Психоделики в медицине: запретить нельзя разрешить

    В первый раз за крайние 40 лет западные ученые начали приобретать разрешения на изучение способностей ЛСД в клинической сфере внедрения. Однако потому что эта субстанция является одной из более строго контролируемых, это же представляется и не такой-то простейший задачей.

    Психоделики в медицине: запретить нельзя разрешить

    Когда в 1973 году южноамериканский ученый Дэвид Николс получил степень кандидата наук в области клинической химии в институте штата Айова, он поразмыслил, что продолжит учить галлюциногены перед началом собственного крайнего вдоха. «Я полагал, что буду заниматься данной работой перед началом финала собственной жизни», произнес он в интервью журнальчику Popular Science.

    Но время диктовало свои условия. В 1970 году президент Ричард Никсон подписал Закон об контроле за субстанциями, предусматривавший суровые ограничения на создание и распространение наркотических веществ на местности США. В согласовании с сиим законом, этакие галлюциногенные вещества, как только ЛСД, ДМТ, псилоцибин (психоделический алкалоид из грибов) и мескалин, были отнесены к первой категории. Этакие субстанции были объектом самых серьезных ограничений, и них пользование в медицине существовало неприемлемо. В данную категорию веществ а также существовала включена марихуана, а уж сквозь 15 лет к ней присоединились экстази и МДМА. С альтернативный стороны, кокаин, опиум и морфий в то время относились ко второй категории, а уж означает, них можно существовало купить по рецепту доктора.

    Факторы этаких твердых мер властей представляются полностью объяснимыми, ежели прокрутить в памяти те самый десятилетия, когда психоделические вещества были обширно доступными. К примеру, в согласовании с не так давно рассекреченными документами, в пятидесятых годах ЦРУ эвакуировало из фашистской Германии несколько ученых, кои достигнули большенных фурроров в исследовании головного мозга при помощи психотропных денег. Все это же предстало основой для проекта под заглавием MK-ULTRA, в рамках коего ЦРУ при помощи ЛСД и подобных веществ желало создать механизм контроля над умом человека. Когда сквозь пару лет известие о этом проекте и негуманных опытах, кои проводились учеными, долетела перед началом Белоснежного особняки, вспыхнул большой скандал, а уж власти начали подумывать об запрете на применение этаких субстанций.

    Очередной тревожный зазвонист прозвучал в шестидесятые, когда битники и последовавшие за ними хиппи поддержали психоделическую революцию, начало которой положил знаменитый ученый Тимоти Лири. Следя за сиим полным и непрекращающимся трипом, власти сообразили, что галлюциногенные вещества безусловно надо поставить под очень твердый контроль.

    Невзирая на то, что ученым удалось достигнуть перспективных результатов в ходе тестов над психоделиками в лечении алкоголизма и психиатрических болезней, также в моделировании заболеваний нервной системы, к началу семидесятых государство ужесточило контроль над субстанциями первой категории даже для диагностических намерений. И вот лишь не так давно южноамериканские органы власти начали осознавать, что этот наркотик можно перевоплотить в максимально действенное лечущее средство.

    С начала девяностых ситуация предстала изменяться, а уж в крайнее десятилетие ученые все почаще приобретают разрешения на проведение клинических тестов над людьми с внедрением психоделических веществ. Благодаря этому удалось достигнуть внушительных результатов, кои подтверждают, что вещества вроде МДМА умеют отлично вылечивать депрессию и посттравматические стрессовые разочарования, а уж традиционные психоделики, этакие как только ЛСД и псилоцибин, помогают биться с нервными расстройствами в экстренной стадии и вылечивать зависимость от алкоголя. Но на пути этаких тестов стоит ли гораздо сильно много препятствий.

    Дэвид Николс вспоминает, что когда он защитил диссертацию на тематику, связанную с психоделическими субстанциями, он максимально резво осознал: «Если ты хочешь убить собственную научную карьеру, займись изучением психоделиков». В некой степени, эти слова жизненны и ныне, так как ученым, действующим в этойданной для нас сфере, максимально мудрено приобретать финансирование. Будучи выдающимся доктором, Николс в течение 30 лет имел вероятность приобретать гранты и учить то, как только конкретно эти наркотики действуют на тело и ум человека. Но от него требовалось, дабы выводы исследовательских работ были повернуты на подтверждение ущерба наркотиков, а уж и не на исследование них мед качеств.

