Секрет нескончаемой жизни определенно прячется в наших клеточках

    В один прекрасный момент могущественный шумерский повелитель по имени Гильгамеш отправился на козни, как только это же частенько проделывают персонажи легенд и мифов. Гильгамеш предстал очевидцем погибели собственного самого близкого друга Энкиду и, боясь схожей участи, отправился на поиски бессмертия. Величавый повелитель и не сумел определить секрет нескончаемой жизни, да и и не тужил особо, так как подвиги его будут жить куда подольше его смертных лет.

    Перемотайте на четверо тыщи лет вперед плюс-минус столетие, и Гильгамеш, узнаваемый и до настоящего времени, невзирая на прошлое время, был бы рад познать, что сейчас почти все занялись поиском долголетия. Однако заместо борьбы с эпическими чудовищами и хитроумными богами, люди занимаются наукой и делом, дабы продлить самому себе жизнь и распахнуть секреты людской биологии.

    Посреди их и Обри де Грей, биомедик-геронтолог, основоположник SENS Research Foundation, которая отыскивает способности улучшения регенеративной медицины и внедрения ее к возрастным болезням. SENS значит Strategies for Engineered Negligible Senescence. Сиим термином де Грей определяет обширный массив (из семи, ежели определенно, пт) мед вмешательств, кои умеют излечить либо предупредить разнообразные типы молекулярных и клеточных повреждений, кои в итоге приводят к возрастным болезням вроде рака и Альцгеймера.

    Почти все из этих стратегий сосредоточены на стареющих (сенесцентных) клеточках, кои скапливаются в тканях и органах по мере старения граждан. И не вконец мертвые, стареющие клеточки перестают разделяться, однако остаются метаболически активными, извергая все облики белков и остальных молекул, кои умеют вызывать воспаление и альтернативные трудности. Для молоденького организма это же и не неполадка (и, возможно, частичное поддержание массовое био функциональности), так как здоровенная иммунная система может с сиим совладать.

    Однако по мере старения сенесцентные клеточки продолжают скапливаться, и в конкретный момент иммунная система перестает с ними наводить справку. Добро пожаловать в старость.

    Содержание

    • 1 Об грызунах и людях
    • 2 Вокруг да подле
    • 3 Время — финансовые средства, финансовые средства — время
    • 4 Дело в крови
    • 5 Сохранение ради грядущего
    • 6 Осторожнее с бессмертием

    Об грызунах и людях

    Исследователи вроде де Грея полагают, что исцеление клеточных основ старения может не совсем только предупредить болезнь, да и изрядно прирастить длительность жизни человека. Как? По воззрению де Грея, в библейских пропорциях — на веки.

    Де Грей разговаривает, что наука проделала объемной этап вперед за крайние 15 лет. К примеру, ученые научились копировать митохондриальную ДНК в ядро. Митохондрии служат энергостанциями клеточки, однако позарез уязвимы для мутаций, кои приводят к клеточной дегенерации. Копирование митохондриальной ДНК в ядро поможет защитить ее от повреждений.

    Альтернативное достижение, коего удалось достигнуть шесть годов назад, состояло в фолиант, что ученые в первый раз узнали, как только убивать стареющие клеточки. Это же открытие привело к новейшим тестам на грызунах, кои продемонстрировали, что удаление этих клеток — тикающих бомб — предотвращало развитие болезней и даже повышало срок жизни мышей. Сейчас эту антивозрастную терапию вот-вот обязаны опробовать на людях.

    «Думаю, в последующие пару лет прорвется поток достижений — как лишь изготовлены первые шаги, развитие будет протекать прогрессивно проще и быстрее», разговаривает де Грей. «Думаю, высоки шансы, что мы достигнем конструктивного омоложения грызунов сквозь шесть-восемь лет. Может быть, нам получится взять грызунов посредственного возраста и удвоить них длительность жизни, что на порядок все больше, чем можно предпринять сегодня».

    Вокруг да подле

    Ричард Фарагер, доктор биогеронтологии из Вуза Брайтона в Соединенном Царстве, не так давно изготовил открытие в лаборатории, связанное с омоложением стареющих клеток средством хим компонент, найденных в шоколаде и красноватом вине. Он уповает применить свои находки к зверям в дальнейшем — в заданном случае к лошадям.

    «Нам подфартило получить финансирование от благотворительной организации на рассмотрение потенциальных способов исцеления древних лошадей», разговаривает он. «Думаю, это же красивая мысль. Почти все критерии физиологии, кои мы изучаем, у граждан и лошадок похожи».

    В минувшем году Фарагер и его коллеги показали в статье, размещенной в BMC Cell Biology, что хим вещества на базе ресвератрола, были способны реактивировать белок, фактор сплайсинга, участвующий в регуляции генов. Хим вещества принуждали клеточки омолаживаться и разделяться подобно малолетнем.

    «Если исцеление сработало в системах пожилого пони, держу пари, что них можно перенести на клинические тесты на людях», изрекай Фарагер. «Время — вопрос только финансовый. При обычном финансировании клинические тесты можно существовало бы провести за пять лет».

    Время — финансовые средства, финансовые средства — время

    Фарагер утверждает, что крайние прорывы сопряжены и не с тем самым, что возникли новейшие технологии вроде искусственного ума либо способа редактирования генов CRISPR, а уж со сдвигом парадигмы осознания клеточного старения. Решение «проблемы старения» — вопрос и не технологий, а уж денежек.

    «Честно говоря, когда ИИ и CRISPR удалят кистозный фиброз, мускульную дистрофию Дюшенна либо синдром Гоше, я еще наиболее охотно послушаю рассказы о необычном прогрессе. Исправьте одну общераспространенную генетическую заболевание у населения, используя эти прикольные штучки, тогда и побеседуем. Я верю в самое сильное технологическое развитие из любых: деньги».

