Сможем ли мы возвращать мертвых к жизни?

    Представьте: вы просыпаетесь на работу, завтракаете с женой, потом прощаетесь. Это же ваш обыкновенный рабочий денек. Существуют в нем, но, кое-что удивительное: ваша любовь мертва уже не мало лет. Вы завтракали и не с женой, а уж быстрее с ее симуляцией. Да и что? Эта симуляция живет в виртуальной среде, доступ к которой можно получить с помощью прибора по типу Oculus Rift. Цифровое похоронное агентство завоевало и проанализировало кучу заданных об вашей супруге либо супруге, дабы сделать цифровое подобие. Его (либо ее) глас, походка, индивидуальности и манеры, переливы хохота — все в точности, почти безупречно, соответствует необычным. Проводить время с вашим цифровым перерожденным мужем предстало частью вашей ежедневной рутины.

    Гибель частенько разглядывают как только финал любых смыслов, завершение актуального эксперимента. Может быть, эдак будет и не все время. Даже ежели мертвые все больше и не сумеют вести взаимодействие с нами, мы могли бы вести взаимодействие с них имитацией. Конкретно гибель вдохновляет ученых ишачить над аналогичными проектами.

    Двести годов назад люди и не имели способности посмотреть даже на фотографию собственного драгоценного ушедшего друга, а уж несколько десятилетий обратно то же самое можно существовало сообщить об видеозаписях. Все же максимально вскоре моделирование дозволит производить четкие клоны тамошних, кто погиб, дабы мы могли продолжать вести взаимодействие с ними эдак, как будто они продолжают жить. Так как новейшие технологии соединяются воединыжды, дабы предпринять моделирование мертвых частью нашей жизни, эта вероятность перестает быть уделом серьезной научной фантастики.

    При помощи телефонов, прогресса в области вычислений и громоздких собраний онлайн-данных, можно получить довольно точную картинку поведения человека. Этакого рода комплект заданных станет основой для сотворения симуляций погибшего. У граждан существуют природная склонность приписывать объекту — и особенно персоны — людские черты, потому уверить человека в одушевленности фотомодели будет проще элементарного. Вспомяните Элизу, компьютерную программку из пары строк кода, сделанную в 1960-х годах, которая могла убеждать граждан в фолиант, что те самый дискутируют с психоаналитиком. С того времени роботы стали намного наиболее хитроумными и утонченными.

    Сразу стоит ли обмолвить, что симуляция ни разу и не будет этакий же зажиточной на эмоции, как только реальная. Да и шахматная програмка и не будет играться в имидже чемпиона мира. Вначале ведь перед Deep Blue от IBM и не ставили задачку яизвестия элегантную игру, дабы одолеть величайшего шахматного гроссмейстера — в дело были пущены сложноватые и прямолинейные методы.

    Ежели наша гипотетичная симуляция сумеет пройти тест Тьюринга, мы сможем «воссоздать» мертвого человека. И не думайте об приписывании ума либо сознания программному обеспечению. Ежели единственной его целью будет общение с живым человеком, метафизика субъективной идентичности и не будет иметь никакого значения. Будет ли душа у данной системы? Сознание? Это же непринципиально и отвлекает нас от попыток сделать фотомодель. И не неукоснительно принуждать мертвеца переживать жизнь — довольно предпринять эдак, дабы с ним можно существовало поделить свои переживания.

    Моделирование можно анализировать как только последующий этап в эволюции томной потери. Люди пишут одобрительные слова, возводят мемориалы, гробницы либо ординарно ставят фотографию на тумбочку — в различных культурах различные облики траура и оплакивания, кои все время будут трауром и оплакиванием. В случае с симуляцией живы и не будут навечно отрезаны от мертвых.

    А также этакое моделирование видоизменит наше отношение к жизни. Представьте, что вы и не успели проститься со всеми навечно (другими словами погибли). Гибель друга будет встречена с томной скорбью и глубочайшей грустью, однако симуляция дозволит сохранить частицу его рядом — или даже все больше. Вы в хоть какой момент сумеете похохотать с ней, вспомянуть смешные моменты из жизни либо же поведать то, чего же сообщить ни разу и не решались.

    В то же время мир, в каком вы вакантно взаимодействуете с идеализированными моделями остальных граждан, может загубно сказаться на взаимоотношениях настоящего мира. Для чего вести взаимодействие с вашим раздражительным дядей в настоящей жизни, когда вы сможете вести взаимодействие с идеализированной и еще наиболее смешной версией его в цифровом мире? Наконец, роботов можно отключить, а уж навязчивые черты — устранить. Для чего волноваться об живых, ежели мертвые обеспечат уют и особенность, приспособленную под наши капризы?

    Умеют проявиться новейшие и внезапные фотомодели поведения. Может быть, симуляции дозволят людям хранить обиды даже опосля погибели человека, продолжать оскорблять и инкриминировать робота, который присутствует на расстоянии вытянутой руки. В качестве кандидатуры, можно существовало бы убыстрить кончину иного человека с тем самым, дабы опосля его погибели сделать наиболее наглядную себе версию. ИСТИНА, в этаком случае это же будет уже и не человек, а уж симулякр.

    Ежели мы и не приступим к дискуссии способности сотворения симуляции уже ныне, они будут навязаны нам тогда-то, когда мы гораздо и не будем к ним уже готовы. Дорога будет кишеть моральными проблемами и вопросцами об состоянии человека. И скоро линия, которая делит живых и мертвых, станет расплывчатой.