Можно ли восстановить к жизни криоконсервированных граждан?

    Крионика гораздо и не предстала мейнстримом, однако почти все люди уже знакомы с концептом: отваливаете большую кучу наличных, подписываете некоторые документы, а уж потом проводите несколько десятилетий опосля собственной погибели в циклопической консервной банке, расслабленно ждя возникновения технологий, при помощи которых вас сумеют оживить. Услуга пока что и не набрала популярности, все же наиболее 300 мертвых янки либо мертвых, прохладных южноамериканских мозгов, зависимо от тамошнего, какую конкретно функцию криозаморозки избрал при жизни покупатель (полностью либо лишь головной мозг), в истинный момент хранятся в холодильных видеокамерах и ждут собственного часа. Все эти люди при жизни решили попытать фортуну – в итоге в гроб все свои финансовые средства и не заберешь, а уж здесь к тому же возможность (теоретическая) в дальнейшем быть воскрешенным.

    Можно ли восстановить к жизни криоконсервированных граждан?

    Лишь только время отобразит, правильную ли ставку в данной игре со гибелью создали эти оптимисты, и будут ли они в один прекрасный момент возвращены к жизни во всем мире, когда сингулярность возьмет в конце концов верх над людским бытием. В то же время обсудить возможность возникновения этакого мира с таковыми технологиями уже ныне нам никто и не воспрещает. Благодаря чему случаю портал Gizmodo обратился за комментами к ведущим спецам в области нейрологии, биоэтики, сторонникам технологии криозаморозки, также ее врагам для тамошнего дабы постараться ежели и не разобраться, то хотя бы предположить то, что ждет тамошних, кто решил пользоваться этаким общим видом услуг. Ежели твердить с позиции сегодняшних технологий, то из сего ничего и не удастся, но те самый, кто занимаются этакого рода услугами убеждены, что сообщество ординарно пока что и не начинает понимать весь грядущий потенциал крионики.

    Целитель Жоао Педро де Магалхаес

    Биолог из Ливерпульского вуза и координатор проекта UK Cryonics and Cryopreservation Research Network.

    «Я бы произнес, что при собственном сегодняшнем уровне крионика чертовски повреждает клеточки организма. Даже при наличии хороших критерий (другими словами, когда процедура заморозки выполняется сразу опосля погибели человека), появляется ряд максимально нешуточных неурядиц. А именно, криопротекторные агенты (вещества, при помощи которых ученые пробуют сохранить ткани при заморозке) оказывают долгое ядовитое влияние на ткани человека. Заморозка большенных органов, к примеру головного мозга, воображает собой максимально сложноватую функцию, при которой увеличивается возможность неравномерной заморозки элементов органа. При и не хороших критериях (другими словами, когда заморозка выполняется по прошествии изрядного количества времени опосля погибели) возможность повреждения клеток при данной процедуре растет гораздо значительнее, так как клеточки начинают гибнуть. А именно, клеточки головного мозга по причине изъяна кислорода и питательных веществ (ишемия) начинают дохнуть всего сквозь пару минут опосля остановки сердца. Таким макаром, для хорошего результата потребуются инноваторские заслуги в этаких областях как только тканевая инженерия и регенеративная медицина.

    За исключением тамошнего, для восстановления клеток на молекулярном уровне будет нужно пользование нанотехнологий, однако пока что это же все видится только в реалиях научной фантастики. Нереально предсказать как далековато продвинется технологический прогресс в наиблежайшие десятилетия либо столетия. С учетом всего сего я бы произнес, что шансы на воскрешение криоконсервированных граждан будут позарез невысокими, однако в то же время и не неосуществимыми. Для самой сферы невозможность вашего воскрешения станет трагическим результатом, так как сама разработка придерживается на обещании вашего воскрешения в дальнейшем.

    Обратимая и безобидная криоконсервация готов стать революционной технологией в области исцеления критичных состояний. Пациенты со летальными заболеваниями, не совсем только взрослые, да и детки, сумеют проходить функцию криозаморозки и ждать возникновения технологий, кои дозволят вылечить эти болезни. В каком-то смысле мы сможем получить кандидатуру стандартной погибели, которая непременно приведет к разнообразным философским, этическим и мед последствиям».

    Марк Клайн

    Соучредитель и технический директор предприятия X-Therma Inc, занимающейся совершенствованием технологий прохладного хранения стволовых клеток, тканей и органов.