    Де Грей наиболее всерьез относится к участия, которую сыграют технологии в стремлении одолеть старение. ИИ, CRISPR, белковая инженерия, заслуги в терапии стволовыми клеточками, инженерия иммунных систем — все занесут собственный вклад.

    «На самом деле нет ничего такого особенного в фолиант, как только эти технологии будут заносить вклад», разговаривает он. «Особенность в фолиант, что нам потребуются все эти технологии, так как придется ремонтировать не мало различных типов повреждений, любой из которых просит особого подхода».

    Дело в крови

    Стартап из Сан-Франциско полагает, что машинки сыграют огромную участие в поиске правильной композиции причин, кои приведут к долгой и здоровенной жизни — и потом в создании препаратов, кои воспользуются этими открытиями.

    BioAge Labs завлекла подле 11 миллионов баксов в минувшем году на развитие собственной платформы машинного обучения, которая просматривает заглавные наборы заданных в поисках причин крови, этаких как только белки либо метаболиты, кои сопряжены с биологическим возрастом. По воззрению авторов стартапа, эти причины умеют предвещать, сколько проживет человек.

    «Наш энтузиазм сопряжен с исследовательскими работами в области парабиоза, когда существовало показано, что соединение систем кровообращение у древних и малолетних грызунов — эдак, что у их будет одна кровь на двоих — проделывают древних грызунов здоровее и живее», разговаривает Эрик Морген из BioAge.

    Вооружившись данной мыслью, можно существовало бы поменять хорошенькие и дрянные причины для изготовления спецэффекта омоложения.

    «Основное внимание в BioAge уделяется выявлению этих причин в человечьих заданных, охарактеризованию немаловажных молекулярных путей, в каких они участвуют, а уж потом пользованию этих путей», разговаривает он. «Это мудрено, и мы используем машинное обучение для добычи сложноватых наборов заданных и распознавания, какие персональные причины и молекулярные пути идеальнее всего отражают био возраст».

    Сохранение ради грядущего

    Конечно же, нет никакой инфы об фолиант, когда неважно какая из этих антивозрастных терапий поступит в продажу. Вот посему Forever Labs, биотехнологическому стартапу из Анн-Арбора, штат Мичиган, надобны ваши стволовые клеточки уже ныне. Корпорация дает сервисы по криогенному замораживанию стволовых клеток, заимствованных из костного головного мозга.

    В базе процедуры, по словам CEO Forever Labs Стивена Клауснитцера, покоится теория исследовательских работ, показывающих, что стволовые клеточки умеют быть главным ингридиентом для восстановления покоробленных клеток. Это же сопряжено с тем самым, что стволовые клеточки умеют развиваться во огромное количество остальных типов клеток и разделяться нескончаемо, дабы пополнять альтернативные клеточки. Клауснитцер помечает, что тыщи клинических исследовательских работ разглядывают пользование стволовых клеток для исцеления возрастных болезней.

    Но у стволовых клеток существуют собственный срок годности, который привычно совпадает с годами, в каком большая часть граждан начинают испытывать суровые трудности со здоровьем. Стволовые клеточки, собранные из костного головного мозга в наиболее ранешном возрасте, потенциально умеют обеспечить ресурс для исцеления в дальнейшем.

    «Мы твердо убеждены, что, имея доступ к собственным заветным припасам, вы сумеете жить долгую и здоровенную жизнь», разговаривает он. «Существует весомая причина предполагать, что ежели вы начнете поддерживать популяцию костного головного мозга, количество клеточных ядер в костном головном мозге, и пополнять ее эдак, дабы она и не понижалась с годами, вы сможете полностью избежать сердечно-сосудистые болезни, инфаркт и Альцгеймер».

    А также сохраненные стволовые клеточки умеют употребляться сейчас для разработки способов исцеления приобретенных заболеваний вроде остеоартрита. Однако самые волнующие перспективы — и причина, по которой он сам расположил свои 38-летние стволовые клеточки в лед — лежат в способах исцеления грядущего, кои будут применять стволовые клеточки.

    «Я могу начать вводить них назад и не ради исцеления возрастных болезней, а уж для уменьшения понижения стволовых клеток, эдак дабы вообщем ни разу и не болеть», разговаривает он. «Не думаю, что это же можно сопоставить с бессмертием, однако этапом в этом направлении — определенно».

    Осторожнее с бессмертием

    Социальные последствия наиболее долгоживущего людского образа — гадание на кофейной гуще. Мы знаем, что к середине века мировое население в возрасте 65 лет и старше достигнет цифры в 1,6 млрд; в возрасте 80 лет — практически 450 миллионов. Ежели почти все из этих граждан сумеют жить здоровенной жизнью в свои старые годы, можно будет избежать колоссальных трат на медицину и здравоохранение.

    Фарагер ишачит над грядущим, в каком важнее всего будет здоровье человека. Бессмертие человека — совершенно альтернативный вопросец.

    «Чем подольше будет длительность жизни, тем самым все больше нам будет нужно контроль рождаемости и тем самым все меньше у нас будет новеньких интеллектов. Для прогресса это же может выйти боком».

    И кто на деле намерено жить нетленно?

    «В моей жизни были счастливые моменты, да и мощные расстройства а также были. Никакие препараты и не вымоют из меня эти переживания», разговаривает Фарагер. «Я все больше и не слежу в будущее с беспредельным интересом не думаю, что это же кризис посредственного возраста. Недаром настолько не мало «имморталистов» — молодые люди. Им же надо быть осторожнее со собственными желаниями».