Лаборатория Ферми и не отыскала свидетельств тамошнего, что мы живем в голограмме

    Спорный опыт лаборатории Ферми, проведенный для поиска потенциальных признаков тамошнего, что наша Вселенная возможно голограммой, ничего и не обнаружил. Именуется он Holometer («голографический интерферометр»), и это же детище физика лаборатории Ферми Крейга Хогана. Он выдумал его в 2009 году как только метод проверить эдак именуемый голографический принцип.

    Гораздо в 1970-х годах физик Яаков Бекенштейн проявил, что информация об начинках темной прорехи кодируется на ее двумерной поверхности («границе»), а уж и не в ее трехмерном объеме. Спустя 20 лет Леонард Сасскинд и Джерард т’Хоофт распространили эту идею на всю Вселенную, уподобив ее голограмме: наша трехмерная Вселенная во всей собственной красотище вытекает из двумерного «исходного кода». Журналист New York Times Деннис Овербай уподобил идею с голограммой банке с супом. Все «вещество» Вселенной, включая граждан, составляет «суп» внутри банки, однако вся информация, описывающая это же вещество, напечатана на этикетке на границе банки.

    Вначале Сасскинд относился к идее как только к метафоре, однако, проведя некие расчеты, пришел к выводам, что она возможно совсем буквальной: трехмерная Вселенная возможно проекцией двумерной инфы на границе.

    С того времени голографический принцип предстал одной из самых влиятельных мыслях в теоретической физике, хотя почти все полагают его непроверяемым, по последней мере ныне. (Проверка востребовала бы зондирования темной прорехи большим замыслом, а уж это же пугающая перспектива, для которой у нас еще как бы нет никаких технологий). Хоган решил попытаться в любом случае. Holometer отыскивает особенный тип голографического шума — своего рода квантовую дрожь пространства-времени — используя достаточно умеренную инсталляцию: массив лазеров и зеркал в сыром подземном туннеле, с диспетчерской, расположенной в трейлере. Вобщем, никто не рассказывал, что физика обязана быть гламурной.

    Holometer употребляет пару лазерных интерферометров, расположенных рядом вместе, каждый высылает 1-киловаттный луч света сквозь светоделитель и вниз по двум перпендикулярным рукавам, 40 погонных метров каждый. Потом свет отражается назад в светоделитель, где два луча сливаются. (Кое-чем припоминает механику работы eLISE, который будет находить гравитационные волны).

    Ежели никакого движения нет, поновой собранные лучи будут таковыми же, как только начальный пучок. Однако ежели будут наблюдаться колебания в яркости, ученые потом проанализируют эти колебания и заметят, и не повлияла ли дрожь места на разделитель.

    Найти этакую деталь, конечно, максимально мудрено, так как существуют не мало остальных вещей, кои умеют быть неверно общеприняты за дрожащий сигнал, включая ветер и шум дорожного движения. Когда в апреле возникли подготовительные результаты, они были и не самые перспективные. Эдак что, может быть, никого и не изумит, что конечный анализ оказался совсем бесплодным.

    Опыт ценой 2,5 миллиона баксов был спорным с самого начала, и посреди скептиков были сами изобретатели голографического принципа. Эдак что теоретическая физика откровенно злорадствует. Как только пометила Сабин Хоссенфельдер, физик Нордического колледжа теоретической физики и один из критиков опыта, «результаты Holometer уже готовы: ничего. Логично, потому что лежащая в них базе мысль бессмысленна».

    Хоган же останется оптимистом. Наконец, нулевой итог тоже итог, и нужно проработать теоретическую фотомодель, дабы исключить все способности. «Это лишь начало истории, — разговаривает он. — Мы разработали новейший метод исследования места и времени, коего у нас и не существовало ранее. Мы даже и не знаем, достигнули ли мы подходящей чувствительности».