Путешествие на Марс будет сродни противоборству антарктической зиме

    Люди отправятся на Марс в и не настолько отдаленном грядущем. Это же мы знаем. Однако чего же мы пока что и не знаем наверное, это же тамошнего, как только путешествие на Красноватую планетку воздействует на нас — на психическом уровне и на физическом уровне. NASA отчаливает на белокурый материк, дабы познать, как только люди могли бы совладать с изоляцией в экстремальных критериях. В сентябре галлактическое агентство провозгласило, что соединится с Государственным научным фондом, который руководит южноамериканской антарктической программкой, с целью исследования воздействия жизни в отдаленных и серьезных полярных районах.

    Путешествие на Марс будет сродни противоборству антарктической зиме

    Космонавтам придется провести не мало месяцев в изоляции, в ограничениях и в экстремальных критериях (isolated, confined, extreme environment — агентство изобрело акроним ICE для обозначения данной триады) во время потенциальной марсианской миссии. Имеет смысл применять ICE, раз уж все это же доступно на замороженном антарктическом материке, в качестве лаборатории социальной науки.

    Ученые-полярники и обслуживающий персонал умеют проводить перед началом года либо наиболее на антарктической научно-исследовательской станции за одну вахту. В энных пространствах, этаких как только южноамериканская южная полярная станция Амундсена-Скотта, никто и не заходит не получается с середины февраля перед началом финала октября.

    Но прошлый отечественный звездолетчик Валерий Владимирович Поляков мог бы ординарно пожать плечами в ответ на эти числа. Ему же принадлежит рекорд самого длительного единовременного галлактического полета в истории населения земли: он провел все больше 14 месяцев на очень тесноватой галлактической станции «Мир».

    А уж вот что ведает ученый, который провел год на географическом Южном полюсе с октября 2003 по октябрь 2004 года, работая в архитектурной бригаде и строя новейший исследовательский центр посреди самой Антарктиды.

    «За месяцами 24-часового летнего солнечного света следуют недельки сумерек и месяцы тьмы, отмечающие невеселый зимний отрезок. Температуры умеют опускаться ниже -100 градусов по Фаренгейту (приблизительно -73 градуса по Цельсию). В этаких критериях вы закутываетесь в слои термобелья, курток из овечьей шерсти и гусиного пуха, до того как отправиться на улицу, да эдак, дабы ни клока плоти и не выступало наружу.

    Как будто космонавт готовится к выходу в открытый космос. Это же часть приключения.

    Один и этот же рутинный денек сменяет сам себя — мы называем его Утром сурка. И малость сходишь с разума, когда в отсутствие наружных стимулов ваш головной мозг изо любых сил пробует вспомянуть ординарные слова и вы сможете безучастно смотреть в стенку опосля пары месяцев скукотищи. Говоря ненаучным языком, вы становитесь вареным».

    «Изоляция повлияет на человечий головной мозг по-разному — с точки зрения физиологии и психологии — и мы лишь ныне начинаем осознавать эти эффекты», разговаривает Александр Кумар, доктор и клинический исследователь Mahidol Oxford Research Unit в Таиланде.

    Он побывал наиболее чем в 90 странах мира и принял роль в несколько арктических и антарктических экспедициях. В 2012 году он провел подле девяти месяцев, в фолиант числе и зимних, на франко-итальянской антарктической основе Concordia. В собственной маленький команде он не совсем только был доктором, да и функционировал на Европейское галлактическое агентство, изучая те самые трудности, которыми ныне занимается NASA — как только далековато может зайти людское сознание и тело, причем рассчитывая на фуррор?

    Путешествие на Марс будет сродни противоборству антарктической зиме

    «Существуют повышающие производительность препараты; но и они являются временным спасением», разговаривает Кумар в ответ на один из вопросцев об тактики выживания. Ныне британец ишачит в Индии, изучая церебральную малярию.

    «Хорошие физические упражнения, добрый сон и отменная командная работа помогают в сумме поддерживать наилучшее здоровье в течение долговременных миссий, экспедиций и сложноватых дипломатичных командировок», прибавляет он.

    Кумар помечает, что посреди команды из 13 пенисов существовала лишь одна девушка. Этот перекос в социальной динамике вызвал конкретные трудности. «Не знаю, кто принял этакое решение и какой же могла быть его начальная гипотеза», разговаривает он, «но завязавшиеся и развязавшиеся взаимоотношения привели к частичному расколу команды. К счастью, все пережили зиму».

    Первая группа мужиков, кои зимовали в Антарктиде, приплыла на «Бельгике» в 1898-99 годах, когда них корабль застрял во льду. Несколько человек, по сообщениям, сошли с разума. Только горстка отважных исследователей провела зиму в Антарктиде — нарочно либо нет — в первой половине 20 века. С середины 1950-х годов люди начали всегда посещать материк в поисках интернационального мира и исследовательских работ.

    Много исследовательских работ существовало посвящено тамошнему, как безрассудна мысль изолировать маленькие группы граждан на длительное время. Один метаанализ 40-летнего научные исследования «психологии зимования», проведенного Лоуренсом Палинкасом из отделения домашней и профилактической медицины в Институте Калифорнии в Сан-Диего, проявил, что «человеческий эксперимент в Антарктике подразумевает, что поведение и производительность в ICE-среде носят сезонный либо повторяющийся, ситуативный, соц и салютогенный характер».

    Салютогенез относится к теории об фолиант, что стресс возможно полезным и крепит здоровье. Некие люди, как только заключил Палинкас, практически процветают в экстремальных критериях, «особенно не достаточно нуждающиеся в соц взаимодействии».

    Новое изучение NASA, под управлением Кэндис Альфано, доктором психологии и доцентом Вуза Хьюстона, начнется в финале лета южного полушария в феврале 2017 года. В нем воспримет роль 110 человек с Южнополярной станции и объемная береговая основа, станция МакМердо.

    Изучая добровольцев на обеих станциях, ученые уповают осознать максимальные родники стресса. Добровольцы будут временами проходить компьютерное анкетирование, предоставлять эталоны слюны и носить монитор, отслеживающий циклы сна и бодрствования.

    Мысль состоит в том, дабы в конечном счете обеспечить действенный способ мониторинга признаков и симптомов, кои умеют быть обоснованы поведенческими факторами. Это же дозволит вмешаться впору, помечает Лорен Леветон, пенис команды поведенческих характеристик в NASA.

    Умеют ли люди перепрыгнуть сквозь Галлактику, потратив на это же год? Кумар истекает из своего эксперимента и разговаривает последующее: «Некоторые люди на психическом уровне способны дойти перед началом Марса; некие нет; и существуют воззрение, что энных стоит ли выслыть туда независимо от них статуса».