Люди два раза теряли собственный хвост

    Хвост у граждан ординарно ну ничуть и не намерено оставаться, полагают ученые. Не так давно проведенное изучение продемонстрировало, что наши древнейшие праотцы теряли хвост и не единожды. Результаты, размещенные в Current Biology, не совсем только посодействуют растолковать, посему люди и не виляют хвостами подобно собакам, да и прольют свет на существование копчика, который на первых парах становится хвостом, а уж впоследствии мал-помалу исчезает.

    Люди два раза теряли собственный хвост

    «Мясистые хвосты уходят корнями гораздо к самым первым позвоночным праотцам и встречаются у максимально малолетних зародышей, потому существовало бы очень тяжело избавиться от их целиком не столкнуться с проблемами», разговаривает создатель работы Лорен Саллан. «Как итог, хвосты у рыб и граждан переставали расти, оставляя подавленные хвостики вроде «ног» китов».

    Происхождение сего загадочного рудиментарного хвоста имеет отношение к рыбам. Для научные исследования Саллан, доцент в Институте Пенсильвании, проанализировала ископаемые молоди рыбы Aetheretmon возрастом 350 миллионов лет. Эта рыба с челюстью является дальним предком современных наземных зверях и владела чешуйчатым, мясистым хвостом и гибким хвостовым плавником, который размещался на нем.

    Саллан нашла, что эти структуры были целиком отделены. Сравнивая молодь Aetheretmon с молодью жив рыбы, она нашла, что два «хвоста» начинали один поверх иного, а уж потом возрастали сами по самому себе. Это же открытие переворачивает по последней мере двести лет научных убеждений, что хвостовой плавник современных взрослых рыб ординарно добавился к финалу анцестрального (предкового) хвоста, который был и у наземных зверях.

    Люди два раза теряли собственный хвост

    Этот переворот значит, что два хвоста развивались каждый собственным своим эволюционным методом. Рыбы утратили мясистый хвост и сохранили упругий, дабы оптимизировать процесс плавания. Имея лишь спинной плавник, они пришли бы к наиболее «утонченным движениям, а уж мускульный хвост (который вначале находится для поддержания процесса плавания) разрушился».

    Рыба, которая эволюционировала в полуводное, а уж потом и наземное звериное, растеряла упругий спинной плавник, однако сохранила мясистый — и он с течением времени предстал знакомым всем нам придатком, который мы лицезреем у собак, котов, скотин и остальных зверях. Как только отображают собаки, хвосты полезны для зрительной коммуникации, разгона досаждающих летающих насекомых и остальных функций.

    Взрослые мортышки, в фолиант числе и праотцы человека, решили вконец избавиться от хвоста, разговаривает Саллан, «утратив оставшийся костистый хвост для наилучшего отвесного движения. Как только и у рыб, остатки эмбриональных костлявых хвостов захоронены в наших нижних частях спин — в копчике — однако они и не приобретают молекулярных сигналов, кои привели бы к росту конечности, как только руки либо бедра. Таким макаром, зародыши рыб и граждан имеют сходные механизмы руководства формой хвоста».