    «Есть два разнообразных способа криогенной заморозки граждан. В рамках единого предлагается заморозка лишь головного мозга либо головы. Мысль состоит в том, что в этаком случае будет происходить заморозка наименьшего размера тканей, однако для вас получится (в теории) сохранить персона человека. За исключением тамошнего, такова процедура числится легче и обходится дешевле. Следует добавить, что заморозку тканей и сохранение связей меж клеточками мудрено именовать простейший процедурой. В рамках иного способа предлагается заморозка всего туловища, в надежде, что в один прекрасный момент, когда будут разработаны технологии для исцеления вашего летального болезни и неопасной разморозки, медики грядущего без неурядиц вас поновой поставят на бедра.

    В обоих вариантах вас ждет огромное количество сложностей. И, пожалуй, важнейшая из их – как только заледенить ткань без ее повреждения? Для предотвращения образования льда снутри тканей в процессе криоконсервации употребляются разнообразные растворы криопротекторных агентов. В то же время для заморозки ткани требуется пользование максимально малорослых температур (подле -196 градусов Цельсия), температур водянистого азота. Предотвращение образования льда при этакий температуре, в особенности в случае заморозки максимально немалого размера ткани – задачка архисложная. При образовании льда это же вещество как только ножик через масло режет клеточные взаимосвязи и повреждает сами клеточки.

    Альтернативный неувязкой является десикация: как вы помещаете свыше озвученные химикаты в орган либо клеточку, они них обезвоживают (для предотвращения образования льда), что в собственную очередь тоже повреждает как только сами клеточки, эдак и клеточные взаимосвязи. При этаких повреждениях нормализовать ткань становится почти нереально, так как клеточки и не владеют способностью восстановления связей опосля заморозки. Во всяком случае ученые наблюдают позарез малоэффективные результаты.

    Таким макаром пред нами имеется: электрохимическая неполадка – предотвращение образования льда; био – повреждение тканей и клеточных связей, также физическая неполадка – как только неопасно заледенить объемной орган и как только неопасно его разморозить без повреждений.

    Я думаю, что наиболее удобным потенциалом на фоне криоконсервации владеют технологии сбережения органов. Уже ныне сохранение органов (для пересадки) имеет критически значимое значение для медицины. За исключением тамошнего, это же еще легче, чем замораживать все тело. Благодаря технологиям сбережения органов вы сможете спасти неограниченное количество жизней уже ныне, а уж и не когда-нибудь в будущем».

    Ник Бостром

    Доктор Оксфордского вуза, директор Колледжа грядущего населения земли и приверженец трансгуманизма.

    «С технической точки зрения все это же кажется выполнимым. Заморозка (в частности витрификация либо пластификация) может применяться уже ныне (к примеру, при заморозке зародышей, — прим. ред.). Но возвращение к жизни может востребовать помощи со стороны искусственного сверхинтеллекта – он дозволит нормализовать клеточные повреждения, кои покажутся в итоге процесса заморозки».

    Деннис Ковальски

    Президент Колледжа крионики.

    «Правильным научным ответом на поставленный вопросец будет – мы и не знаем, так как никто и не знает, что будет в дальнейшем и какие технологии в нем будут в ходу. Но вот поэтому некие люди подписали соглашение об презервации собственных тел в водянистом азоте в надежде, что грядущие технологии и медицина сумеют решить этот вопросец.

    Сто годов назад перед началом возникновения систем искусственной вентиляции несложный, также дефибрилляции сердца люди тоже задумывались, что восстановить мертвого с тамошнего света – нереально. Новейшие технологии раскрывают новейшие способности. Может быть, технологии на основе ИИ будут способны восстанавливать ткани, покоробленные в итоге старения, заморозки и даже погибели. Закон увеличения скорости отдачи по Рэймонду Курцвейлу разговаривает об фолиант, что технологии развиваются экспоненциально. Это же означает, что вещи, кои рассматриваются ныне неосуществимыми, предстанут действительностью сквозь несколько десятилетий. Пример — мобильный смартфон в вашем кармашке, позволяющий для вас разговаривать с миром в режиме настоящего времени и приобретать доступ почти ко всем познаниям населения земли в хоть какое время. В минувшем схожее прибор именовалось бы кристальным шаром и рассматривалось в качестве мифа, фантастики. Ныне нам кажется, что крионика никчемна. Однако только время сумеет расставить все на свои места».

    Катал О’Коннел

    Исследователь 3D-биопечати и технологий биопроизводства лаборатории BioFab3D поликлиники Святого Винсента, Мельбурн, Австралия.

    «Все показывает на то, что это же нереально. Заморозка – это же критичный для живого организма процесс. Он останавливает процессы функционирования клеток. В особенности загубно это же сказывается на клеточки головного мозга. Этакие способности присутствуют ныне за пределами нашего осознания. К огорчению, все те самый, кто прошел функцию криозаморозки при сегодняшних разработках, ординарно перевоплотился в ледышки. Эти люди ни разу и не будут воскрешены.

