательных выводов состоит в том, что на четвертый месяц миссии команда все больше всего начинает жаждать домой, — разговаривает Шайн. — Они устают пребывать на галлактической станции и намерены узреть семью».

    Так как большая часть миссий на МКС в текущее время продолжаются от шести месяцев перед началом года, NASA разглядывает вероятность отправки доборного шоколадного пудинга.

    Потерянные в космосе

    Дабы посодействовать совладать с каждодневными разочарованиями жизни на борту орбитальной лаборатории, команда Алабамы даже ответственна за потерянное имущество астронавтов. В этом заключается работа вещевого сотрудника, который выслеживает каждый элемент на МКС. Шайн определяет эту работу как только «одну из сложнейших в галлактической программе».

    «Иногда звездолетчики и не находят собственных вещей на месте, как только это же бывает на Планете земля, — разговаривает Шайн. — Они отыскивают ключ либо что-то этакое, а уж он и не там, где мы задумывались; работа вещевого сотрудника состоит в том, дабы восстанавливать историю местопребывания ключа и отыскивать его».

    Это же галлактический эквивалент утраты ключей и пробы припомнить, куда вы них положили в крайний раз. Неполадка гораздо в фолиант, что даже ежели вы помните, куда разделяй свои галлактические ключи, высока возможность тамошнего, что они плавают кое-где гораздо.

    «Мы пристально поглядываем сквозь плечи космонавтов, эдак что ежели у их что-то уплывет, мы дадим им же аристократию, — говорит Шайн. —  Максимально частенько мы находим надобные вещи в вентиляционных отверстиях».

    В принципе, все время существовало эдак, что за каждым космонавтам стоят тыщи — ежели и не десятки тыщ — человек обслуживающего персонала. Разница исключительно в фолиант, что когда мы входим в эру долговременных миссий, неукоснительно востребован эксперт по оптимальной пище для галлактической станции, который сразу с сиим будет разбираться в ракетах.