Лазеры активируют у грызунов инстинкты убийцы

    Ученые нашли выключатель, который активирует у грызунов плотоядные инстинкты. Когда некие части головного мозга мышей стимулируются с помощью света, грызуны показывают обширный комплект охотничьих способностей. Хищное поведение, все это же «хватать» и «кусать», которое нам ладно понятно и исследовано, оставляет за собой загадку: невнятно, какие схемы головного мозга в него вовлечены.

    Прошлые научные исследования отображали, что центральная миндалина, миндалевидная область мозга, участвующая в производстве чувств, включая ужас, активизировалась, когда крысы охотились. Ученые захотели познать, может ли миндалина сама заведовать охотничьим поведением — и в изучении, размещенном в Cell 12 января, говорится, что может.

    Для активации центральной миндалины у грызунов Иван де Араужу, нейробиолог из Йельского вуза в Нью-Хейвене, штат Коннектикут, и его коллеги приименяли технику под заглавием оптогенетика. Первым делом они заразили грызунов вирусом, который изготовил нейроны головного мозга чувствительными к синеватому освещению. Потом исследователи приименяли крохотное оптическое волокно, дабы подсветить миндалину светло-синим лазером. Это же побудило зверях оголить челюсти и натужить мускулы шейки. Этакого поведения и не возникало, когда ученые стимулировали альтернативные части головного мозга.

    Когда лазер включали, грызуны охотились на все про все, что существовало у их на пути, от съедобных сверчков перед началом несъедобных пробок для бутылок. Исследователи следили определенно этакую же активность, когда активировали миндалину с помощью хемогенетики, аналогичного способа стимулирования нейронов молекулами, а уж и не светом. Поведение охотника и кормления возникало даже когда и не на что существовало охотиться. Когда грызуны были в пустых клеточках во время активации них миндалин, они прекращали выполнять то, что выполняли, размещали фронтальные конечности как будто держали еду и двигали ртом как будто жевали.

    Еда либо друзья

    Все это же совсем и не значит, что исследователи нашли нейронную схему ненасытных, безжалостных грызунов, разговаривает де Араужо. «Первое, об чем мы поразмыслили: может быть, это же только обобщенная злость. Либо мы были в состоянии сделать грызунов максимально голодными».

    Потому команда решила это же проверить. Хотя светостимулируемые грызуны охотились все больше, чем нетронутые, обе группы съедали однообразное количество. И активируемые лазером грызуны все гораздо могли провести черту меж альтернативном и едой. «Когда они были с альтернативный мышью, они вели себя наиболее интересно, однако никаких атак и не следовало», разговаривает де Араужо. Потому ученые совсем удостоверились, что эксперименты запускали хищничество, а уж и не голод либо злость.

    Это же имеет крупное значение, так как хищничество воображает собой сложноватое поведение, разговаривает Кей Тай, нейробиолог из Массачусетского технологического колледжа в Кембридже. «Это не совсем только физиологическое, это же охота, кусание, выпускание и поедание. Эти моторные последовательности просят не мало инфы, эдак что особенно, что этакое сложноватое поведение можно запустить с помощью этакий грубой манипуляции».

    Откройте дверь

    Когда-то ученые полагали, что центральная участие миндалины в поведении существовала ограничена ужасом. Но сейчас изучение продемонстрировало, что эта область головного мозга а также участвует в ряде сложноватых схем поведения, этаких, к примеру, как только ухаживание. Тай полагает, что хищничество возможно одним из примеров поведения, которое покоится на миндалине.

    Так как центральная миндалина вовлечена в самое различное поведение, разговаривает она, предстоящему изучению предстоит выявить четкие нейронные схемы, вовлеченные в охоту. «Центральная миндалина существовала сопряжена с бегством и полетом — однако это же вконец другое». Охотящееся звериное отыскивает что-то в качестве заслуги, поясняет она.

    Тай намерено аристократию, как только очень перекрещиваются схемы, кои держут под контролем эти два поведения. Она полагает, что миндалина может орудовать как только «ворота», сдерживая огромное количество программ, кои всегда ишачят в фоновом режиме головного мозга. Ежели это же эдак, то де Араужо и его коллеги, может быть, открыли дверь, с которой начинается хищник.