Посему ИИ до сего времени и не обуял переводом языков в совершенстве?

    В мифе про Вавилонскую башню люди замыслили выстроить башню-город, которая дотянулась бы перед началом небес. Тогда и Автор осознал, что ничто все больше и не будет сдерживать граждан и возомнят они об самому себе невесть что. Тогда-то Бог сделал различные языки, дабы помешать людям и дабы они все больше и не могли с легкостью ишачить сообща. В наше время, благодаря технологиям, мы чувствуем беспримерную связанность. Но мы все гораздо живем в тени Вавилонской башни. Язык останется барьером в бизнесе и маркетинге. Невзирая на то, что технологические приспособления умеют не сложно и резво сливаться, люди из различных элементов мира часто и не умеют.

    Бюро переводов пробуют успевать: проделывают презентации, договоры, аннотации по аутсорсингу и маркетинговые объявления для любых желающих. Некие агентства а также дают эдак именуемую “локализацию”. К примеру, ежели корпорация получается на базар в Квебеке, ей же востребована реклама на квебекском французском, а уж и не на европейском французском языке. Предприятия умеют всерьез пострадать по причине неверного перевода.

    Глобальные базары ожидают, однако языковой перевод силами искусственного ума гораздо и не уже готов, невзирая на недавнешние заслуги в области обработки естественного языка и анализа настроений. У ИИ как и раньше появляются проблемыпрепядствия с обработкой запросов даже на одном языке, и не говоря уж про перевод. В ноябре 2016 года Гугл добавила нейронную паутину в собственный переводчик. Однако некие ее переводы как и раньше социально и грамматически странноватые. Посему?

    «К чести Гугл, корпорация внедрила достаточно не мало улучшений, кои возникли практически за одну ночь. Однако я и не особо них использую. Язык — это же трудно», разговаривает Майкл Хаусман, первостепенный научный коллега по исследованиям в RapportBoost.AI и педагог Singularity University.

    Он поясняет, что безупречный сценарий для машинного обучения и искусственного ума будет заключаться в фиксированных правилах и точных условиях фуррора либо беды. Шахматы — тривиальный пример, а уж наряду с ними и го. Персональный компьютер максимально резво обуял этими играми, так как руководила них отчетливые и точные, а уж комплект ходов ограничен.

    «Язык же — почти прямо обратный. И не бытует точных и сверенных правил. Разговор может идти в нескончаемом числе различных направлений. И для вас, конечно же, надобны а также помеченные заданные. Для вас надо твердить машинке, что она выполняет адекватно, а уж что нет».

    Хаусман пометил, что обозначить в языке информационные ярлычки важно мудрено. «Два переводчика и не умеют условиться об корректности перевода», разговаривает он. «Язык — это же Одичавший Запад исходя из убеждений данных».

    Технологии Гугл ныне способны осознавать предложения полностью, и не пытаясь переводить отдельные слова. Однако глюки все равно случаются. Йорг Майфуд, доцент кафедры испанского языка, профессионал по латинской литературе в Институте Джексонвилль поясняет, посему четкие переводы пока что и не даются искусственному уму:

    «Проблема в фолиант, что осознавать предложение полностью пока что недостаточно. Эдак же, как только значение отдельного слова находится в зависимости от прочий части предложения (по наибольшей части в англоязычном языке), значение предложения находится в зависимости от прочий части параграфа и текста в целом, а уж значение текста находится в зависимости от культуры, целей говорящего и остального. Сарказм и драматичность, к примеру, имеют смысл исключительно в широченном контексте. Идиомы а также умеют быть проблемными для автоматического перевода».

    «Перевод Гугл — отличный инструмент, ежели вы используете его как только инструмент, другими словами и не пытаясь поменять людское обучение либо понимание», разговаривает он. «Несколько месяцев обратно я пошел брать дрель в Home Depot и прочел надпись под машинкой: «Saw machine». (Машинная попивала). Ниже был испанский перевод ‘La maquina vio,’ что значит “Машина это же видела”. “Saw” перевели и не как только существительное, как глагол прошлого времени».

    Целитель Майфуд остерегает: «Мы обязаны аристократию об хрупкости этакий интерпретации. Так как переводить — это же по большому счету интерпретировать, не попросту идею, да и ощущение. Людские ощущения и идеи, кои умеют осознать лишь люди — а время от времени даже мы, люди, и не можем осознать остальных людей».

    Он пометил, что культура, пол и даже возраст умеют производить препятствия для сего осознания, а уж чрезмерная зависимость от технологий ведет к нашему культурному и политическому упадку. Целитель Майфуд упомянул, что аргентинский писатель Хулио Кортасар называл словари “кладбищами”. Автоматизированные переводчики можно существовало бы именовать “зомби”.

    Эрик Камбриа, академик, изучающий ИИ, и доктор Технологического вуза Наньянга в Сингапуре, занимается по наибольшей части обработкой естественного языка, которая покоится в базе переводчиков на базе ИИ. Как только и целитель Майфуд, он лицезреет сложность и сопряженные опасности в этом направлении. «Существует сильно много вещей, кои мы делаем несознательно, когда читаем текст». Прочтение просит исполнения огромного количества несвязанных задач, кои и не под силу полуавтоматическим переводчикам.

    «Самая объемная неполадка машинного перевода на сегодняшний день заключается в том, что мы склонны перебегать от синтаксической формы предложения на языке ввода к синтаксической форме сего предложения на мотивированном языке. Мы, люди, эдак и не делаем. Мы первым делом расшифровываем значение предложения на входном языке, а уж потом кодируем это же значение на мотивированном языке».

    За исключением тамошнего, есть культурные опасности, связанные с этими переводами. Целитель Рамеш Шринивасан, директор Лаборатории цифровых культур в Калифорнийском университете  в Лос-Анджелесе, разговаривает, что новейшие технологические инструменты время от времени отражают лежащие в базе предубеждения.

    «Должно быть два параметра, кои формулируют, как только мы проектируем “интеллектуальные системы”. Один — это же приоритеты и, можно эдак сообщить, предубеждения тамошнего, кто образовывает системы. Второе — это же мир, в каком система будет обучаться. Ежели вы создаете системы ИИ, кои отражают предубеждения собственного автора и машистого мира, время от времени бывают очень внушительные провалы».

    Целитель Шриванисан разговаривает, что инструменты перевода обязаны быть прозрачными в отношении способностей и ограничений. «Видите ли, мысль тамошнего, что одна система может взять языки (кои максимально многообразны семантически и синтаксически) и сплотить них либо в некий мере обобщить, или вообщем предпринять одним целым, это же нелепо».

    Мэри Кокран, кофаундер Launching Labs Marketing, лицезреет коммерческий потенциал увеличения. Она пометила, что перечни на онлайн-рынках вроде Amazon можно в теории автоматизированно переводить и улучшить для покупателей в остальных странах.

    «Я считаю, что мы ныне задели только вершины айсберга, эдак сообщить, касательно тамошнего, что ИИ в состоянии сделать с маркетингом. И с усовершенствованным переводом и глобализацией по всему миру ИИ и не может и не привести к взрывному росту рынка».