Семь смешных фактов об фолиант, как только звездолетчики вынянчат в открытый космос

    Каково это же — проводить часы на орбите Почвы, когда твой скафандр — единственное, что ограждает тебя от прохладного вакуума? Космонавт Дуглас Уилок обрисовал этот эксперимент для National Geographic, а уж мы поделимся его словами с вами. В эту пятницу космонавты Скотт Келли и Кьелл Линдгрен выйдут сквозь лючок Интернациональной галлактической станции, дабы поправить систему водянистым аммиаком, в крайний раз чиненный в дальнем 2012 году. Них галлактическая вылазка займет порядка шести с половиной часов.

    Семь смешных фактов об фолиант, как только звездолетчики вынянчат в открытый космос

    На минувшей недельке Келли — который вот-вот побил рекорд самого долгоживущего на орбите космонавта NASA — и Линдгрен провели наиболее семи часов за пределами станции, где сделали толпу немаловажных вещей: смазали маслом финал манипулятора, подготовив почву для новенького док-порта для коммерческих аппаратов Boeing и SpaceX и накрыли термическим стендом прибор для исследовательских работ черной материи. Все это же существовало проделано, пока что галлактическая станция крутилась вокруг Почвы на скорости порядка 8 км за секунду.

    Мы жаждили бы познать все больше об проведении самых многоэтажных прогулок во Вселенной. Космонавт Дуглас Уилок выполнил шесть выходов в открытый космос, в фолиант числе во время импровизированной экскурсионной поездке в 2007 году, дабы починить разорванную солнечную батарею.

    Вот несколько фактов об галлактических прогулках, кои умеют вас заинтриговать, со слов Уилока.

    1. Вы надеваете старомодную одежку

    Скафандры, кои Келли и Линдгрен наденут в пятницу, и не являются крайним писком моды. Им же приблизительно 35 лет, как только разговаривает Уилок, и огромное количество космонавтов в их потели. Общие предметы одежки тяжело очистить, так как них заполняют незапятнанным (и максимально топливиом) кислородом, когда они употребляются — даже пух от полотенца может загореться, ежели остался опосля очистки, что накладывает особенные ограничения на то, что команда в состоянии сделать для чистки скафандра. Вобщем, все носят свое исподнее и охлаждающую одежку, которая помогает. Малость.

    «Если бы вы сунули голову вовнутрь и вобрали аромат, возможно, попахивало бы раздевалкой», — разговаривает Уилок.

    1. Вас кидает то в пот, то в холод

    «В космосе у нас нет защитной атмосферы Земли», — разговаривает он, и температура может расти при прямых солнечных лучах поблизости отражающих поверхностей галлактической станции, а уж опосля ниспадать, когда Солнце уходит. Эти значительные перепады в 260 градусов по Цельсию часто случаются за семичасовую галлактическую прогулку. Стремительная 90-минутная орбита МКС вокруг Почвы значит, что станция лицезреет восход и закат Солнца каждые 45 минут.

    Никакие подводные прогулки посередине подготовки NASA и не подготовят вас к сиим перепадам температур.

    С жарой проще совладать, чем с холодом. Время от времени космонавты умеют определить тенек около галлактической станции. «Вы сможете перегреться. Ежели у вас нет охлаждающей одежки, вы закипите перед началом погибели в этом скафандре», — говорит Уилок.

    1. Это же и не вконец прогулка

    Опосля собственной внекорабельной активности (EVA — официальный термин NASA, обозначающий галлактическую прогулку) 28 октября, космонавт Скотт Келли пошутил, что это же и не галлактическая прогулка, а уж галлактическая работа. Уилок соглашается: «прогулка» — это же некорректное заглавие, быстрее это же галлактический балет на кончиках пальцев.

    «Вы продвигаете себя, вы останавливаете себя, вы хватаетесь за вещи кончиками пальцев, ординарно отталкиваясь и фиксируя себя кончиками этих самых пальцев», — разговаривает он. Логично, какие мускулы ноют опосля выхода в открытый космос: руки и предплечья. Бедра ординарно мешают, разговаривает Уилок.

    «Лучшее, что вы могли бы предпринять, дабы приготовиться к галлактическим вылазкам, это же посиживать с эспандером. У вас будут заглавные руки, как только у мореплавателя Попая».

    1. Приходится наблюдать за языком

    Во время галлактической прогулки микрофоны космонавтов активны — и все посередине руководства полетами в прямом телеэфире выслушивают каждое дыхание, каждое слово и каждое сказанное проклятие.

    Экстремальные температуры и галлактические условия, также работа с оборудованием в космосе время от времени бывают нестерпимыми — и космонавтам советуют прикусить языки и расслабиться, когда становится вконец невмочь.

    «К счастью, я и не думаю, что кто-либо крыл матом микрофон, — говорит Уилок. — Но помню, как только в 2010 году функционировал над насосным модулем и миллион лет пробовал отключить один слот; думаю, тогда-то я буркнул под нос что-то типа «будь ты проклят».

    Он задумывался, что произнес это же про себя, пока что и не побеседовал с родителями по смартфону. Отец произнес: «Я слышал твое проклятие».

    Семь смешных фактов об фолиант, как только звездолетчики вынянчат в открытый космос

    1. Дабы унять зуд, придется изъявить находчивость

    Когда в этом потном костюмчике начинает почесываться тело, Уилок разговаривает, что вы сможете выкрутиться навыворот, пытаясь почесать надобное пространство. Ежели чешется нос, существуют прибор, которое зажимает космонавту нос, дабы тамошний мог пробить свои уши (приблизительно эдак же вы делаете в авиалайнере: зажимаете нос и продуваетесь, дабы уравнять давление). Ежели чешется верх щеки, существуют микрофон и соломинка для питья. Однако ежели чешется лоб, придется практически набивать шишку.

    1. Все время возможно гораздо ужаснее

    «Мы привыкли твердить, что нет ничего в космосе, что нельзя существовало бы предпринять гораздо хуже», — говорит Уилок. Призадуматься на минуту заместо тамошнего, дабы наступать на грабли, либо предвосхищать грядущие движения возможно очень будет полезно для предотвращения происшествий — потому все время сильно много взаимосвязи, разговаривает он.

    Худшее, что лишь можно предположить, это же ежели фрагмент галлактического спама либо микрометеороида попадет и пробьет скафандр космонавта, спровоцировав утечку кислорода. Этот сценарий заходит в программку подготовки астронавтов, однако потенциальную опасность мудрено оценить — как когда шлем космонавта ЕКА Луки Пармитано заполнился водой во время выхода в открытый космос в 2013 году, ослепив его на время пути к шлюзовой видеокамере.

    «Каждый раз, когда вы открываете лючок и вынянчите в космос, вас подстерегает угрозу. Что угодно может пойти и не эдак, для вас ординарно нужно держать в голове тренировки и доверять собственной команде», — разговаривает Уилок.

    1. …и это же ладно

    Хотя бывают моменты, когда Уилок и не мог дождаться возвращения вовнутрь, все больше моментов, кои он жаждил продлить навечно. Следя за темно-зеленым и красноватым полярным дождиком на полюсах и вспышками молний под собой, выслушивая только шум вентилятора и звук дыхания, мудрено и не восхититься великолепием нашего мира.

    «Земля такова жива, дышащая, шарик жизни в этом большом пустом море, и она ординарно играется светом и жизнью, движением и цветом… это же невероятно», — разговаривает он.

    И здесь же прибавляет: «Правда, отвлекает, когда вы пытаетесь работать».