Разговор за обедом: как только возник «парадокс Ферми»?

    Это же собственного рода легенда, как только с Ньютоном и яблоком. В один прекрасный момент в 1950 году величавый физик Энрико Ферми обедал с сотрудниками в Fuller Lodge в Лос-Аламосской государственной лаборатории в Нью-Мексико и пришел к массивному аргументу об существовании инопланетного ума, эдак именуемому «парадоксу Ферми». Однако как только и почти все мифы, эта верна только частично. Роберт Грей в журнальчике Astrobiology поведал реальную историю.

    Разговор за обедом: как только возник «парадокс Ферми»?

    Энрико Ферми получил Нобелевскую премию по физике 1938 года и управлял командой, которая разработала первый во всем мире атомный реактор в Институте Чикаго. Он занес важнейший вклад в Манхэттенский проект по создании атомной бомбы во время Второй мировой войны. Лос-Аламосская лаборатория, в какой он функционировал, существовала штаб-квартирой проекта.

    Разговор за обедом: как только возник «парадокс Ферми»?

    Энрико Ферми

    Рассуждения Ферми за обедом привычно воображают эдак: в галактике Млечный Путь существуют не мало схожих на Планету земля планет. Ежели разумная жизнь и технологическая нация появляется на какой-то из них, в конечном счете она изобретает межзвездные путешествия. Колонизирует наиблежайшие астральные системы. Колонии отправляют собственные колонизационные экспедиции, и этот процесс будет длиться, пока что любая нужная планетка в галактике и не станет обитаемой.

    Тамошний факт, что на Планете земля вторженцев нет, являет собой убедительные подтверждения, что в галактике них тоже нет. Этот аргумент непосредственно и не принадлежит Ферми и был размещен спустя 25 лет астрологом Майклом Хартом. Потом раскрыт в статье, размещенной космологом Фрэнком Типлером в 1980 году.

    Разговор за обедом вправду имел пространство. Хотя всего спустя четверо года он погиб от рака, физик Эрик Джонс опубликовал впечатления об ланче приятелей, который состоялся наиболее 35 годов назад. Посреди их были Эдвард Теллер, Эмиль Конопинский и Герберт Йорк, все — выдающиеся физики и ветераны Манхэттенского проекта. Теллер игрался центральную участие в создании водородной бомбы. Конопинский изучал структуру атомного ядра, а уж Йорк предстал директором Ливерморской государственной лаборатории.

    Во время прогулки к Fuller Lodge, физики обсуждали недавнюю волну символов НЛО, также снимок в New Yorker Magazine с изображением инопланетян и летающей тарелки. Хотя тематика разговора сменилась, когда группа тормознула на ланч, Эдвард Теллер вспоминает, что «в середине беседы Ферми непредвиденно задал вопросец: где все?». Ответом на его вопросцы был хохот, так как невзирая на то, что вопросец выплыл совсем неожиданно, все сразу же сообразили, что тамошний разговаривает об инопланетный жизни».

    Памятуя небезизвестный ланч, Теллер писал: «Я и не максимально верю, что почти все всплыло из тамошнего разговора, за исключением, пожалуй, заявления, что расстояния перед началом последующего пространства проживания живых созданий умеют быть очень велосипеды, а уж мы можем присутствовать кое-где на отшибе галактики, далековато от муниципального центра, центра галактики».

    Йорк вспоминал и поболее обширное обсуждение, в каком Ферми «представил серию расчетов вероятности землеподобных планет, вероятности появления жизни на Планете земля, вероятности развития людской жизни, вероятности развития и распространения больших технологий и т.д.. На базе этих расчетов он сделал вывод, что нас обязаны были посетить не мало раз».

    По воззрению Йорка, Ферми представил, что причина тамошнего, что нас и не посетили, «может быть в невозможности межзвездного полета, либо, ежели он вероятен, он и не стоит ли затраченных усилий, либо же технологическая нация и не просуществовала довольно длительно, дабы это же произошло».

    Разговор за обедом: как только возник «парадокс Ферми»?

    Эдвард Теллер

    Выходит, Ферми, в отличие от Харта, и не был настроен скептически в отношении существования инопланетян не разглядывал них отсутствие на Планете земля как только феноминальное. Нет феномена Ферми, существуют ординарно вопросец Ферми: где все? И на этот вопросец существуют не мало потенциальных ответов. Ответ, который предпочел сам Ферми, сложился в фолиант, что или межзвездное путешествие и не представляется вероятным по причине больших расстояний, или странники чужих миров ординарно ни разу и не достигали Почвы.

    Разговор за обедом: как только возник «парадокс Ферми»?

