Пять фактов об постантибиотическом мире

    Вспомяните клише из кинофильмов ужасов: добрый юноша выполняет все потенциальное, дабы погубить никудышного парня, однако дрянной юноша, невзирая ни на что, продолжает выполнять свое нехорошее дело. Наконец, герой наносит крайний удар и злоумышленник гибнет.

    Пять фактов об постантибиотическом мире

    Здравоохранение почти во всем похоже на эти ужастики. Медики борются со злоумышленниками — скажем, с микробами — используя все вероятные инструменты — в нашем случае, лекарства. Микробы борются за жизнь, пока что лекарства и не одолевают. Микробы и зараза гибнут, а уж мы остаемся живые. Ура современной медицине!

    Однако понимаете ли вы, что в этом кинофильме все время существуют продолжение, сиквел, зацепочка, момент, когда злоумышленник на деле и не погиб? Во всем мире здравоохранения мы мал-помалу перебегаем к этакому же сценарию. Микробы, кои заражают нас, преобразуются в супербактерии, неуязвимые ко всем знаменитым лекарствам. Фавориты здравоохранения по всему миру предотвращают, что почти все микробы стают устойчивыми к лекарствам, кои мы гораздо вчера приименяли для борьбы с ними, что движет нас к постантибиотическому миру, где микробы умеют одолеть.

    Как только будет высмотреть этакий мир?

    Содержание

    • 1 Дрянные мужчины (микробы) одолевают
    • 2 Расходы на исцеление увеличиваются
    • 3 Бактериофаги умеют посодействовать
    • 4 Бактериозины и пептиды
    • 5 Фаворитные способы ныне и в постантибиотическом мире

    Дрянные мужчины (микробы) одолевают

    Пять фактов об постантибиотическом мире

    Микробы — это же великолепный пример эволюции в воздействии. Как только и альтернативные организмы, микробы ординарно намерены жить, потому со временем они будут приспособиться к окружающей среде. Посреди любых микробов, кои вызывают объективные болезни, умеют существовать конкретные генетические разницы. При действии антибиотика эти разницы умеют привести к тамошнему, что объективные микробы предстанут наименее восприимчивы к антибиотикам. Наиболее восприимчивые микробы умрут первыми, а уж жизнестойкие останутся, порождая еще больше сильное поколение микробов, резистентных к лекарствам. Это же повторяется неоднократно, заставляя микробы эволюционировать и в конечном счете обходить все препятствия, вызванные влиянием лекарств. Таким макаром, хотя отдельное исцеление при помощи лекарств может погубить конкретных микробов сейчас, завтра они эволюционируют, и исцеление окажется никчемным. В ином случае мы бы одолели и отыскали бы панацею против микробов раз и навечно.

    Более общераспространенным общим видом супербактерий, об котором вы, может быть, слышали, является тип стафилококковой инфекции, метициллин-резистентный золотистый стафилококк (МРЗС). Пока что и не разрабатываются новейшие облики исцеления, этот штамм стафилококка бывает тяжело вылечивать в течение целых десятилетий. Следом за ним идут микробы, проживающие в кишечном тракте, вроде пищеварительной палочки и клебсиеллы, также вызывающие гонорею. Из крайних ужасных примеров — резистентный к исцелению туберкулез. Супербактерии вроде этих эволюционируют эдак резво, что принуждают нас пересмотреть наш подход к исцелению зараз.

    Расходы на исцеление увеличиваются

    Пять фактов об постантибиотическом мире

    Лекарства дают скорое решение почти всех неурядиц. Они резво поднимают граждан на бедра, дают возможность избежать операции, они даже помогают во время операции. Однако когда лекарства перестают делать возложенные на их обязательства в тотальном объеме, что происходит с системами здравоохранения в продвинутых странах?

    Число супербактерий неумолимо возрастает. Наряду с сиим число новеньких лекарств, одобренных для пользования, ниспадает, в большей степени по причине маленьких прибылей лекарственных корпораций, связанных с инвестициями в разработку новеньких лекарств.

    Целью систем здравоохранения будет кардинальное изменение сего состояния, выделение денег на борьбу с инфекциями и сокращение денег на альтернативное. В каком-то смысле супербактерии умеют практически уменьшить расходы. Людям и не придется обращаться к докторам, и не придется обращаться к трансплантологам, и ежели глядеть истине в очи, люди будут дохнуть ранее, так как вылечивать старых людей 80-90 лет будет позарез трудно.

    Все же расходы на исцеление зараз в общей трудности возрастут. Когда выяснится, что лекарства вконец утратили в эффективности, мы обратимся к иным способностям: к примеру, пользованию внутривенных лекарств, что будет дороже, в особенности для этаких очевидных заболеваний, как только ушная зараза.