    Крионика в собственном сегодняшнем состоянии все больше походит на религию, а уж и не на науку, лишь заместо божественной сути, ее последователи ложут собственную веру в технологический прогресс. Они веруют в то, что технологии грядущего сумеют возместить ужасные повреждения них организма, вызванные процедурами сегодняшних способов криоконсервации. Нет никаких доказательств тамошнего, что оживить в этаком случае организм будет может быть. Нет никаких колебаний, что первопроходцы и пропагандисты крионики уверены в ее эффективности, и веруют в нее как только в метод избежать гибель.

    Настоящая способность энных организмов (те самые тихоходки) выживать полную заморозку показывает на то, что у крионики в дальнейшем может иметься потенциал. Но развитие данной сферы востребует колоссальных инвестиций: млрд баксов, работы тыщ ученых, десятки лет исследований. Без точного разработанного замысла экономического стимулирования любых этих вложений эта сфера и не обнаружит. Как только разговаривает мой доктор: видение без финансирования – это же галлюцинация.

    Сами задумайтесь: только на разработку единого новенького действенного антибиотики умеют уйти десятки лет и несколько сотен миллионов баксов. Крионика – сфера еще труднее, чем фармацевтика. К тамошнему моменту как только мы сможем ее целиком разгадать, население земли, вероятнее всего, уже станет бессмертным».

    Ральф Меркл

    Директор Alcor Life Extension Foundation – мирового фаворита в сфере крионики.

    «Если твердить вкратце, почти все пациенты Alcor, скорее всего, будут возвращены к жизни в течение сего столетия.

    Спроси вы хоть какого человека в 1940 году — сумеет ли человек когда-нибудь полететь на Луну, то для вас бы ответили «нет». Если б вы спросили «почему», то ответом существовало бы: «потому что в космосе нет воздуха». Это же вправду научное, однако совсем ошибочное воззрение существовало обширно всераспространено посреди броских ученых тех пор и даже предстало предметом научной обвинительной статьи в газете New York Times в отношении южноамериканского ученого и единого из пионеров современной ракетной техники Роберта Годдарда, имевшего другое мнение. Наверное ученые начала 20-го века забрали бы свои слова обратно выясни, что запущенный 17 июля 1969 года галлактический аппарат «Аполлон-11» сквозь недельку высадился на поверхность Луны.

    Обсуждение и подготовка к галлактическому полету на Луну продолжались десятилетиями перед началом фактического действия. Аналогично этому в мед кругах несколько десятков лет ведутся дискуссии об способности в дальнейшем «воскрешения» замороженных пациентов, имеющих и не совместимые с жизнью болезни. И эти догадки а также основаны на научных достижениях и оценках возможных способностей технологий грядущего.

    Невзирая на то, что почти все как и раньше скептически настроены в отношении крионики, очевидное отсутствие каких-то на техническом уровне обоснованных аргументов против данной технологии становится с каждым разом все наиболее и поболее банальным. Пока что структуры в головном мозге, кодирующие наши впечатления и персона и не повреждены перед началом этакий степени, при котором них будет нереально нормализовать перед началом многофункционального состояния, вас нельзя именовать мертвым. Полностью явно, что соответствовать этакому информационно-теоретическому определению погибели еще труднее, чем юридическому и мед, потому и бытует вера в то, что криосохраненные пациенты на деле и не мертвы».

    Майкл Хендрикс

    Коллега Канадской исследовательской кафедры нейробиологии и поведения, доцент кафедры биологии Вуза Макгилла, написавший статью «Лженаука криогеника» для журнальчика MIT Technology Review.

    «Если идет речь об людях, чей головной мозг, голова либо целые туловища подверглись криогенной презервации уже опосля них погибели (и идет речь об сегодняшнем уровне технологий), то в этаком случае них ни разу и не получится восстановить к жизни. Они мертвы и останутся нежизнеспособными навечно. Покажется ли когда-нибудь вероятность сохранить мертвого человека (либо головной мозг мертвого человека) таким макаром, дабы он в дальнейшем был воскрешен? Уверен, что нет. Покажется ли когда-нибудь вероятность «приостановить жизнь» человека при помощи крионики на какое-то время? Практически наверняка. Как длительно? Нереально ответить. Будет ли может быть «загрузить», «переместить» чье-то сознание в цифровую форму? Нет. Сознание – это же не попросту вещь, это же целый комплекс сложноватых действий, происходящих в головном мозге. В теории вы сможете сделать цифровую симуляцию сознания человека при живом либо мертвом оригинале, однако это же будет и не человек. Человек – это же комплекс сложноватых физических систем, а уж и не компьютерная абстракция.