    Герберт Йорк

    Межзвездные расстояния поистине громадны. Ежели всю Галлактику перед началом орбиты Нептуна сжать перед началом объемов маленького квартала, наиблежайшая кинозвезда Проксима Центавра все равно будет на расстоянии футбольного поля. На практике корабль обязан или двигаться максимально резво, набрав изрядную долю от скорости света, либо иметь вероятность поддерживать собственную команду в течение максимально длительного времени. Будучи потенциальными в теории, межзвездные путешествия кажутся современному человеку очень превосходной перспективой, поэтому невнятно, пойдет ли какая-нибудь нация на трату чрезвычайного количества ресурсов ради этакого путешествия.

    Когда же вопросец Ферми начали путать с аргументом Харта? Карл Саган упоминал вопросец Ферми в примечаниях к статье 1963 года. Опосля публикации работы Харта в 1975 году, вопросец Ферми и спекулятивный ответ Харта стали ассоциироваться в разумах почти всех. Вопросец Ферми, казалось, просил ответа Харта, и эдак родился «парадокс Ферми». По воззрению Роберта Грея, этот термин выдумал Дюйма. Стивенсон в работе, размещенной спустя два года опосля работы Харта.

    Что важнейшего в фолиант, что аргумент Харта ни разу и не выводил физики Энрико Ферми? Какой же вклад занесли Майкл Харт и Фрэнк Типлер? Ответим и на эти вопросцы.

    «Парадокс Ферми»: вопросцы к догадке Харта-Типлера

    В общем и целом легенда галлактической эпохи выходит хорошая. Выдающийся физик Энрико Ферми во время обеденного перерыва в Лос-Аламосской государственной лаборатории в 1950 году всерьез озадачился отсутствием инопланетных цивилизаций.

    Ежели инопланетяне, путешествующие в космосе, есть, то согласно аргументу, они обязаны были распространиться в галактике и колонизировать каждый обитаемый мир. И даже Планету земля. Они обязаны быть тут, однако так как них нет, то, означает, не бытует совсем.

    Этот аргумент предстал знаменит как только «парадокс Ферми». Неполадка в фолиант, что, как только мы выяснили свыше, Ферми ни разу его и не выводил. Как только вспоминают его компаньоны по ланчу (сам Ферми погиб от рака всего четверо года спустя и ни разу ничего и не публиковал на тематику инопланетного ума), он ординарно поднял вопросец: где все?

    Ферми и не колебался в фолиант, что инопланетные нации умеют существовать, однако допустил, что межзвездные путешествия умеют быть неисполнимы либо же инопланетяне ординарно и не отыскали Планету земля на просторах галактики.

    Аргумент, утверждающий, что инопланетян и не бытует, на деле выдвинул астролог Майкл Харт в документе, размещенном в 1975 году. Харт представил, что если б инопланетные нации возникли в галактике, они бы изобрели межзвездные путешествия и начали колонизацию ближайших кинозвезд. Эти колонии, в собственную очередь, тоже начали колонизацию, пока что вся галактика и не заполнилась бы жизнью.

    Разговор за обедом: как только возник «парадокс Ферми»?

    Сколько надо времени, дабы одна волна распространилась по галактике? Ежели представить, что корабли будут путешествовать на одной десятой скорости света и что по прибытии и не будет уходить время на возведение новеньких кораблей, по расчетам Харта, одна волна пересекает галактику за 650 000 лет.

    Даже ежели прирастить время укрепления каждой колонии перед началом строительства новеньких кораблей, галактику можно пересечь за 2 миллиона лет, а уж это же маленький интервал в галлактических либо эволюционных масштабах времени. Харт утверждает, что так как тут, на Планете земля, инопланетян нет, то и в галактике них тоже нет.

    Аргумент Харта был расширен космологом Франком Типлером в 1980 году. Типлер представил, что внеземные колонисты обязаны заручиться помощью самовоспроизводящихся ботов. Его выводы были размещены в статье «Внеземных разумных созданий и не существует».

    Посему эдак немаловажно, что аргумент Харта был сформулирован и не Энрико Ферми? Так как имя Ферми может придавать аргументу степень доверия, которой он и не заслуживает. Сторонники поиска инопланетных цивилизаций (SETI) отыскивают подтверждения тамошнего, что инопланетяне есть, прослушивая радиоэфир радиотелескопами в поисках сообщений, кои умеют транслироваться. Телепередача межзвездных сигналов будет куда дешевле, чем отправка корабля, но и разработка уже бытует.

    Харт направил внимание национальной политики на собственный аргумент о отсутствии инопланетный жизни. Его документ заключил, что «обширный поиск радиосообщений остальных цивилизаций, возможно, является пустой растратой времени и денег».

    Политические фавориты прислушались к совету Харта. Сенатор Уильям Проксмир удачно закрыл финансирование програмки SETI в 1981 году, использовав аргумент Харта-Типлера. Вторая попытка NASA в замысле SETI существовала утоплена Конгрессом в 1993 году, и с того времени национального финансирования поиска инопланетных цивилизаций как только такого в США нет.

