На Гавайях начинается возведение самого передового телескопа во всем мире

    Недавно на Гавайях существовало разрешено возведение Тридцатиметрового телескопа (TMT), которому предначертано быть самым передовым и сильным оптическим телескопом во всем мире. Возведение обязано начаться в финале сего года. При помощи TMT мы сможем заглянуть в космос далее, чем когда-либо.

    На Гавайях начинается возведение самого передового телескопа в мире

    Работа над Тридцатиметровым телескопом, нареченным эдак за его 30-метровое первостепенное зеркало — втрое все больше в поперечнике, чем самый большой из имеющихся телескопов — начнется на верхушке дремлющего вулкана Мауна-Кеа на Гавайях. Научные операции TMT начнет в 2022 году.

    Исследователи из института Калифорнийского вуза в Лос-Анджелесе (UCLA) будут играться изрядную участие в развитии и пользовании TMT. При помощи сего телескопа астрологи сумеют учить суперзвезды и альтернативные объекты по всей Солнечной системе, Млечному пути и примыкающим галактикам, также галактикам на самом краешку наблюдаемой Вселенной, рядом с началом времен.

    Проект предстал результатом сотрудничества меж институтами в США, Канаде, Китае, Индии и Японии — основное финансирование обеспечивает Фонд Гордона и Бетти Мур.

    «UCLA играется ведомую участие в замысле науки в этом монументальном интернациональном проекте», — разговаривает Андреа Гез, доктор физики и астрономии в UCLA.

    Гез существовала в научно-консультативном комитете TMT с момента первого его заседания 14 годов назад.

    «Одна из обстоятельств, по которым мы желаем выстроить TMT, — это погружение в самые фундаментальные разработки нашей Вселенной, — разговаривает она. — Совершенно неописуемо представлять то, чему TMT обучит нас».

    Проектирование передовых инструментов для TMT

    На Гавайях начинается возведение самого передового телескопа в мире

    Тридцатиметровый телескоп очами художника

    Доктор астрономии UCLA Джеймс Ларкин — один из нескольких, кто в экстазе от потенциала TMT. Он является первостепенным разрабом техники инфракрасной спектрографии (IRIS), единого из трех научных устройств, кои будут уже готовы для пользования, когда TMT начнет ишачить.

    «IRIS — это же визуализирующий спектрограф, который идеальнее всего обрисовать как только фотокамеру, которая выполняет маленькие изображения на 2000 различных длинах волн сразу, — разговаривает Ларкин. — Или его можно предположить как только спектрограф, который выполняет снимок 10 000 смежных спектров конкретной прямоугольной области неба».

    Устройство будет в силах выполнять снимки втрое чище, чем те самый, что можно выполнять на двух сильных телескопах Кека на Мауна-Кеа, и во не мало раз чище, чем те самый, что мог выполнять галлактический телескоп Хаббл. IRIS сумеет созидать планетки, кои формируются, однако часто очень мерклые, дабы них можно существовало узреть маленькими телескопами. И это же будет лишь один из трех инструментов TMT, кои сумеют прирастить изображения перед началом теоретического предела дифракции.

    «Исследование Вселенной с этаким беспримерным разрешением и чувствительностью значит, что мы будем удивлены собственным находкам. IRIS может делать обширный диапазон задач, от хим анализа поверхностей лун Галлактики вроде Титана и Европы перед началом наблюдения за эволюцией галактик в течение 13 млрд лет и поиска первых кинозвезд в юной Вселенной».

    С самой чувствительной спектроскопией, дающей доступ ко всему ближнему инфракрасному диапазону, IRIS сумеет предоставить первое реальное осознание физической природы этих молодых галактик, главный цели научные исследования в космологии и астрофизике.

    TMT подарит астрологам вероятность созидать не совсем только мерклые объекты, да и в неплохом разрешении и детализации.

    «Оба этих атрибута имеют решающее значение для многих приграничных областей современной астрофизики, от научные исследования ближайших экзопланетарных систем перед началом зондирования более удаленных объектов во Вселенной. TMT — конкретно тот подходящий научный инструмент, который станет немаловажным дополнением ко всем объектам в собственной сфере, вроде телескопа Джеймса Уэбба».

    В 1989 году, сначала эры двойки телескопов Кека — в полноценное время огромнейших во всем мире оптических и инфракрасных телескопов — UCLA сделал собственную лаборатории инфракрасной астрофизики для разработки самых передовых инструментов. Все четверо из действующих инфракрасных фотокамер и спектрометров на телескопах Кека были возведены с ролью Калифорнийского вуза. Ожидается, что он воспримет аналогичное роль и в разработке TMT.

    Об телескопе, который втрое все больше и в девять раз сильнее в замысле сбора света, чем телескопы Кека, заговорили гораздо 15 годов назад. За исключением IRIS, альтернативный предложенный для TMT инструмент, инфракрасный многощелевой спектрометр (IRMS), будет практически четкой копией удачного инструмента MOSFIRE, действующего на обсерватории Кека в 2012 году.

    Делая самые точные и чувствительные снимки в ближайшем инфракрасном диапазоне, TMT и IRIS сумеют отобразить Вселенную заного, исследуя все: от миниатюрных планет на орбите Плутона перед началом самых дальних галактик, какими они были издревле.

    Решение тайн темных дыр с TMT

    Андреа Гез из UCLA, ведущая разработку проекта Galactic Center, разговаривает, что ее изучение пойдет изрядно проще с Тридцатиметровым телескопом.

    Гез и ее коллеги нашли сверхмассивную темную прореху посередине Млечного Пути с толпой приблизительно в 4 миллиона наших солнц. Эти таинственные и интригующие темные прорехи, кои были предсказаны в рамках эйнштейновской общей теории относительности, являются практичными лабораториями для исследования физики в экстремальных критериях.

    TMT будет измерять и картографировать орбиты наиболее мерклых кинозвезд, закадычных к нашей темной прорехе, расширяя наши познания об физике базовой проверкой теории Эйнштейна. Так как суперзвезды в непринужденной близости от темной прорехи будут подвергаться воздействию присутствующей либо отсутствующей черной материи, них орбиты значительно ограничат нашу текущую фотомодель черной материи, которая занимает центральное пространство в нашем осознании формирования галактик.

    TMT а также расширит наши способности измерения четкой массы темных дыр в наиболее дальних галактиках и маломассивных галактиках, кои «питают» темные прорехи.

    Раскрывая подробности об астральных населениях в примыкающих галактиках, TMT и IRIS будут конкретно обследовать формирование близкорасположенных астральных систем в нашем Млечном Пути. Так как существуют вероятность измерить рассредотачивание массы кинозвезд в различных критериях и различных галактиках, IRIS впрямую поможет ученым познать, образуются ли суперзвезды по-разному в различных критериях.

    В далекой части Вселенной вероятность учить и выполнять снимки внутренней работы молодых галактик при помощи IRIS предположит собой большой прорыв в исследовании формирования галактик в течение выдающегося пикового периода звездообразования.