Мы все гораздо и не знаем, как резво расширяется Вселенная

    В один прекрасный момент мы нашли, что Вселенная расширяется. После чего последующим научным этапом предстало обусловить скорость либо темп сего расширения. Прошло все больше 80 лет, однако мы до сего времени и не условились благодаря чему вопросцу. Смотря на наикрупнейшие галлактические масштабы и изучая старейшие сигналы — послесвечение Немалого Взрыва и крупномасштабные корреляции галактик — мы получили одно число: 67 киллометрах/с/Мпк.

    Однако смотря на отдельные суперзвезды, галактики, сверхновые и остальные прямые указатели, мы приобретаем альтернативное число: 74 киллометрах/с/Мпк. Неопределенности максимально маленькие: ±1 к первому числу и ±2 ко второму числу, и останется статистический шанс все меньше 0,1%, что эти цифры удастся примирить вместе. Это же противоречие обязано существовало разрешиться уже издавна, однако упрямо придерживается с того времени, как только в первый раз существовало найдено расширение Вселенной.

    В 1923 году Эдвин Хаббл употреблял наибольший во всем мире телескоп, дабы выискать новейшие суперзвезды в остальных галактиках. Наверняка, и не стоило бы твердить «галактики», так как тогда-то население земли и не существовало уверено в небесных спиралях. Изучая крупнейшую из их — M31, сейчас знаменитую как только Туманность Андромеды — он заметил первую, а уж потом вторую и третью новейшую. Однако четвертая возникла в фолиант же месте, что и первая, а уж это же существовало нереально, так как новейшие перезаряжаются столетиями либо все больше. Его новенькая возникла все меньше чем за недельку. Волнуясь, Хаббл зачеркнул первую «N», которую написал, и поверх записал «VAR!». Он осознал, что это же переменчивая кинозвезда (variable), и с того времени возникла физика переменчивых кинозвезд. Хабблу удалось подсчитать расстояние перед началом Андромеды. Он проявил, что она существовала определенно за пределами Млечного Пути и является, явно, галактикой. Это же существовало самое великолепное наблюдение единственной суперзвезды в истории астрономии.

    Уникальная пластина Эдвина Хаббла, раскрывающая переменчивую природу суперзвезды в Андромеде.

    Хаббл продолжил собственную работу, следя за переменчивыми звездами в почти всех спиральных галактиках. Вместе с них сдвинутыми спектральными линиями, он предстал замечать, что чем далее галактика, тем самым скорее она удаляется от нас. Он не совсем только открыл этот закон — узнаваемый как только закон Хаббла — он был первым, кто измерил скорость расширения: параметр Хаббла. Приобретенное им же число существовало, вобщем, наибольшим. Максимально наибольшим. Так наибольшим, что если б оно существовало верным, из него следовало бы, что Объемной Взрыв произошел всего два млрд годов назад. Явно, никто бы этому и не поверил, так как у нас имеются геологические свидетельства тамошнего, что одной лишь Планете земля все больше четверых млрд лет.

    Композитное изображение западного полушария Почвы возрастом в 4 с излишним млрд лет.

    В 1943 году астролог Вальтер Бааде пристально следил за переменчивыми звездами за пределами Млечного Пути и заприметил нечто неописуемо значимое: и не все переменчивые цефеиды — тот тип, который Хаббл употреблял для распознавания расширения Вселенной — ведут себя идиентично. Заместо сего них существовало два различных класса. И неожиданно оказалось, что регулярная Хаббла существовала совсем и не этакий объемной, как только решил Хаббл.

    Измерения переменчивых кинозвезд Вальтера Бааде в Андромеде были важным подтверждением существования двух отдельных населений цефеид и дозволили свести параметр Хаббла к наиболее осмысленной величине.

    Заместо сего, Вселенная расширялась медлительнее, а уж означает, ей же требовалось все больше времени, дабы достигнуть сегодняшнего состояния. В первый раз Вселенная затмила Планету земля по возрасту, и это же существовало оптимальным знаком. С течением времени, последующие уточнения нарастали, а уж показатель Хаббла мал-помалу снижался, тогда-то как только возраст Вселенной продолжал возрастать. В конечном счете, возраст даже самых древних кинозвезд утоп в возрасте Вселенной.

    Как только изменялись оценки параметра Хаббла с течением времени.

    На этом история и не завершается. Понимаете, посему галлактический телескоп Хаббла окрестили конкретно эдак? И не так как его окрестили в честь Эдвина Хаббла, который нашел, что Вселенная расширяется. Быстрее, так как его главный миссией существовало измерение параметра Хаббла, либо скорости, с которой расширяется Вселенная. Перед началом пуска телескопа в 1990 году, существовало два лагеря, выступающих за совсем различные Вселенные: один под лидерством Аллана Сендиджа и Вселенной со скоростью расширения в 50 киллометрах/с/Мпк и возрастом в 16 млрд лет; альтернативный под лидерством Жерара де Вокулера и Вселенной с темпом расширения в 100 киллометрах/с/Мпк и возрастом под 10 млрд лет. Два этих лагеря были убеждены, что обратные лагеря совершают периодические ошибки в собственных измерениях, и что нет посредственного случая. Первостепенной научной целью галлактического телескопа Хаббла существовало измерение скорости расширения раз и навечно.

    И он ее достигнул. 72 ± 8 киллометрах/с/Мпк существовало финишным результатом проекта. Сейчас ошибки либо погрешности гораздо все меньше, равно как только и напряжение меж двумя разнообразными способами. Ежели взглянуть на Вселенную на наибольших масштабах, на флуктуации галлактического микроволнового фона и барионные акустические колебания в кластеризации галактик, вы получите число гораздо меньше: 67 киллометрах/с/Мпк. Это же и не самый подходящий итог, однако наиболее высоченные значения полностью вероятны.

    Ежели посмотреть на прямые измерения отдельных кинозвезд в нашей галактике, а уж потом на те самые классы кинозвезд в остальных галактиках, а уж потом на сверхновые сверх тамошнего, вы получите большее значение: 74 киллометрах/с/Мпк. Однако периодическая ошибка в измерениях ближайших кинозвезд, даже ошибка в несколько процентов, могла бы значительно понизить это же число даже перед началом самого малорослого значения из предложенных. По мере тамошнего, как только миссия EКА Gaia продолжает осуществлять измерения параллакса с беспримерной точностью млрд кинозвезд в нашей галактике, это же напряжение может разрешиться само по себе.

    Сейчас мы знаем скорость расширения Хаббла достаточно определенно, и два различных способа ее извлечения, похоже, предлагают противоречивые значения. Прямо ныне протекает огромное количество разнообразных измерений, каждый лагерь пробует обосновать собственную правоту и определить ошибки иного. И ежели история нас чему-либо обучила, можно сообщить, что мы, во-первых, узнаем чего-нибудть новое и любознательное об природе нашей Вселенной, когда этот вопросец разрешится, а уж во-вторых, этот спор на тематику скорости расширения очевидно и не будет крайним.