    Однако как убедительна догадка Харта-Типлера? Как только и Харт, Карл Саган был оптимистом по поводу перспектив межзвездных путешествий и опубликовал собственный анализ последствий межзвездных путешествий инопланетного ума на десять лет ранее, чем Харт, в 1963 году. Саган и его соавтор, советский астролог Иосиф Шкловский, предназначили целую главу данной теме в собственной классике 1966 года «Разумная жизнь во Вселенной».

    Как только и Харт, Саган сделал вывод, что «если взять колонизацию за царило, то даже одна покоряющая космос нация резво бы распространилась, еще скорее, чем развивается галактика, по Млечному Пути. Возникли бы колонии колоний колоний…». Посему же Саган, подобно Харту, и не полагает, что инопланетян и не бытует лишь поэтому, что они и не посетили Планету земля?

    Разговор за обедом: как только возник «парадокс Ферми»?

    Ответ в фолиант, что Саган, в отличие от Харта, полагал неограниченную колонизацию лишь одним из методов, которым может воспользоваться инопланетная нация. Он писал, что «потенциально обитаемые планетки без технологических цивилизаций будут частенько захватываться галлактическими путниками. Пока что невнятно, каким будет них ответ… Возможно, строгие запреты на колонизацию населенных, однако на техническом уровне неразвитых планет войдут в некоторый Галактический Кодекс. Мы и не в фолиант положении, дабы судить инопланетную этику. Может быть, пробы колонизировать все потенциально обитаемые планетки уже предпринимались. Возможно величавое огромное количество промежных случаев».

    Кроме догадки об фолиант, что межзвездные путешествия осуществимы, у аргумента Харта существуют однозначная и рискованная мысль об фолиант, как только инопланетяне обязаны себя яизвестия. Он представил, что они обязаны проводить политику неограниченной экспансии, экспансировать резво и, как колонии установятся, существовать миллионы либо даже млрд лет. Ежели какая-либо часть его рассуждений об фолиант, как только инопланетяне обязаны себя яизвестия, будет неверна, то аргументация существования инопланетян будет разрушена.

    Эволюционный биолог Стивен Джей Гоулд порывисто критиковал рассуждения Харта. Он писал, что «должен признаться, я ординарно и не знаю, как только реагировать на этакие аргументы. Лично мне мудрено предсказывать замыслы и реакции закадычных лично мне граждан. Меня сбивают с толку мысли и заслуги граждан различных культур. Будь я проклят, ежели могу с уверенностью рассуждать об фолиант, что может выполнять некоторый инопланетный родник интеллекта».

    В 1981 году Саган и планетолог Уильям Ньюмен выпустили ответ Харту и Типлеру. Хотя Харт употреблял очень простейший математический аргумент, предполагая, что инопланетная нация обязана распространяться со скоростью движения ее кораблей, Ньюмен и Саган приименяли математическую фотомодель, схожую тем самым, которую задействуют популяционные биологи для анализа распространения населений зверях, и постарались выстроить фотомодель межзвездной колонизации.

    Они сделали вывод, что темпы экспансии, предложенные Хартом, позарез нереалистичны. Экспансия будет протекать в разы медлительнее, к примеру, ежели нация будет держать под контролем рост населению на заядлой планетке с целью избежания экологического коллапса, ежели у колоний будет консервативный срок жизни и ежели внеземные общества в итоге перерастут экспансионистские тенденции. Предположение Харта об фолиант, что инопланетяне будут захватывать галактику со скоростью кораблей, ординарно и не выдерживает критики. Можно пройти Рим за денек, помечали Ньюмен и Саган, однако Рим возводился еще подольше и возрастал медлительнее.

    Ежели эволюция здравомыслящей жизни — это же царило, альтернативные нации умеют зародиться перед началом тамошнего, как только первая гипотетичная волна экспансии покатается сквозь галактику. Ежели несколько миров будут порождать волны колонизации, они умеют столкнуться. Что тогда-то произойдет? Никто и не знает. История галактики и не возможно предсказана по двум уравнениям.

    Для Ньюмена и Сагана отсутствие инопланетян на Планете земля и не значит, что они и не есть в альтернативном месте в галактике и что они ни разу и не запускали галлактические корабли. Это же ординарно значит, что они ведут себя и не эдак, как только ждал Харт. Ученые сделали вывод, что «за исключением тамошнего, что мы, может быть, в самом начале жизни галактики, внутри нее нет древних галактических цивилизаций с установленной политикой касательно населенных миров; нет Галактической Империи».

    Выходит, Энрико Ферми ни разу и не приводил массивный аргумент об фолиант, что инопланетного ума, возможно, и не бытует. И Майкл Харт сего и не выполнял. Элементарная правда состоит в том, что никто и не знает, есть ли инопланетяне в данной галактике. Ежели они есть, то полностью может быть, что обнаруженные радиосообщения предоставят нам надобные подтверждения. Тогда и мы прекратим спорить и начнем что-то обследовать.