Смена рациона питания была в состоянии сделать головной мозг наибольшим

    Во огромном количестве комнат отделения приматологии Нью-Йоркского вуза, практически в каждом шкафу спрятаны кости. Джеймс Хайем пробует растолковать, что они умеют поведать нам об принципиальной части нашей эволюции. Посему у нас этакие заглавные и томные мозги? Почти все антропологи полагают, что жизнь в большенных соц группах стимулировала эволюцию немалого головного мозга. Эдак ли это же на деле?

    Хайем показывает черепа лемуров, слепки черепов наших вымерших родственников. Особенный энтузиазм для него воображают размеры них черепов. Исследовав эту черту у приматов, в фолиант числе обезьян, лемуров и граждан, он и его коллеги предположили позарез увлекательную идею об фолиант, посему наши мозги этакие заглавные.



    Причину тамошнего, посему у приматов мозги все больше, чем у остальных, частенько связывают с них соц поведением. Другими словами приматы, кои сбились в заглавные и сложноватые социальные группы, нуждались в большенных мозгах, дабы отлично реагировать на все про все социальные взаимоотношения, заведовать ими.

    Эта теория просуществовала уже все больше двадцати лет и именуется «гипотезой общественного мозга».

    Опосля масштабного анализа приматов, Хайем и его сотрудник Алекс Декасиен сделали вывод, что теория общественного головного мозга открывает и не всю историю. Объем головного мозга приматов, по них воззрению, наиболее определенно обоснован диетой приматов. О этом ученые поведали в изучении, которое существовало размещено в журнальчике Nature Ecology and Evolution.

    Дабы придти к этакому выводу, группа под управлением Декасиен собрала комплект заданных на базе 140 сортов приматов, включая этаких зверях, как только ай-ай и некоторое количество видов гиббонов. Это же дозволило им же исследовать связь меж размером головного мозга приматов и несколькими соц факторами, таковыми как только объем группы и соц структура.

    Исследователи рассказывают, что этакий объемной заданных для рассмотрения данной идеи употреблялся в первый раз. Когда существовала сформулирована догадка общественного головного мозга, она и не разглядывала приматов, этаких как только орангутанги, у каких относительно объемной головной мозг, хотя они частенько живут одиночками.



    Новейший анализ проявил, что конкретно диета, рацион питания — а уж и не объем социальной группы — существовала главным фактором, связанным с размером головного мозга.

    Издавна понятно, что приматы, питающиеся фруктами, обычно, имеют заглавные мозги, чем приматы, поедающие листья, разговаривает Хайем. Это же возможно поэтому, что фрукты существуют полезнее. У их наиболее высочайшая питательная приоритет и они еще легче усваиваются, чем листья.

    Вобщем, и участие объема социальной группы в эволюции большенных мозгов тоже и не стоит ли сбрасывать со счетов.

    Так как фруктов все меньше, чем листьев, питающиеся фруктами приматы частенько проходят большее расстояние. Это же приводит к тамошнему, что они сформировывают заглавные социальные группы в процессе длинноватых путешествий.

    «Если у сего фруктового дерева будет иная группа, конкретно объем группы измеряет, какая из их будет кормиться с сего дерева», разговаривает Хайем. То есть, чем все больше группа, тем самым проще ей же будет «выгнать наименьшую группу» в борьбе за еду.

    «Все эти вещи взаимосвязаны и развиваются параллельно, однако главная неполадка догадки общественного головного мозга в фолиант, что она прямо разговаривает, что одна сила выполняет наибольший вклад, чем другая», разговаривает Декасиен. «Наше изучение разговаривает в пользу альтернативный силы (диеты)».

    Декасиен и Хайем ждут, что них выводы будут критиковать.



    Робин Данбар из Оксфордского вуза в Англии, к примеру, оспорил выводы. Во-первых, он полагает, что немаловажным фактором выступает совсем и не общий объем головного мозга. Заместо сего объем отдельной части головного мозга — неокортекс — играет огромную участие в когнитивных способностях, пространственном мышлении и языке.

    «Существует значимое различие меж объемом неокортекса и объемом мозга», разговаривает Данбар. «Изначальный анализ общественного головного мозга проявил, что объем социальной группы и не в особенности ладно коррелирует (ежели вообщем коррелирует) с общим размером головного мозга, однако лишь с размером неокортекса. Что расскажут ученые благодаря чему поводу?».



    Во-вторых, Данбар помечает, что объем и рацион социальной группы и не неукоснительно обязан быть двумя другими объяснениями эволюции головного мозга.

    «И то и альтернативное будет верным», разговаривает он. Как только и Декасиен с Хайемом, Данбар полагает, что эти опции обязаны быть сопряжены на глубочайшем уровне. «Вы и не сможете развить объемной головной мозг, дабы возделывать все попорядку, соц либо альтернативное, ежели и не измените собственную диету, дабы обеспечить большее скопление питательных веществ и, соответственно, вырастить наиболее большой мозг», разговаривает он.

    Все же Данбар как и раньше утверждает, что главным фактором будет объем социальной группы, а уж и не диета.