    Психоделики в медицине: запретить нельзя разрешить

    Все же сначала девяностых ситуацию удалось переломить, когда Руководство по борьбе с наркотиками обессилило собственный контроль, что дозволило начать научные исследования при участии не совсем только зверях, да и граждан. Опосля длительных лет лоббирования на уровне правительства США психиатр Рик Страссман получил вероятность начать исследование влияния психоделического состава ДМТ на человеческий организм.

    Пару лет спустя доктор Чарльз Гроб из исследовательского колледжа Heffter получил разрешение на проведение маленького опыта с внедрением псилоцибина. Опосля шестимесячного курса приема психоделика добровольцы пометили существенное понижение уровня раздраженности, а уж некие пациенты, склонные к суициду, были избавлены от данной мании.

    Невзирая на явные заслуги в этих изучениях, процесс применения психоделиков в медицину проходит далековато и не гладко, и на другими словами несколько обстоятельств. Во-первых, регулирующие органы принуждают ученых приобретать огромное количество лицензий и разрешений, на что уходит крупное количество времени. По словам Руководства по борьбе с наркотиками, на выдачу этакого разрешения требуется в посредственном девять месяцев, хотя ученые следят на это же наиболее скептически.

    Вторая причина еще больше обыденна. Психоделические препараты и не являются сверхтехнологичными, потому они и не воображают никакого энтузиазма для лекарственных корпораций, кои ординарно и не вожделеют в этом участвовать. Потому что психоделические вещества нельзя запатентовать, другими словами ни одно из их и не является ни на что непохожим по составу, то ни об какой же конкуренции меж производителями здесь речи быть и не может. Другими словами, никаких способностей для заработка лекарственные предприятия здесь ординарно и не лицезреют.

    Организации, этакие как только университет Heffter, финансируются личными инвесторами не размещают деньгами для проведения дорогостоящих крупномасштабных тестов с ролью граждан, кои могли бы отдать очень четкие результаты. Николс уповает на то, что в ближнем десятилетии правительство тем не менее захотит выделять все больше денег на наиболее большие научные исследования деяния психоделиков, ежели продающиеся маленькие проекты отобразят суровые и принципиальные для науки результаты.

    «Наблюдается движение к тамошнему, дабы пользоваться всем тем самым полезным, что дают психоделические вещества», разговаривает он.

    В остальных странах подобные научные исследования тоже проходят и тоже сталкиваются с осязаемыми юридическими препятствиями. К примеру, в Англии и Швейцарии предпринимаются пробы проводить опыты с психоделиками, однако пока что об каких-то успехах твердить рано. Сначала апреля английские ученые начали испытание псилоцибина как только деньги борьбы с депрессией, но власти востребовали, дабы наркотик, расходуемый при опыте, соответствовал эталону высококачественной производственной практики. В итоге проект был приостановлен, так как ученым эдак не удалось определить организацию, которая могла бы произвести псилоцибин в согласовании с упомянутым эталоном.

    Несмотря на препятствия, для энных исследователей вероятность излечить несколько самых ужасных недугов населения земли (алкоголизм, депрессия и нервные разочарования) выполняет административные препоны, связанные с легализацией пользования психоделических денег, очень оправданными и стоящими затраченных усилий. На данной недельке в Окленде (штат Калифорния, США) состоится трехдневная конференция «Психоделическая наука-2013», организованная исследовательским университетом Heffler. В рамках данной конференции подле 1600 ученых со всего мира поменяются опытом, приобретенным в итоге собственных изысканий.

    По воззрению ученых, трудности, кои преследуют психоделическую науку, с течением времени будут решены, так как на арену получилось новое поколение заинтересованных ученых. Бытует огромное количество исследователей и терапевтов, кои ишачили в шестидесятых и семидесятых. Но сейчас в науку приходит больше студентов и ученых, кои и не страшатся учить мед характеристики наркотических препаратов и уже готовы обследовать них спецэффект в поисках денег для выздоровления сложноватых болезней, в фолиант числе эпидемий.