    Можно ли будет когда-нибудь сделать симуляцию либо цифровую копию погибшего человека на базе собранной инфы об его головном мозге? На теоретическом уровне это же может быть, однако это же так далековато от наших сегодняшних технологий (как только в биологии, эдак и в вычислительных сферах), что хоть какой, кто намерено вас в этом уверить, вероятнее всего, намерено на вас ординарно заработать. Вера в то, что на теоретическом уровне вероятные концепты когда-то предстанут технологически выполнимыми на практике ежели мы ординарно максимально сего захотим – это же ординарно воображаемое выполнение желания.

    Взгляните на мир вокруг. Единственная нужная вещь, которую мы как и раньше можем предпринять для грядущих поколений – это же и не лезть в них отношения. Давайте и не будет заниматься тем самым, чем придется опосля нас по причине нашего эгоизма и алчности заниматься иным на фоне собственных своих неурядиц. Мы и не обязаны принуждать них отвечать за хранение и воскрешение наших замороженных тел».

    Мэтью Гибсон

    Доктор химии Уорикской клинической школы, чья команда обследует новейшие криоптротекторные агенты для сохранения био тканей.

    «В базе технологии криоконсервации клеток покоится огромнейший комплект базовых и мед качеств. Это же как только с пищей. Мы и не можем бросить пищу при комнатной температуре и быть уверенными в фолиант, что ее молекулы будут все время свежайшими и доделанными к употреблению. Потому для сохранения пищи (как только и клеток) мы используем холодильники.

    Успешное сохранение клеток просит пользования, а уж потом и извлечения криопротекторов, также соблюдения четкого контроля скорости заморозки и разморозки. В минимальных размерах (ежели речь об клеточках) это же возможно ординарно, однако держать под контролем это же все становится еще труднее с повышением размера, что и происходит в случае с криозаморозкой человека. Мы обязаны держать в голове, что человек состоит из колоссального цифры клеток, связанных меж собой. И все эти взаимосвязи нужно сохранить, ежели мы желаем сохранить жизнеспособность ткани, в особенности когда идет речь об этаких сложноватых органах, как только головной мозг.

    Конечно же хотелось бы мыслить, что ежели можно без неурядиц заледенить некий размер ткани и несколько клеток, то и с заморозкой целого человека никаких неурядиц и не будет. К огорчению, этакое воззрение целиком неверно. Никто и не может предсказать, какие технологии покажутся в дальнейшем, однако я и не вижу, как только это же будет может быть. А уж заявления об фолиант, что нанотехнологии «позволят все объединить обратно» — покоробленные части клеток, головного мозга и туловища – сейчас и не согласуются с научной реальностью».

    Саймон Вудс

    Профессионал в биоэтике, Ньюкаслский вуз.

    «Во-первых, я считаю, что хоть какой криопрезервированный труп либо головной мозг человека, погибшего от неизлечимой заболевания имеет нулевые шансы фуррора на возвращение к жизни, так как человек уже мертв. Возвращение этих трупов к жизни востребует множества научных открытий, далековато выходящих за рамки наших сегодняшних способностей и даже элементарного осознания: размораживание сложноватых тканей и систем органов перед началом многофункционального состояния, применение регенеративных технологий для восстановления покоробленных тканей, выздоровление летальных заболеваний, кои кокнули сего пациента и наконец воскрешение. Любая из этих технологий получается за рамки наших сегодняшних способностей (и учтите, что в большинстве терминов гибель рассматривается необратимым состоянием).

    Что можно анализировать в качестве способности, эдак это же криоконсервацию живого человека, и не имеющего летальной заболевания в крайней стадии. В том случае для криопрезервации может применяться способ эвтаназии. Однако крайняя в собственную очередь может столкнуться со огромным количеством этических и юридических вопросцев и барьеров, в особенности ежели человек был болен и не летально. В большинстве юрисдикций эвтаназия может применяться лишь при неизлечимом заболевании в крайней стадии.

    Я предположу, что этакий способ может употребляться при освоении глубочайшего космоса, когда человек будет «засыпать» на долгое время при максимально долговременных полетах и «пробуждаться» по прибытию в подходящую точку предназначения. Хотя, в этом случае криоконсервация будет и не топовым выбором, по последней мере, с внедрением сегодняшних технологий, так как заданный способ повреждает клеточки и клеточные взаимосвязи. Для способности пользования сего способа будет нужно его значительное развитие.

    Ежели затронуть наиболее машистые социальные трудности, то хотелось бы осознать, какой же статус человек будет занимать в дальнейшем обществе опосля собственной разморозки спустя несколько сотен лет криоконсервации. Ведь он проснется вконец один. Без друзей, живых родственников, как только выживший опосля крушения на безизвестном острове».

    Обсудить воззрения профессионалов, также поделиться собственными идеями можно не совсем только в комментах, да и в нашем Telegram-чате.