Можно ли «обожраться» перед началом погибели?

    Можно ли вместить в себя столько пищи, что умрешь? Мы привыкли шутить про трудности янки с перееданием, однако что в этом никудышного? Никто ведь и не погибал от тамошнего, что съел три Биг Мака. Люди дохнули быстрее от тамошнего, что кушают три Биг Мака два раза в недельку в протяжении тридцати лет. Однако любой из нас оказывался в ситуации, когда опосля трех порций салатика, курочки, картошечки, хлебушка, закуски, колбаски, майонезика, рыбки, гораздо салатика… «вот этот десертик» уже ничуть и не влезал. А уж закрался бы?

    Gizmodo опросил талантливых докторов, кои всерьез обеспокоены дилеммами переедания и часто в собственной практике сталкиваются с лопнувшими желудками.

    Первостепенный доктор Джон Об. Кларк, Мед школа Стэнфордского вуза:

    «Закормить себя перед началом погибели позарез мудрено, однако в теории может быть. Кажется, что желудки взрываются частенько, однако в реальности это же редко встречающееся обстоятельство ­– желудок намного прочнее хоть какого иного сектора кишечного тракта и в силах расширяться. Он красиво совладевает с крупными приемами еды, однако ежели вы очень очень растянете желудок, он вызовет рвоту. Потому, хотя случаи разрыва желудка вправду бывали, переедание перед началом этакий степени случается очень изредка, так как желудок резво расширяется и ординарно успевает уйти из-под критичного давления еды. Желудок традиционного человека расширяется приблизительно на литр опосля хоть какого приема еды, однако, конечно же, он в силах расширяться и далее. Люди, кои умеют съесть пятьдесят-шестьдесят хот-догов, привычно владеют позарез могущим к расширению желудком и, что поразительно, они практически замедляют опорожнение желудка. Пока что и не вконец известно, посему эдак. Может быть, неспешное опорожнение желудка в некой степени избавляет голод, потому они умеют продолжать существуют. В этаких ситуациях, невзирая на мощное количество еды, которую они поглощают, ни у кого из их ни разу и не случалось разрыва желудка.

    Куда почаще возникает рвота от переедания. Существуют, например, синдром Бурхаве, при котором от рвоты и мощных движений пищевого тракта можно получить разрыв пищевого тракта. За собственную карьеру я и не лицезрел разрыва желудка никогда, однако с синдромом Бурхаве – парочку лицезрел.

    Еще есть случай, и не вконец схожий на разрыв – разрыв Маллори — Вейсса, когда на гастроэзофагеальном стыке разрывается пищевой тракт. Он может приводить к изрядным кровотечениям, хотя не к этаким, дабы человек погибал на месте от кровотечения. Однако ежели это же вышло вдалеке от клинической помощи, на теоретическом уровне от сего можно и дать дуба.

    В теории, если б вы переели чего-нибудь с высоченным содержанием сплава либо минерала, от коего возможно передозировка, у вас будут трудности. Субъективно я этакого на практике и не лицезрел, однако друг говорил лично мне, что кто-то съел неограниченное количество омаров – килограмма три – и попал в поликлинику с отравлением йодом. Однако для вас пришлось бы съесть реально не мало товаров с высоченным содержанием ртути либо йода либо гораздо чего-нибудь, что привычно имеется в следовых количествах».

    Первостепенный доктор Барбара Юнг из Вуза штата Иллинойс:

    «На долгой дистанции – точно: вы сумеете закормить себя перед началом погибели. Рост ожирения посреди населения продвинутых стран – тривиальный признак. Высочайший уровень смертности у нас в США связывают с ожирением впрямую, или от осложнений, вызванных ожирением, или от сопутствующих неурядиц – сердечно-сосудистых болезней, рака и т.д..

    Ежели люди обеспокоены тем самым, дабы и не дать дуба от торжественного пиршества: вы обязаны осознавать, что тело намерено жить, потому оно произнесет, когда уже хватит и когда все больше уже нельзя ничего съесть. Максимально немногие сумеют пересилить себя и продолжить существуют, так как это же трудно.

    От переедании можно существовало бы дать дуба, если б температура еды существовала очень малорослой и вы бы ординарно переохладились, поглотив крупное количество прохладного. Или ежели вы съели еще все больше, чем вмещает желудок. Пища отчаливает в желудок, проходя сквозь кишечный тракт, и ежели желудок затуркан, ей же останется лишь двигаться кверху, другими словами в оборотном направлении. Отягощения, вызванные рвотой, умеют включать удушье (когда пища попадает в дыхательные пути) либо кровотечение, связанной с разрывом пищевого тракта. Однако этакое случается максимально изредка, так как тело само себя регулирует не намерено переедать».

    Мерлин Батлер, доктор психиатрии, бихевиористики и педиатрии в Мед центре Канзасского вуза:

    «Накормить себя перед началом погибели – это же парадокс, который мы смотрим на примере синдрома Прадера —

    Вилли, который является более всераспространенной знаменитой предпосылкой болезненного ожирения у граждан. Это же редко встречающееся болезнь – возможно, подле 400 000 человек по всему миру им же мучаются.

    Личика с синдромом Прадера — Вилли проходят сквозь два главных клинических шага. Первый шаг – неспособность оптимально развиваться: они появляются максимально малосильными, со сниженной активностью плода. Они а также гипотоники, что приводит к прочему кормлению.

    Длится это же несколько месяцев, перед началом года, может, подольше, и потом у их начинает расти аппетит. Возрастает он экстремально – развивается гиперфазия. Тело резво жиреет. В еду идет все, что попадает под руку, пока что человек и не заснет либо у него и не лопнет желудок. Разрыв желудка – всераспространенная причина погибели при синдроме Прадера — Вилли. Это же главная индивидуальность.

    Частенько них помещают в контролируемую среду со серьезной диетой, дабы у их и не существовало доступа к пище и желудки становились все меньше. Тогда и может произойти этакое, что они переедят, а уж них желудок будет похож на сморщенный чернослив: они переедают, а уж желудок лопается.

    Они знают, что переедают, так как них ограничивали в пище, однако продолжают существуют не ощущают насыщения. Головной мозг разговаривает: «я голоден, я голоден, я голоден», однако и не разговаривает: «я полон, я и не могу все больше есть». Пациенты с Прадером — Вилли а также неспособны рвать. Случалось даже этакое, что детки с Прадером — Вилли могли выпрыгнуть в окно, услышав гудок фургона с мороженым. Они даже умеют существуют то, что в еду неприменимо. Это же возможно максимально небезопасно для жизни».