Падение ацтеков связали со вспышкой сальмонеллы

    ДНК микробы возрастом 500 лет предстало прямым указанием на эпидемию — одну из самых смертоносных для граждан — которая разразилась опосля испанского завоевания. Изучение продемонстрировало, что одна из самых ужасных эпидемий в истории населения земли, чума шестнадцатого века, разрушившая коренное население Мексики, могла быть вызвана летальной формой сальмонеллы из Европы.

    В одном изучении ученые пишут, что вернули ДНК пищеварительной микробы из погребений в Мексике, связанную с эпидемией 1540-х годов, которая загубила перед началом 80% коренных обитателей государства. Выводы ученых были размещены на сервере bioRxiv в форме препринта.

    Это же генетическое свидетельство возможно первым, указывающим на возбудителя, который привел к смерти нации ацтеков, разговаривает Ханнес Шредер, исследователь древнейшей ДНК в Музее естественной истории Дании в Копенгагене, и не принимавший роли в работе. «Это максимально кульное исследование», разговаривает он.

    Трупы и канавы

    В 1519 году, когда силы во главе с испанским конкистадором Эрнандо Кортесом прибыли в Мексику, коренное население оценивалось в 25 миллионов человек. Столетием спустя, опосля победы испанцев и серии эпидемий, это же число сократилось перед началом 1 миллиона.

    Наибольшая из этих вспышек болезней существовала знаменита как только коколицтли (от слова «мор» в науатле, языке ацтеков). Две больших коколицтли имели пространство в 1545 и 1576 году и загубили от 7 перед началом 18 миллионов человек, проживающих в горных районах Мексики.

    «В городах и минимальных, и больших, были вырыты заглавные канавы, и утром перед началом захода солнца священники ординарно коллекционировали трупы и сбрасывали них в канавы», помечал францисканский историк, который был очевидцем вспышки в 1576 году.

    Об причине коколицтли существовало понятно малое — предлагались этакие вариации, как только корь, оспа и тиф. В 2002 году ученые из Государственного автономного вуза Мексики (UNAM) в Мехико предложили в качестве случая вирусную геморрагическую лихорадку, усугубленную трагической засухой. Они сравнили величину вспышки 1545 года с «черной смертью», которая неистовствовала в четырнадцатом веке в Европе.

    Бактериальная геномика

    В попытке разрешить этот вопросец, ученые во главе с эволюционным генетиком Иоганном Краузе из Колледжа Макса Планка в Йене, Германия, экстрагировали и секвенировали ДНК из зубов 29 человек, захороненных в горной территории Оаксакан на юге Мексики. Все, за исключением пяти, были сопряжены с коколицтли, которая, по воззрению ученых, длилась с 1545 по 1550 год.

    Древнейшие бактериальные ДНК, приобретенные из пары человек, соответствовали микробы сальмонеллы (на базе сопоставления с базой заданных наиболее чем 2700 современных бактериальных геномов).

    Предстоящее секвенирование маленьких, покоробленных фрагментов ДНК из этих останков дозволило ученым реконструировать два генома штамма Salmonella enterica, выдающегося сейчас как только паратиф C. Сейчас эта бацилла вызывает брюшной тиф, который проявляется по наибольшей части в развивающихся странах. Ежели его и не вылечивать, 10-15% зараженных граждан гибнут. Полностью явно, посему эта бацилла могла вызвать эпидемию, разговаривает Шредер. Она подступает. Однако Мария Авилья-Аркос, эволюционный генетик из UNAM, эдак и не полагает. Она помечает, что, по воззрению энных граждан, коколицтли существовала вызвана вирусом, а уж вирус и не укладывался в способы поиска первой команды.

    Вопросец происхождения

    Предложение Краузе и его коллег посодействовало провести очередное изучение, которое возникло на bioRxiv на минувшей недельке и подлило масла в огнь способности перемещения сальмонеллы паратифа С в Мексику из Европы.

    Команда ученых под управлением Марка Ахтмана, биолога из Вуза Уорвика в Ковентри, Англия, собрала и секвенировала геном бактериального штамма из останков малолетний дамы, погребенной подле 1200 года в Тронхейме, Норвегия. Это же самые ранешние свидетельства проявления сейчас редчайшего штамма сальмонеллы, доказывающие то, что он циркулировал по Европе. Обе команды пока что отказались комментировать свои научные исследования, так как они были представлены в рецензируемом журнальчике.

    «На самом деле, мы жаждили бы мы взглянуть на оба штамма вместе», разговаривает Хендрик Пойнар, эволюционный биолог из Вуза Макмастера в Гамильтоне, Канада. И ежели получится собрать наиболее древнейшие геномы в Европе и Америках, можно будет поставить точку в вопросце тамошнего, пришел ли летально небезопасный патогенный микроб (к примеру, сальмонелла) в Новейший Свет из Европы.

    Существование сальмонеллы паратифа С в Норвегии за 300 лет перед началом ее возникновения в Мексике и не обосновывает, что европейцы распространили брюшной тиф посреди коренных мексиканцев, разговаривает Шредер, однако эта догадка имеет право на жизнь. Маленький процент граждан, инфицированных сальмонеллой паратифа С, переносит эту бациллу, и не заболевая, потому полностью здоровенные с виду испанцы могли заразить мексиканцев, которым и не хватало природной резистентности.

    Паратиф С передается сквозь фекалии, и коллапс публичного порядка во время испанского завоевания мог привести к неполноценным санитарным условиям, кои стали практичными для вспышки сальмонеллы, помечают Краузе и его коллеги.

    Изучение Краузе дает замысел для выявления патогенных микробов в старинных очагах, разговаривает Шредер. Его собственная команда планирует находить древнейшие патогены в карибских пространствах захоронения, кои умеют быть сопряжены с чертовскими вспышками и были сделаны опосля прибытия европейцев.