Марсоход «Кьюриосити» обнаружил «древнюю органику» и подтвердил сезонность метановых выбросов

    Автономная марсианская научная лаборатория «Кьюриосити» аэрокосмического агентства NASA, пару лет занимающаяся исследовательскими работами Бордовой планетки, сделала два умопомрачительных открытия. Во-первых, марсоходу удалось подтвердить предположение об фолиант, что концентрация метана в атмосфере планетки изменяется при смене сезонов, а уж во-вторых, аппарат обнаружил максимально античную органику. Нет, к огорчению, живую жизнь он и не обнаружил, однако зато обнаружил следы древнейшей органики, кои умеют твердить об фолиант, что рано или поздно истории на планетке вправду могли присутствовать живы существа. Находка существовала найдена на деньке пересохшего озера. Статьи ученых, описывающих открытия, размещены в журнальчике Science.

    «Открытие метана и органики на Марсе носит большущее значение для поисков следов жизни. «Кьюриосити» уже проявил, что озеро, покрывавшее дно кратера Гейл 3,5 млрд годов назад, существовало потенциально обитаемым. Беря во внимание присутствие органики на его деньке, сейчас вопросец об существовании марсианской жизни предстал еще больше актуальным», — откомментировал открытие Инге Кейт, планетолог из вуза Утрехта (Нидерланды).

    Ученые издавна спорят на тематику тамошнего, есть ли в приповерхностных слоях марсианской земли – там, где потенциально существуют водянистая вода, применимая температура и куда практически и не просачиваются галлактические лучи, — припасы органики либо бактерии.

    При первых изучениях атмосферы в 2012 и 2013 годах «Кьюриосити» и не удалось определить следы метана. Но практически сквозь несколько месяцев датчики ровера зафиксировали сразу же несколько всплесков в концентрации метана. Согласно иным догадкам, эти следы могли предстать результатом некоторых «неживых» действий в почве Марса.

    Управляющий научной команды марсохода «Кьюриосити» Ашвин Васавада и его коллеги придали исчерпающий ответ всем критикам, представив результаты шестилетних наблюдений за концентрацией метана в атмосфере Марса и совершив умопомрачительное открытие в месте, получившем имя Мохаве три года обратно.

    За шесть лет наличия на Бордовой планетке ровер заметил по две марсианских зимы, озари, весны и лета. Это же дозволило Васаваде и его команде определенно измерить сезонные колебания метана в атмосфере Марса, также уточнить предыдущие результаты замеров.

    Планетологи целиком убеждены в фолиант, что концентрация метана в атмосфере Марса возрастает во время лета и ниспадает во время зимы, достигая концентраций в 2,5 и 6,5 элементов на десять млрд. Трехкратное увеличение толики метана в летнем воздухе Марса, как только подчеркивают ученые, нельзя растолковать атмосферными действиями либо тем самым, что солнечный ультрафиолет предпочтительнее разлагает органические осколки астероидов, падающих на Красноватую планетку.

    Все это же разговаривает об фолиант, что метан появляется в нижних слоях земли Марса либо в итоге деятельности бактерий, либо в итоге разложения клатратов, стыков метана и жидкости, либо же благодаря каким-то геотермальным действиям.

    Как только отображают резкие всплески здешней концентрации метана, превосходящие обычные значения в десятки раз, этот газ накапливается снутри типичных микропещер и резервуаров в почве и временами вырывается наружу.

    В финале 2012 года Джон Гротцингер, прошлый управляющий научной команды марсохода «Кьюриосити», объявил о открытии, которое, по его словам, обязано существовало попасть на странички учебников. Но сквозь две недельки, когда новинка уже успела обрасти самыми умопомрачительными слухами, планетологи NASA поведали о открытии перхлоратов – простых органических молекул – в почве Марса.

    Это же сразу же пошатнуло надежды на открытие первых следов инопланетный жизни, потому что аналогичные молекулы умеют формироваться в почве в итоге «неживых» хим реакций и взаимодействия остальных форм органики с ультрафиолетом и галлактическими лучами.

    Но разочарование с перхлоратами, как только пишут Гротцингер и его коллеги, ушло на второй замысел в январе 2015 года, когда марсоход достигнул подножия скалы Шарп, центрального пика на деньке кратера Гейла, и начал учить электрохимический состав булыжников и пород одной из здешних возвышенностей, получивших имя Мохаве.

    Энтузиазм ученых завлекла странноватая «полосатость» глины и остальных пород, сформировавшаяся на деньке древнейшего марсианского озера приблизительно 3,5 млрд годов назад. Пробурив грунт и исследовав его состав, планетологи нашли умопомрачительное — большущее число сложноватых органических молекул.

    Способности масс-спектрометра «Кьюриосити» очень умеренны, однако даже них хватило для тамошнего, дабы найти следы тиофена, стыки серы и бутирена, метанэтиола, серы и метана, бензотиофена, также крупное число простейших углеводородов, них ароматичных «кузенов» и ряд остальных молекул.

    Как только подчеркивают Гротцингер и его коллеги, все эти молекулы, вероятнее всего, были частью наиболее сложноватой органики. По причине утечки растворителя ученым пришлось проводить все опыты снутри SAM лишь при больших температурах, 600-800 градусов Цельсия, что обязано существовало повредить все большие молекулы и расщепить них на огромное количество маленьких «хвостов».

    Приблизительно те самые молекулы были найдены недалеко от Мохаве, в Конфиденс-Хиллс, где марсоход тормознул сквозь месяц. Них присутствие, как только заключают ученые, необязательно разговаривает об фолиант, что жизнь была на Марсе 3,5 миллиона годов назад. Оно свидетельствует об фолиант, что в водах марсианских озер могли происходить реакции, порождавшие настолько сложноватую органику, а уж родники еды для возможной жизни были наиболее различными, чем числилось ранее.

    Что увлекательно, примыкающие регионы дна кратера Гейл, где Curiosity в первый раз обнаружил следы существования озера, и не включают в себя схожих припасов органики, невзирая на них наиболее античный возраст. Как только считают ученые, это же сопряжено с тем самым, что они были оголены довольно издавна по сопоставлению с Мохаве и Конфиденс-Хиллс, и вся органика успела выветриться из их.

    «Независимо от тамошнего, как только конкретно появилась эта органика, ее наличие разговаривает об фолиант, что на поверхности Марса умеют находиться следы жизни, невзирая на радиацию и крупное число окислителей в его атмосфере. Эти следы умеют прятаться под его поверхностью либо в породах, попавших на нее несколько тыщ лет назад», — заключают ученые.