По уму вороны и не уступают шимпанзе

    Вороны, галки и альтернативные представители семейства врановых, может быть, скоро принудят нас по-другому принимать высказывание «птичьи мозги». В задачах на сообразительность они показывают и не наименьшие успехи, чем шимпанзе. Об этаких выводах докладывает работа, размещенная не так давно в журнальчике Английского царского сообщества.

    По уму вороны и не уступают шимпанзе

    Ученым издавна понятно, что объем головного мозга сам по самому себе и не является показателем ума. Новенькая работа, проведенная интернациональной группой исследователей, подтвердила, что ум в изрядной степени определяется структурой головного мозга и количеством содержащихся в нем нейронов.

    В процессе научные исследования птицы проходи тест «цилиндр», который ранее употреблялся для выяснения умственных возможностей разнообразных сортов приматов. В опыте учавствовали пять воронов, десять галок и десять новокаледонских ворон. Ученые помещали пищевую приманку вовнутрь прозрачной трубки и следили за воздействиями птицы: догадается ли она добраться перед началом еды с торца трубки либо будет бесплодно лупить клювом в ее стену.

    На первых парах птиц учили добывать еду, помещая приманку вовнутрь непрозрачной трубки. После чего эксперимент был повторен с прозрачным цилиндром. С задачкой навели справку все без исключения вороны, 97% ворон и 92% галок.

    «Наше изучение обосновало, что врановые в опыте с цилиндром проявляют и не наименьшие умственные навыки, чем человекообразные обезьяны», — заявил в интервью «Хаффингтон Пост» участник научные исследования Кэн Кабедайа (Can Kabadayi).

    Ученые сделали вывод, что врановые и большие приматы имеют сходные фундаментальные когнитивные механизмы.

    О уме врановых понятно уже издавна. Проявления них интеллектуальных возможностей многообразны: от трудного общественного поведения перед началом определения лиц. За исключением тамошнего, у этих птиц хорошая память. Знамениты случаи, когда вороны прятали еду в 200 различных пространствах и помнили каждое из их.

    Невзирая на достойные внимания результаты работы, посторонние специалисты остерегают от очень буквального них толкования.

    «Думаю, это же изучение продвигает нас в осознании когнитивных действий у птиц. Но по результатам данной работы я бы и не предстал выполнять далековато идущих выводов. Более немаловажным представляется то, что врановые способны предпринимать задачки и не ужаснее приматов, и не владея причем руками и наибольшим мозгом», — заявил целитель Кевин Макгоуэн из Корнелльской орнитологической лаборатории.

    Соглашаясь с ним, Кабедайа помечает, что нужны добавочные научные исследования, кои прояснят взаимосвязь меж когнитивными возможностями и структурой птичьего головного мозга.