Посему во всем мире настолько не мало сортов насекомых, однако граждан — не достаточно?

    Смотря на окружающий мир, вы ни разу и не думали, посему в энных группах организмов огромное количество сортов, а уж в остальных вконец, казалось бы, нет? Взять, например, насекомых — живых созданий, кои эволюционировали порядка 480 миллионов годов назад. Во различных средах обитания размножаются и плодятся порядка 6 миллионов сортов насекомых. Изумительно, вобщем, что они эдак оптимально не адаптировались к морской среде.

    Посему во всем мире настолько не мало сортов насекомых, однако граждан — не достаточно?

    Сравните насекомых с Methanopyri из королевства архей, которых бытует всего только один общий вид (Methanopyrus kandleri), который эволюционировал порядка 4 млрд годов назад. Эта умопомрачительная бацилла существовала обнаружена жив на краешку «кастрюли с кипятком» в неописуемых критериях: 81-110 градусов по Цельсию, высочайшая концентрация диоксида углерода, глубина 2000 погонных метров в Калифорнийском заливе.

    Посему одни группы включают крупное число сортов, а уж альтернативные нет — этот вопросец издавна беспокоит биологов. Примитивным разъяснением возможно геологический возраст: старшие группы организмов наиболее многообразны, так как у их ординарно существовало все больше времени, дабы насобирать крупное число сортов.

    Лишь вот факт останется фактом: и относительно молоденькие группы сортов изумительно многообразны; и, напротив, некие облики — как только Methanopyri — максимально древнейшие, однако немногочисленны.

    Новое изучение Джошуа Сколла и Джона Винса, опубликованное в Трудах Царского сообщества B, дает свежайший взор на старенькую неурядицу. Они в первый раз исследовали темпы образования новеньких сортов на всем древе жизни, а уж не совсем только подмножество организмов, которому прежде уделяли все больше внимания.

    Им же удалось выявить любознательные и умопомрачительные закономерности, кои могли бы отобразить обилие сортов с новейшей стороны.

    Пока что писалась история жизни, растения осуществляли облики наиболее чем вдвое скорее зверях, а уж сложноватые организмы (многоклеточные эукариоты) осуществляли новейшие облики практически в 10 раз скорее простых (протистов и прокариот).

    Эта работа могла бы ответить на другую старенькую загадку: посему вообщем возникло половое размножение? Секс, по всей видимости, был сильным стимулятором ускорения видообразования. Может быть, это же поясняет его фуррор в качестве эволюционной тактики.

    Посему во всем мире настолько не мало сортов насекомых, однако граждан — не достаточно?

    Посреди позвоночных наземный стиль жизни мог бы растолковать крупное обилие сортов. И элементарная жизнь в морской, а уж и не какой-нибудь альтернативный среде обитания, могла бы быть главный предпосылкой немалого цифры сортов у энных больших групп беспозвоночных, вроде моллюсков.

    Однако давайте создадим паузу и поглядим на нашу свою группу сортов, двуногих обезьян, либо гоминидов, и наше умопомрачительное и не поддающееся объяснению существование в эти деньки. Поразительно, что мы существуем в гордом одиночестве, в особенности на фоне необыкновенного контраста гоминид в минувшем. Что это же могло бы поведать об современных людях?

    Наша объемная био группа высших приматов включает лемуров, лори, долгопятовых, обезьян и мартышек. В данной группе подле 350 сортов сейчас проживающих приматов, кои возникли порядка 80 миллионов годов назад. Мы очень многообразны, и приматы составляют порядка 5% от общего цифры млекопитающих сортов.

    В общей трудности обязано существовало быть не мало тыщ сортов приматов, проживающих в протяжении сих пор, многие из которых вымерли. Вымирание является нормой в эволюции; 99% любых сортов пропало. То же самое справедливо и для приматов.

    Трагично, что половина любых живых сортов приматов присутствует под опасностью исчезновения, а уж все наши закадычные родственники посреди обезьян — орангутанги, гориллы и шимпанзе — числятся находящимися под опасностью исчезновения.

    Посему во всем мире настолько не мало сортов насекомых, однако граждан — не достаточно?

    До сего времени самым различным общим видом приматов были мортышки Пожилого Света, в особенности населяющие Африку и Азию. Они стали группой приблизительно в то же время, когда и гоминиды в Африке 10 миллионов годов назад. Некие облики обезьян эволюционировали в течение крайних пары сотен тыщ лет — вроде Человек разумный — альтернативные же возникли миллионы годов назад, вроде наших вымерших протцов Homo erectus.

    Однако в отличие от обезьян, сейчас мы одиноки. Один-единственный выживший общий вид двуногих обезьян. Все же сейчас бытует, по всей видимости, намного все больше сортов обезьян Пожилого Света, чем существовало когда-либо.

    Посему же мы отправь в альтернативном направлении? В направлении небогатого, а уж и не обеспеченного образа?

    Всего 40 тыщ годов назад мы, люди, разделяли планетку с несколькими близкородственными гоминидами: неандертальцами, денисовскими людьми и даже архаичными образами в Африке. Все существовало как только в телесериале «Звездный путь»: люди, клингонцы, вулканцы, ференги и все другие сосуществовали совместно. Соперничали за ресурсы, иногда даже спаривались. Посему же настолько не мало обезьян, однако лишь одна двуногая прямоходящая? Мы и не знаем.

    Может быть, это же наибольшая потаенна происхождения человека и одна из важнейших тайн современной науки.

    Однако мы знаем наверное, что люди принадлежат к склонной к вымиранию группе приматов. От 30 сортов — а уж них существовало не мало все больше — мы пришли к единому. И это же за каких-либо 10-20 тыщ лет. Во всем мире, в каком обязаны были существовать минимум полдюжины двуногих обезьян, — за 8 миллионов лет нашей эволюции — остались лишь мы.

    Вопросец, который мы обязаны сейчас самому себе задать, звучит эдак: каковой наш общий вид? Рассчитанный жить длительно либо пропасть в мгновение ока на шкале эволюционного времени, как только и альтернативные? Обязан признаться, я оптимист; главная опасньсть нашего исчезновения заключается в нашей своей деятельности, а уж и не в кознях эволюции.