Неполадка и не в ботах, неполадка в нас

    Ричард Фейнман был легендой в научных кругах. Будучи одним из самых выдающихся физиков 20 века — даже альтернативные безоблачные интеллекты полагали его волшебником — он эдак же ладно знаменит собственными шуточками, как только и новаторскими открытиями.

    Неполадка и не в ботах, неполадка в нас

    Когда Фейнман был малолетнем ученым, Юджин Вигнер сравнил его с Полем Дираком, иным великаном физики, знаменитым собственной аутичностью, отметив: «Это второй Дирак, исключительно в сей раз человек».

    Хотя Дирак определенно был гением, Фейнман был полностью непознаваемым. Фейнман получил Нобелевскую премию по физике, был пионером в области нанотехнологий и вычислительной техники, сделал важную работу в области вирусологии и прослыл оптимальным художником. Практически как только в случае с Фейнманом, так как боты обязаны подменить граждан на работе, нам надо научиться выполнять них поновой, исключительно в сей раз людьми.

    Содержание

    • 1 Что этакое ум?
    • 2 Аксиома об нескончаемых мортышках
    • 3 Эпичный провал технологий
    • 4 И не будьте роботами

    Что этакое ум?

    Ум все время существовало тяжело обусловить. IQ-тесты есть сотки лет. И хотя они что-то да отображают — 30-50-процентную корреляцию с талантливым фуррором — в общей картине они постоянно обречены на провал. Сам Фейнман, как только рассказывают, владел коэффициентом ума 125. Ладно, однако и не только.

    Ежели ум человека мудрено обусловить, гораздо труднее предпринять это же с персональными компьютерами. Мы знаем, что компы умеют выполнять  конкретные задачки, однако в которой момент мы можем определенно утверждать, что они владеют людским умом? Это же поразительно непростой вопросец, который дискуссируется в течение десятилетий.

    Более общепризнанный ответ отдал в 1950 году Алан Тьюринг. Он разработал простейший тест, именуемый экспериментом Тьюринга. Все очень просто. Машинка и человек общаются с человеком-судьей, а уж тамошний обязан уверенно обусловить, кто существуют кто.

    Как досадно бы это не звучало, тест Тьюринга позарез ненадежен. Одна из программ под заглавием ELIZA дурачит граждан с 1966 года. Иная — PARRY — заводит в тупик даже многоопытных психологов. Все же, за исключением прохождения теста эти програмки все больше ни на что и не способны. Имитация ума и не эдак сложновата, как только казалось.

    Аксиома об нескончаемых мортышках

    Почти все полагают, что истинный тест на человечность обязан быть и не на логику либо вычисления, а уж на способность творить. Все же, издавна понятно, что даже величавые работы, вроде «Войны и мира» Толстого, умеют быть сделаны совсем наобум.

    Понятие, узнаваемое как только аксиома об нескончаемых мортышках, утверждает, что ежели нескончаемое число обезьян будет нескончаемо стучать по кнопкам компа, они в конечном счете создадут не совсем только творения Шекспира и Толстого, да и хоть какой писательский труд, сделанный людьми за не мало столетий. При достаточной вычислительной мощности, производство величавых произведений будет неувязкой курирования, а уж и не созидания.

    Конечно же, это же уже издавна и не теория. Компы уже умеют делать творческие задачки, писать статьи и придумывать музыку. По большому счету, они умеют выполнять это же эдак ладно, что даже самые упертые критики будут в шоке.

    Толстой и Шекспир творили и не поэтому, что делали работу, а уж так как имели конкретные намерения связать человечий эксперимент. Фейнман был одержим схожими мотивами, кои он безоблачно обрисовал в собственных воспоминаниях.

    Мы достигаем величия и не благодаря нашей навыки делать задачки, а уж благодаря заядлым намерениям. Конкретно наши навыки воображать и грезить проделывают нас пикантными.

    Эпичный провал технологий

    Компы проделывают то, что они проделывают и не поэтому, что замотивированы опытом, а уж так как мы разрабатываем них для исполнения заядлых задач спецефическим образом. Потому логично, что они преуспевают в исполнении задач, кои мы им же ставим. Они даже проделывают это же предпочтительнее граждан.

    Все же, они далековато и не совершенны, и максимально частенько людям приходится них поправлять. Компьютеризированные способы, вроде анализа больших массивов заданных, столь же хороши для ответа на вопросец «что», однако и не «почему».

    Ежели мы попросим машинку определить ряд корреляций, она молниеносно зароется в миллионах точек заданных и разработает рабочую фотомодель. Эти фотомодели (Гугл — добрый пример) умеют быть полезными, однако и не совершенными. Корреляция — это и не причинно-следственная взаимосвязь, и в конкретный момент нам приходится самим зарываться в заданные, дабы решить принципиальные вопросцы.

    И не будьте роботами

    Дирак предстал знаменитым, благодаря решению достаточно тривиальной трудности. (Уравнение Дирака примиряет ОТО Эйнштейна с квантовой механикой). Все же, Фейнман преуспел поэтому, что он призадумался об вопросцах, кои гораздо никто и не задавал. Он был гений не совсем только вычислений, да и воображения.

    Например, когда он вообразил концепцию нанотехнологий на конференции по физике в 1959 году, он и не употреблял никаких сложноватых формул — всю его речь мог дочитать образованный школьник, — а уж ординарно указал на вероятность существования «комнаты на дне».

    Наша неполадка сейчас заключается и не в фолиант, что мы сталкиваемся с миром возрастающей автоматизации, а уж в фолиант, что очень почти все из нас привыкли орудовать как только боты, стремясь осуществить задачки отлично и определенно. Мы умеем предлагать ответы, а уж и не задавать вопросцы, потому когда входим в рабочий ритм, оцениваемся определенно эдак же.

    Сейчас у нас существуют телефоны, кои намного скорее предпринимают задачки, чем Фейнман и Дирак совместно заимствованные. Мы можем избрать ботов для тамошнего, дабы скорее и дешевле сделать конкретную работу, чем если б за дело взялся человек. Все же, все это же — работа с инструментами, наряду с них достоинствами и минусами. Боты и не умеют прожить жизнь за нас.

    Явно, эдак и не может длиться далее. Нам придется кардинально поменять путь развития.