Стоит проект Big Brain млрд?

    Когда имеет смысл выкидывать гигантские суммы денежек на решение единого вопросца? Нет, я и не про Олимпиаду в Сочи. Вопросец вызывает не мало споров в науке и политике. За исключением тамошнего, вопросец в особенности животрепещущ для научные исследования головного мозга, которое будет обходиться в десятки млрд баксов в год, выделяемых США и Европой. Мы об нем уже писали.

    Стоит проект Big Brain млрд?

    Принципиальной задачей обеих программ является технология инструментов, кои дозволят исследователям узреть с высочайшей четкостью и разрешением, чем занимаются 86 млрд нейронов в головном мозге. Современные технологии визуализации немногим предпочтительнее, чем ничего, однако они сырые — магнитно-резонансная томография, к примеру, определяет кислород, твердый параметр интеллектуальной деятельности. Ученые намерены все больше детализации. Они намерены созидать отдельные нейроны и слои над и под нейронами — вплоть перед началом генов, кои управляют клеточками головного мозга, и поведения человека, которое рождается в ходе всего сего. Один из участников конференции в Давосе, посвященной этому вопросцу (имя и не разглашается), настаивает на фолиант, что нужна нисходящая координация по проекту Big Brain. В текущее время в год получается подле 120 000 научных публикаций, однако они и не составляют одно целое.

    Риск этакого мероприятия «манхэттенского» размаха (речь об проекте «Манхэттен») в фолиант, что деньги будут потрачены впустую не принесут плодов. Критики помечают, что люди, задействованные в инициативах Big Brain в США и Европе, делят убеждение, что ежели ординарно ложить заданные в одну кучу, покажется еще более заданных. Бытует а также угрозу выбрасывания денежек на проекты, кои и не максимально ладно обмыслены ординарно поэтому, что харизматические ученые уверяют политиков позаботиться об стариках и разобраться в этаких заболеваниях, как только заболевание Альцгеймера.

    Ученые из Евро исследовательского совета и совсем стоят особнячком. Совет, который является общеевропейской организацией, раздающей гранты, раздает относительно маленькие суммы отдельным исследователям на базе них наград, дабы им же и не пришлось предстать винтиком в велосипедом деле. Совет нескромен в собственных амбициях, но намерено повысить уровень исследовательских работ в целом по Европе. Чего же ему же и не хватает в научном замысле, он восполняет революционным духом.

    Совет пробует взорвать иерархию Европейской академии наук — «интеллектуального снобизма», против коего выступал Фримен Дайсон. Иерархии, обычно, хоронят юность и интерес и вознаграждают статусом-кво. Европейский совет, как только рассказывают в Давосе, разрушает иерархию, бросая морковки малолетнем исследователям, что с течением времени может сконфигурировать академические ценности.

    Логично, что почти все люди посреди ученых Евро совета и не особо в экстазе от Big Brain.

    Разумные люди умеют и не согласиться, ежели речь зайдет об выяснении тамошнего, что предпочтительнее — объемная либо малеханькая наука. Вне зависимости от тамошнего, что будет с програмками по изучению головного мозга, вероятнее всего, в наиблежайшие десять лет они предстанут тотальным разочарованием, как только в случае с проектом по изучению генома человека. По воззрению почти всех, проект генома был успешен, однако частично провалился по причине тамошнего, что и не оправдал надежды налогоплательщиков, кои ждали предисловия в эру персонализированной медицины. Мы, конечно же, ратуем за эту эру и всегда ее обещаем, однако пока что нет.

    В общем, десять лет помножить на десять млрд — такая стоимость ожидания проекта Big Brain, который может не выстрелить.