    Бактериофаги умеют посодействовать

    Пять фактов об постантибиотическом мире

    Ладно, супербактерии одолевают, и мы и не можем применять лекарства. Что далее? Один из вариаций — технология новеньких и сильных лекарств. К огорчению, наиболее массивные лекарства в итоге будут наносить все больше ущерба для организма, атакуя не совсем только микробы.

    Ежели и не лекарства, то что? Ученые решили обратиться к вирусам, кои умеют убивать микробы. Эти пикантные вирусы, кои именуются бактериофагами, преднамеренно заражают микробы. После чего фаги задействуют свою внутридомовую среду микробы для размножения, пока что она и не лопается, как только воздушный шар. Плюс данной терапии в фолиант, что вирусы эволюционируют сразу с бациллой, что выполняет проблемным выработку стойкости к бактериофагам. Очередная индивидуальность в фолиант, что бактериофаги максимально разборчивы. Они умеют штурмовать конкретный общий вид микробов, убивая них и оставляя другие жить, включая полезные микробы, к примеру.

    В дополнение к этому, исцеление может основываться лишь на ферментах бактериофагов, а уж и не на целых вирусах. Бактериофаги создают ферменты, лизин, который может проедать клеточную стену микробы, пока что она и не откроется не развалится, сведя заразу на нет.

    Мысль пользования вирусов для борьбы с микробами родилась за длительное время перед началом тамошнего, как только Александр Флеминг открыл пенициллин, проложив дорогу в эру лекарств. Сейчас, когда все идет к тамошнему, что эта эра прекратится, мы можем опять обратиться к вирусам с просьбой об помощи.

    Бактериозины и пептиды

    Пять фактов об постантибиотическом мире

    Когда кто-то подхватывает заразу, первая идея звучит эдак: «Нам надо погубить бактерии». Но возможно и этакое: «Давайте добавим гораздо энных микробов?». Это же возможно жизнестойкой кандидатурой лекарствам. Некие микробы выделяют противомикробные токсины — бактериоцины, и них можно применять даже для убийства остальных микробов, в особенности в критериях нехватки еды. Так как во всем мире микробов орудует принцип «каждый сам за себя», дабы выжить, микробы штурмуют бактериоцинами даже относительно схожие облики, кои и вызывают заразу. Дрянные микробы погибают, зараза уходит, человек рад.

    Иная многообещающая другая терапия, которая может занять центральное пространство в постантибиотическом мире, — это пользование катионных либо антимикробных пептидов. Пептиды — это же как только мини-белки, антимикробный них случай может сразу и разбивать накопления микробов, нарушая взаимосвязь меж организмами, и убивать них. Они умеют провоцировать а также нашу свою иммунную систему для борьбы с заразой.

    Помощь нашей иммунной системе возможно главным ингридиентом в борьбе с заразой в дальнейшем. В дополнение к пользованию катионных пептидов, запускающих нашу иммунную систему, ученые экспериментируют с внедрением человечьих антител для идентификации вторгающихся микробов в месте развития инфекции и для сигнала иммунной системе «найти и уничтожить». Клинические научные исследования данной терапии отображают перспективные результаты.

    Фаворитные способы ныне и в постантибиотическом мире

    Пять фактов об постантибиотическом мире

    По мере скорого движения к постантибиотическому миру, существуют несколько вещей, кои мы можем предпринять прямо ныне, дабы замедлить наше прибытие к этому неутешительному эпизоду.

    Во-первых, надо поддерживать наше главное вооружение. Отдыхать, попивать влагу, трениться, наблюдать за здоровьем — все это же изготовит нас наименее восприимчивыми к инфекции. Мы обязаны выполнять это же прямо ныне, однако, конечно же, и не ограничивать сиим нашу борьбу с микробами.

    В конце концов, некие конфигурации нужны в нашем отношении к лекарствам. Почти все микробы уже выработали резистентность к ряду лекарств. Дабы свести к минимуму наш вклад в этот процесс, надо быть усмотрительными с тем самым, как только мы принимаем лекарства. Отдать нашему организму шанс сразиться с заразой, до того как начать попивать пилюли, — это неплохое начало. Ежели мы и не столкнем микробы с антибиотиками, они и не сумеют выработать устойчивость к ним. Часто наши туловища красиво управляются сами, уничтожая заразу без помощи снаружи. В конце концов, максимально немаловажно заканчивать курс приема лекарств перед началом финала. Ежели тормознуть очень рано, когда уже предстало легче, точно остается несколько микробов, кои переждут, выработают резистентность к антибиотику и опять расцветут. Надо пресекать это же в эмбрионе, пока что у нас существуют шанс.